Три автомобиля и десятки военных подъехали по улице Гарсии Морено (García Moreno) к дверям президентского дворца. Было 21:33 по местному времени. За семь минут до этого глава государства покинул полицейский госпиталь после проведения армейским спецназом операции по его освобождению, где Рафаэля Корреа насильственно удерживали более семи часов.

На площади у президентского дворца Каронделет (Carondelet) собрались сотни сторонников Корреа. Охрана главы государства с трудом пробилась через ряды собравшихся к воротам дворца. Их громкоговорителей, расположенных по периметру площади, звучала патриотическая песня «Родина».

На портике дворца был установлен гигантский экран, на котором собравшиеся на площади могли наблюдать ход операции по освобождению президента и бой между армейским спецназом и взбунтовавшимися полицейскими.

По прибытии во дворец первым, кто его приветствовал, был мэр Кито Аугусто Баррера (Augusto Barrera). Президента встречали на третьем этаже Каронделета. Один за другим к нему подходили министры, выражая свою преданность, солидарность и радость.

Затем Корреа появился на балконе президентского дворца в Кито и обратился к людям, находившимся на площади и встретившим его одобрительным криками.

«Это был самый горестный день для меня и для правительства. И всему виной извечное вероломство заговорщиков», сказал президент.

«Они варварски обошлись с президентом и взяли его в заложники. При освобождении погибли наши эквадорские братья».

Далее Корреа рассказал, что по освобождении из госпиталя, когда вокруг ещё шла перестрелка, ему сообщили о гибели двух полицейских, что вызвало у него слёзы негодования и гнева.

Президент попросил минуту тишины и воскликнул: «Как бессмысленно проливается эквадорская кровь, кровь наших братьев!».

В его напыщенной речи не нашлось места для самокритики. Он ничего не сказал о том, как его правительство использовало в политических целях принятие Закона о государственной службе, в соответствии с которым отменялись надбавки государственным служащим, в том числе военным и полицейским. Это решение вызвало гневные протесты среди полицейских и части военных.

Корреа также ни слова не сказал о том, насколько неразумным был его неожиданный утренний визит в полицейские казармы, тем более, что он ещё не совсем оправился от недавно перенесённой операции на правом колене.

Президент заверил своих сторонников, что «никаких переговоров мы вести не будем!». «Под давлением мы не пойдём ни на что, а в случае диалога можно обсудить всё».

Во время своего выступления Рафаэль Корреа обвинил окружение бывшего президента Лусио Гутьерреса во вчерашнем кризисе, назвав его «попыткой государственного переворота». Собравшиеся на площади у президентского дворца выкрикивали резкие лозунги в адрес Гутьерреса.

Президент сказал, что тем немногим полицейским чинам, выступившим зачинщиками бунта, прощения не будет. После 17:00 на площадь прибыли новые сторонники президента и правительства. Через три больших громкоговорителя рассказывалось о том, что произошло с президентом в госпитале.

Рассказ сопровождался музыкальным фоном, который используется в официальных пропагандистских акциях. Корреа поблагодарил международное сообщество за оказанную поддержку и сказал, что ничто не сможет остановить проводимые его правительством преобразования.

После 23:00 глава государства выступил по национальному телевидению. На нём была президентская лента – символ государственной власти. Корреа одел новый костюм и сменил фиолетовый галстук на зелёный, соответствующий цвету пропрезидентского политического движения Альянса Паис (Alianza País).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.