Решение правительства Венесуэлы и Центробанка этой страны о переводе международных резервов в банки России, Китая и, возможно, Бразилии разрушает финансово-экономическое соображение о снижении затрат при управлении и инвестировании международных резервов – оперативных и ликвидных -, находящихся в доверительном управлении, но не приносящих какого-либо дохода, в банках, которые считаются ведущими, включая Центробанки США, Англии, Франции, Германии и Японии. К ним также относится и находящийся в Базеле (Швейцария) Банк международных расчетов (BIS), престижный международный финансовый институт, в котором на сегодняшний день размещены более 50% оперативных резервов Венесуэлы.

Что касается золота как составной части международных резервов, то в случае Венесуэлы, это самая внушительная часть оперативных и неоперативных резервов находилась в Великобритании, поскольку именно там валютное золото проходит сертификацию. Для сертификации необходимо сообщить, каким образом и откуда получено это золото, как за него была произведена оплата, какая цена и дата валютирования устанавливаются при его регистрации. Следует отметить, что 70% международных запасов Венесуэлы составляет золото, так что это единственная страна в мире, чьи резервы зависят от колебания цены на золото. В огромных международных резервах Китая и России доля золота составляет весьма незначительную часть: 1,6% и 7,2%. Большую часть своих ликвидных резервов они держат в платежных средствах американского казначейства. И вот теперь дается распоряжение о переводе резервов в Россию и Китай, что ставит важный вопрос о суверенитете, поскольку финансовые и экономические схемы России и Китая еще недостаточно прозрачны.

Как китайский кредит, так и другие соглашения о покупке оружия содержат много недомолвок, касающихся технической, экономической и финансовой сторон. Кроме того, существуют серьезные вопросы относительно законности и конституционности этих документов. Возможно, многие из этих договоров придется обсудить в свете венесуэльских законов в случае изменений в системе государственной власти, как и должно происходить при демократическом строе, с целью определения их законности, конституционности и экономической целесообразности для Венесуэлы. Как Россия, так и Китай выступают в настоящее время в качестве главных кредиторов в этой системе отношений. Но, помимо своей роли «политических и идеологических кредиторов», они ошиблись, рассматривая Венесуэлу как демократическую страну. И это обстоятельство имеет принципиальное значение для страны и демократии с тем, чтобы правящие круги не подписывали соглашений без учета факторов конституционности, законности и экономической целесообразности. Например, китайский кредит по сути дела выглядит «нефтяной ипотекой», которую нужно будет оплачивать нефтью, а это подрывает позиции Венесуэлы на нефтяном рынке. Все это имеет отношение к непрозрачности и «закрытости» этих соглашений, поскольку их истинные условия не являются достоянием общественности, в особенности в том, что касается цен. В этой связи нельзя исключать в будущем судебных разбирательств и пересмотра финансовых схем, предусматривающих оплату.
Это можно считать нормальным, если соглашения не имеют под собой законной и конституционной основы. В таком случае обе страны могут столкнуться с последствиями, к которым это может привести.

Органы венесуэльской государственной власти установят ту степень политической и административной ответственности, которая может возникнуть. Таким образом противоестественно размещать международные резервы в России и Китае. Помимо того, что это плохой бизнес, он к тому же значительно ослабит суверенитет Венесуэлы.
Перемещение резервов в Китай и Россию, в то же время, создает отрицательный прецедент в международных экономических отношениях. Оно может способствовать коллективному шантажу по отношению к стране, которая захочет ознакомиться с содержанием экономических и финансовых договоров, а также соглашений о покупке оружия, учитывая то, что они были подписаны без согласования с органами государственной власти в установленные сроки.

Кредитный рейтинг Венесуэлы едва ли не ниже, чем у Греции. Вероятность дефолта составляет 52%. По сути дела, это рефинансирование долга в обстановке серьезного финансового кризиса, который готовит (допустим, не зная этого) нынешнее правительство. В лучшем случае этот кризис можно рассматривать как непреднамеренное последствие. Что в таком случае скажут держатели 50 миллиардов долларов в облигациях, когда увидят, что международные резервы поплыли в мутные воды таких кредиторов без комплексов, как Россия и Китай?

Есть множество вопросов, на которые правительство должно ответить. Высказываются даже предположения о том, что Правительство, зная, что может потерять резервы, было принуждено Россией и Китаем разместить их в банках данных стран из опасения, что новая власть потребует отчитаться за нефтяные контракты, китайский кредит и покупку оружия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.