Заявление президента Венесуэлы Уго Чавеса о том, что ему придется пересмотреть свои планы после того, как у него обнаружили новообразование, которое может оказаться злокачественным, ставит под вопрос социалистическую модель как в самой Венесуэле, так и в других латиноамериканских странах.

 

Многим из тех, кто считали, что Чавес в итоге выиграет выборы 7 октября благодаря произвольному использованию государственных средств для покупки голосов, практически абсолютному контролю над средствами массовой информации и запугиванию оппозиционно настроенных избирателей, также придется пересмотреть свои прогнозы. Чавес все еще может одержать победу на выборах, но уже не со столь высокой степенью уверенности. Заявление Чавеса о том, что курс лечения от рака заставит его сбавить темп своей деятельности, сделанное им после того, как он в течение нескольких месяцев утверждал, что победил болезнь и подвергал шельмованию утверждавших обратное, а также массовая поддержка, оказанная оппозиционному кандидату в президенты Энрике Каприлесу Радонскому (Henrique Capriles Radonski) на первичных выборах 12 февраля, являются двумя факторами, которые, несомненно, окажут значительное влияние на ход избирательной кампании.

 

Неожиданно Чавес оказался уязвимым. Венесуэльские политические обозреватели уже обсуждают не то, будет ли Чавес находиться у власти «и после 2019 года», как он сам заявил не далее, как 18 февраля, а останется ли он президентом до конца нынешнего года.

Существуют три сценария развития событий в Венесуэле в ближайшие месяцы:

 

Первый сценарий. Ничего не меняется. Чавес снижает темп своей деятельности, но при этом продолжает готовиться к октябрьским выборам президента.

 

Чавес может их выиграть, если, помимо практически неограниченного использования электронных СМИ и запугивания оппозиции, его правительство сумеет воспользоваться скачком цен на нефть в случае нанесения Израилем удара по ядерным объектам Ирана. Таким образом, венесуэльское правительство получит еще больше ресурсов, чтобы привлечь на свою сторону голоса избирателей.

 

Кроме того, в пользу Чавеса может сработать «эффект сострадания», то есть, многие венесуэльцы станут испытывать к нему сочувствие в связи с его заболеванием и окажут ему поддержку при голосовании. Хотя многие граждане страны отрицательно восприняли то, что сам президент и его министры говорили неправду, гневно опровергая слухи о болезни Чавеса, которые на поверку оказались правдивыми.

 

Второй сценарий. Чавес назначает преемника. Его здоровье ухудшается, и венесуэльский президент назначает своего заместителя, чтобы тот принял участие в октябрьских выборах. То же самое сделал Фидель Кастро на Кубе, объявив 31 июля 2006 года о том, что ложится на операцию и временно передает всю полноту власти своему брату Раулю.

 

Куба, чья экономика зависит от нефтедолларов Чавеса и которая в наибольшей степени заинтересована в поддержании статуса-кво в Венесуэле, будет первой, кто порекомендует Чавесу осуществить передачу власти, подобную той, что совершили братья Кастро. В результате подобного хода действующее правительство останется у власти, а Чавес по-прежнему будет «отцом революции», но при этом отойдет на второй план.

 

Но без постоянного появления Чавеса в средствах массовой информации его преемник может проиграть октябрьские выборы. А правительство Венесуэлы явно некомпетентное и коррумпированное, почти полностью зависящее от популярности Чавеса среди некоторых слоев населения. Правительство также сталкивается с предвыборными тенденциями, указывающими на постоянный рост голосов, подаваемых за представителей оппозиции. На выборах в законодательные органы власти 2010 года оппозиционные кандидаты набрали 52% голосов и неожиданно получили три миллиона голосов на первичных выборах, состоявшихся в этом месяце.

 

Третий сценарий. Военная интервенция, или так называемый «египетский сценарий». В ближайшие месяцы Чавес становится недееспособным или умирает, и венесуэльские военные захватывают власть под предлогом предотвращения волны насилия.

 

Обвинения в адрес военных

 

Если режим Чавеса рухнет, то больше всего пострадают от этого его генералы. Некоторых из них, в частности министра обороны Генри Ранхеля Сильву (Henry Rangel Silva) США обвиняют в причастности к наркоторговле, в то время как другие опасаются коррупционных расследований в случае, если оппозиция придет к власти.

 

Чтобы не лишиться власти, военные и прочие радикально настроенные силы могут попытаться прибегнуть к силовым действиям, чтобы не допустить проведения выборов, ссылаясь на угрозу гражданской войны», сказал мне политический советник и комментатор Альфредо Келлер (Alfredo Keller) из Каракаса. «Если Чавес умрет или будет дальше не в состоянии исполнять свои обязанности, то египетский сценарий вполне вероятен».

 

Я полагаю, что любой из трех вышеописанных сценариев может воплотиться в жизни, но для того, чтобы сохранить остатки демократии в Венесуэле, мировому сообществу уже сейчас следует предупредить венесуэльских военных, что оно не допустит повторения «египетского сценария» в Венесуэле.

 

Последнее, что нужно Латинской Америке после урезания демократических свобод в Венесуэле, Никарагуа, Боливии, Эквадоре и других странах, это возвращение военных диктатур. Два первых сценария – независимо от того, кто одержит победу на выборах – предпочтительнее последнего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.