Исторические записи свидетельствуют о том, что в XVII веке на нынешней территории Гондураса проживали около 400 тысяч местных жителей, разбросанных по различным селениям. Это положение дел создало серьезные трудности для испанских завоевателей, которым потребовалось почти два десятилетия, чтобы покорить народы Гондураса.

 

Цивилизации ацтеков и инков пали почти одновременно (за несколько месяцев), как только были уничтожены их главные вожди. Единственное восстание индейцев в Гондурасе, до настоящего времени малоизвестное, было восстанием народа Ленка (Lenca). Его возглавил легендарный индеец Лемпира (Lempira), бросивший вызов захватчикам. Он противостоял им, умело используя особенности рельефа и климата данной местности, но в итоге был побежден в 1573 году.

 

По мере того как эти народы попадали под иго колонизаторов, их прямиком отправляли на горнорудные прииски региона, в том числе и в Южную Америку. Таким образом, рабский труд использовался для обеспечения колониальной системы в XVII веке, пока в XVIII веке на континент не были доставлены первые африканцы.

 

Грабеж местного населения в Гондурасе был столь жестоким, что, когда испанская корона, пытаясь сохранить местную рабочую силу посредством создания индейских поселений, в 1542 году приняла Законы об Индейцах (las Leyes de Indias), в этой центральноамериканской стране уже не было более или менее многочисленных индейских общин. В соответствии с этими законами, в Гватемале было создано более 700 индейских деревень. В Гондурасе не отмечено сколько-нибудь значительного числа индейских поселений.

 

По всей видимости, это является одной из главных причин, по которым индейцы Гватемалы сохранили свой язык, традиционные одежду, верования, блюда, способы возделывания земли и т.д. При этом в Гондурасе, расположенном в буквально нескольких минутах езды от Гватемалы, тоже создали индейские деревни, но у их жителей нет ни своего языка, ни традиционной одежды, верований, блюд, обрядов и т.д.

 

500-летняя годовщина испанского вторжения (1992 г.) дала дополнительный толчок воссозданию индейских поселков в Гондурасе. В соответствии со 169-й Конвенцией Международной организации труда, государство признало их таковыми. В настоящее время, имеют официальный статус индейских народов: Ленка (Lenca), Майя Чорти (Maya Chortí), Печ (Pech), Толупанес (Tolupanes), Тавакас (Tawakas) и Науа (Nahua). 

 

Колониальными народами (результат смешения местного населения с африканцами и англичанами) считаются гарифуна (Garífuna), мискито (Miskito) и креолы (Creol). Этим своим признанием индейцев и негров власти Гондураса пытались соответствовать веяниям мультикультурализма, которые преобладали на мировой арене в последние десятилетия. Но даже эти попытки не являются искренними в Гондурасе.

 

Различные правительства, которые сменяли друг друга, предлагали самые разные формы юридического лица одному и тому же индейскому народу. Ярким примером этого является народ Ленка, которого пять зарегистрировали в качестве юридического лица с присвоением статуса индейского народа. Как может серьезное государство пять раз по-разному регистрировать одно и то же юридическое лицо? То же самое происходит и с другими индейскими и негритянскими народами.

 

Эта политика регистрации многочисленных параллельных организаций направлена на то, чтобы и дальше удерживать в зависимом положении индейцев и негров, использовать их в политических целях, в частности, для создания красивой этнографической витрины государства. Существуют такие организации, как Гражданский совет народных и индейских организаций Гондураса (el Consejo Cívico de Organizaciones Populares e Indígenas de Honduras (COPINNH) и Братская организация негров Гондураса (la Organización Fraterna de Negros de Honduras (OFRANEH), которые сопротивляются этим нечистоплотным уловкам. Но чередующиеся у власти правительства вменяют им в вину различные противоправные действия, подвергая преследованиям и гонениям.

 

Празднование Международного дня индейских народов, состоявшееся 9 августа в Копан Руинас (Copán Ruinas), в гротескной форме дает нам представление о политической манипуляции этими организациями (с явного согласия их руководителей) со стороны как нынешнего, так и других правящих режимов.  

 

Различные индейские и негритянские организации страны были приглашены в археологический заповедник Майя Чорти, расположенный в Копан Руинас, где проходила торжественная церемония. Были представлены почти все народы, но представляли их параллельные организации, при этом почти никто не знал, чему посвящено празднование. Было не более 500 человек, в массе своей местные индейцы чорти. Торжественное мероприятие происходило рядом со святилищем народа майя, но присутствовавшие не могли туда войти, поскольку оно предназначалось в первую очередь для обеспеченных людей, особенно иностранцев.

 

Приветственные слова, официальное выступление, церемония закрытия и даже само проведение Международного дня индейских народов были возложены на политических руководителей и функционеров Национальной Партии (Partido Nacional). Эти люди только и мечтают о том, как бы перебраться в США. Им наплевать на индейцев и негров своей страны.

 

Угнетенные, изможденные недоеданием и внутренними болезнями индейцы, у которых нет земли, но которые при этом верят в Божественный промысел, с ликованием встречали президента Республики Пепе Лобо (Pepe Lobo), прибывшего на единственном исправном вертолете американских благодетелей.

 

Представительница индейцев чорти, одетая в традиционный наряд, взяла за руки президента Республики и повела его к огромному возвышению, построенному накануне индейцами чорти (индейцам на нем не выделили места), чтобы он рассказал им о единстве и покорности практически несуществующей страны.

 

Танцы, обрядовые мероприятия, исполнение песен и т.д. – все, лишь бы угодить, умилостивить политиков, представлявших действующую власть. Они обещали и обещают земной рай, но в действительности превращают Гондурас в страну без республики, без государства, без нации и достоинства.

 

Вот так проходило празднование. На прощание президент сообщил, когда он проведет в президентском дворце деловые завтраки по отдельности с представителями каждой из присутствующих индейских и негритянских организаций. Отчаянные аплодисменты и грустные взгляды собравшихся слились в одно целое. На следующий день, правительство страны передало по всем своим официальным каналам новостей: «Торжественное чествование президента Республики во время празднования Международного дня индейских народов в Гондурасе…».

 

Колониальное наследие до сих пор дает о себе знать в Гондурасе. Если коренные народы, в данном случае индейцы и негры, продолжат воспринимать гнет и нищету как нечто самой собой разумеющееся и будут также восторженно встречать представителей традиционной правящей политической верхушки (на которой-то и лежит ответственность за все их несчастья), считая их своими единственными спасителями, то внутренние колониальные порядки удержатся еще надолго.

 

Определенную надежду на лучшее вселяют колоссальные усилия, предпринимаемые индейскими и негритянскими общинами, которые ставят под вопрос колониальное наследие и нынешнее угнетение со стороны как местных правителей, так и иностранных государств. Но эти усилия, направленные на активизацию освободительных процессов, сталкиваются с немалыми трудностями из-за организационной раздробленности и положения колониальной угнетенности огромного большинства индейцев и негров Гондураса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.