Российские истребители-бомбардировщики греют двигатели на взлетно-посадочной полосе, а затем мчатся вперед на бешеной скорости, чтобы с оглушительным ревом оторваться от земли. Они резко взмывают в облачное небо и исчезают в направлении позиций ИГ, чтобы сбросить бомбы весом в 500 и даже тысячу килограммов, предназначенные для того, чтобы проникнуть в подземные бункеры и арсеналы. За последние четыре месяца российской воздушной операции в Сирии было выполнено 5700 вылетов старых и новых истребителей, некоторые из которых до сих пор имеют на фюзеляже изображение красной звезды.

Для правительственной армии (Дамаска — прим. пер.), которая начала разваливаться на части, это настоящий глоток воздуха. Сирийский генерал Али Майхоб (Alì Mayhob) прочитал журналистам длинный отчет, согласно которому силы Башара Асада начали отвоевывать свои территории. Этого недостаточно, чтобы переломить ход кровопролитной гражданской войны, которая длится уже пять лет, однако многочисленные воздушные атаки русских могут послужить толчком для разрешения ситуации на переговорах между «повстанцами» и режимом Дамаска. На базе «Хмеймим», расположенной всего в 30 километрах от Средиземного моря, военная машина, ставящая хозяев черных флагов в весьма затруднительное положение, кажется, никогда не прекращает свою работу — ни днем, ни ночью.

«Наша цель — уничтожить инфраструктуру террористов. Прежде всего — ИГИЛ и фронта „ан-Нусра“ (подразделение „Аль-Каиды“)», — объясняет генерал Игорь Конашенков под рев двигателей истребителей, стоя возле взлетно-посадочной полосы. Представитель российского оборонного ведомства уверяет, что процессы распознавания целей и приказы пилотам ориентированы на то, чтобы максимально избежать жертв среди гражданского населения. Повстанцы, выступающие против Асада, неоднократно заявляли о многочисленных жертвах российских бомбардировок, однако эта информация чаще всего была неверной, а фотографии разрушенных госпиталей и убитых детей оказывались подделкой.

Служащие российских военно-воздушных сил неустанно загружают бомбы и реактивные снаряды под брюхо и крылья истребителей. Пилоты, которые не могут разговаривать с журналистами, позволяют снимать себя на камеру во время осмотра самолетов, который они проводят, прежде чем забраться в кабину. Темные щитки их шлемов опущены, чтобы не дать себя узнать и тем самым защититься от возможного давления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.