Террористическая атака суннитских мятежников в алавитской провинции на северо-западе Сирии, унесшая в понедельник жизни 148 человек, стала ударом в мягкое подбрюшье режима президента Сирии Башаса Асада. Атака, ответственность за которую, вероятно, несет террористическая организация «Исламское государство» (хотя еще одна исламистская группировка, «Ахрар аш-Шам», тоже опубликовала заявление о своей ответственности), ударил по области, в которой режим на протяжении всех пяти лет кровавой гражданской войны старался сохранить видимость нормальной жизни.

Жители окрестностей Тарсуса и Латакии были в относительной безопасности по сравнению с другими группами населения, поддерживающими Башара Асада. Режим и его союзники — Россия, Иран и «Хезболла» — постарался создать широкий пояс безопасности вокруг этих районов и отбросил от них группировки повстанцев. В последние месяцы главной угрозой для безопасности жителей этих районов были ракетные обстрелы, осуществляемые издалека. Но этот теракт сравнить с террористической атакой в самом центре Тель-Авива.

Если ДАИШ действительно стоит за хорошо скоординированным одновременным применением смертников, заминированных автомобилей и ракетных обстрелов, то, скорее всего, этот теракт следует считать контратакой для воздействия на общественное мнение. Теракт был совершен в то время, когда ДАИШ оказался под сильным давлением и вынужден отступать как в Сирии, так и в Ираке.

Большое число убитых, однако, не выглядит экстраординарным на фоне продолжающегося кровопролития в Сирии, но сам факт удара по алавитским районам может считаться оперативным успехом ИГИЛ. Вместе с тем, группировке есть чего бояться. В северо-восточной части Сирии под угрозой оказался город Ракка, объявленный столицей самопровозглашенного «исламского халифата». В центре Ирака начался штурм города Фаллуджа и, предположительно, скоро начнется большое наступление на Мосул.

Но главная опасность для ДАИШ в данный момент касается Ракки. Несколько дней назад северо-восток Сирии посетил американский генерал, командующий силами США на Ближнем Востоке. Это экстраординарный визит, поскольку правительство государства, в которое приезжал генерал, его не приглашало. Вероятно, его визит свидетельствует, что штурм Ракки очень важен для американцев.

Непосредственно боевые действия ведут курдские бойцы и арабские суннитские группировки. США поддерживают союз между этими двумя силами и поставляют им оружие. Подготовительные бомбардировки Ракки и массовое бегство жителей из этого города свидетельствуют о том, что начало штурма все ближе. По некоторым данным, в северной части Сирии находятся несколько сотен бойцов спецназа армии США, готовые помочь в наступлении на Ракку.

Израильские военные эксперты считают, что, возможно, усиливающееся давление на Ракку вынудит боевиков ДАИШ начать отступление из этого города в ближайшие дни. В начале 2016 года группировка потеряла Пальмиру в центральной части Сирии, но потеря Ракки станет для нее гораздо более сильным и болезненным ударом.

Положение ДАИШ в Ираке не намного лучше, с точки зрения руководства этой группировки. ДАИШ потерпел несколько поражений в центральной части страны, потеряв Рамади и город Эр-Рутба на главной дороге между Багдадом и Иорданией. Затем иракские правительственные войска и шиитское ополчение начали штурм Фаллуджи. Американцы, помогающие тайно, стараются сократить участие в боевых действиях шиитских проиранских формирований, чтобы битва за Фаллуджу не стала масштабным побоищем представителей разных общин.

Одновременно правительственные войска Ирака планируют наступление на Мосул, которое может начаться в ближайшие недели. Похоже, что спустя два года после неожиданного захвата Мосула боевиками ДАИШ в июне 2014 года и последовавшей борьбы против них, американская военная программа начинает приобретать очертания.

Американцы не стоят с секундомером в руках и не подгоняют своих местных союзников действовать в соответствии с американским графиком. Они предпочитают развивать успех там, где ДАИШ продемонстрировал слабость, а в тех районах, где группировка по-прежнему сильна, ожидают и проводят перегруппировку сил. В результате ДАИШ постепенно теряет территории как в Ираке, так и в Сирии, и уже далек от пика могущества, который был более года назад.

Израиль больше интересует происходящее в Сирии, чем ситуация в Ираке. Израильская позиция не изменяется в зависимости от личности министра обороны и остается следующей: минимальное вмешательство в сирийский конфликт, надежда на то, что режим Асада не преуспеет чрезмерно, и использование преимущества затяжного конфликта между сторонами и многочисленными второстепенными игроками гражданской войны.

С точки зрения Израиля таинственная ликвидация высокопоставленного лидера «Хезболлы» Мустафы Бадраддина, к которой не причастны израильские силы, подтверждает правильность нынешней стратегии. Израиль действует в соответствии со своими «красными линиями» и поддерживает спокойствие на ливанской границе. Недавно лидер «Хезболлы» Хасан Насралла из кожи вон лез, чтобы опровергнуть причастность Израиля к покушению на Бадраддина, что свидетельствует о его нежелании вступать в конфликт с Израилем в настоящее время. Силы группировки глубоко увязли в сирийской гражданской войне, и новая война против Израиля потребует полной и быстрой смены приоритетов, в результате чего грозит рухнуть последняя опора режима Башара Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.