У них просто нет другого выхода. Они придут, мы выслушаем их жалобы и посмотрим, что мы можем сделать, где и как мы можем взаимодействовать, как мы можем помочь, не испачкав свои руки. Все это займет какое-то время. Между тем, о том, что станет с Америкой в Мосуле, а с Россией — в Алеппо, мы не можем знать.

Спросили ли они нас, прежде чем пойти на эти кровавые авантюры? Нет. И когда они, в конце концов, придут и о чем-нибудь попросят, нужно будет дважды подумать прежде всего о своих национальных интересах…

Дела России осложняются

Москва, наконец, поняла, что от массовых убийств детей, не прекращающихся в Алеппо, увильнуть будет не так просто, как от грозненской трагедии… Столица Чечни находится внутри Российской Федерации, и мир не был расположен выражать свое отношение к тому, как в 1999-2000 годах российская армия ровняла этот город с землей. Официальные доклады, опубликованные в 2003 году, назвали Грозный, где была убита 21 тысяча мирных жителей (а на самом деле больше 50 тысяч), «городом, уничтоженным рукой человека». Это сделала российская армия. Цель была зачистить чеченских сепаратистов; тем временем был разрушен целый город, произошла одна из самых масштабных этнических чисток периода после Второй мировой войны.


Теперь Алеппо — новый Грозный, и российская армия, используя ту же стратегию, обезвреживает сопротивление в этом городе. Но Алеппо — не российский город, и счет, который будет предъявлен России за убитых там детей, увеличивается. Алеппо вовлек Путина в процесс «милошевичизации» (сербский диктатор, ответственный за гибель сотен тысяч боснийцев), и он никак не может повернуть назад. Временное прекращение бомбардировок и усилия, связанные с выходом гражданского населения из города по шести коридорам, объясняются именно этим осознанием. Завтра страсти улягутся, и останется счет за совершенные военные преступления.
 
Америка тоже выбрала сложный путь

Сразу отметим самую слабую сторону военной инициативы, называемой Мосульской операцией: в покере вы можете, блефуя, сорвать банк с пятью разнородными картами у вас на руках, но война — не покер. Вы не можете выиграть, соединив пять разнородных сил.

Иракская армия, состоящая в основном из шиитов; пешмерга; силы суннитских племен; шиитская милиция; мосульские местные силы…

Пять разных сил, которые не доверяют друг другу и недолюбливают друг друга, которые не только не способны воевать плечом к плечу, но могут даже взяться за оружие, если в один момент натолкнутся друг на друга. И США между ними!..

Девятая дивизия иракской армии состояла из шиитов, она никогда не считала Мосул «своей землей». В августе 2014 года пришло ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.), и вся дивизия бежала с этих территорий без оглядки. А что сейчас? Та же дивизия, та же военная идентичность. В первый же день она понесла тяжелые потери и отступила, из-за нее Мосульская операция остановилась на 24-м часе. Реакция пешмерга в отношении иракской армии; шиитская милиция в непосредственной близости от суннитских племен и мосульских местных сил; рефлекс установить еще более строгий контроль, чем ИГИЛ, — отдельные вопросы…

Это конец квазистратегии, которую глупцы из Пентагона годами разрабатывали, настраивая против себя Турцию!..

Приятель, когда ты сказал: «Мы сделаем эту работу с местными силами Ирака», — ты поинтересовался, с кем из возникающей перед тобой мозаикой сил, которые, по сути, на ножах друг с другом, ты собираешься начать Мосульскую операцию?..

Две армии, обреченные на провал

Мы говорим о неудаче двух армий, пытающихся в асимметричной войне достичь своих целей, но наносящих тяжелый урон не столько отрядам, с которыми они борются, сколько невинному гражданскому населению, находящемуся в радиусе их действий. Военный потенциал американской и российской армий, как и израильской армии, лежит ниц в жилых районах. Им было бы полезно обучать в своих военных академиях баррикадным сражениям, которые ВС Турции и силы полиции вели против Рабочей партии Курдистана на протяжении 2015 года, при этом важный пример — результаты, которые к настоящему моменту продемонстрировала операция «Щит Евфрата».

Свободная сирийская армия — тоже «местная сила»… Но когда рядом с внутренне целостной силой вы ставите поддержку армии с высокой огневой мощью, тогда все мы видим, как рушится «легенда ИГИЛ».

Если вы пытаетесь «сбрасывать со счетов» одну из сильнейших армий мира, которая на протяжении 1,3 тысячи километров граничит с зоной боевых действий, вас ждет безвыходность в Алеппо и Мосуле.

Вы убьете множество невинных людей, понесете/нанесете тяжелейшие потери, и в конечном счете придете лишь к «псевдопобеде», подобно той, какую в III веке до нашей эры греческий царь Пирр одержал над Римом, потеряв все…

Я не стану заканчивать статью такими излишне претенциозными для нашей эпохи словами, как «давайте войдем туда», «давайте решим эту проблему»…

Скажу так: пусть придут они, пусть поговорят, что мы можем сделать вместе, чтобы высушить это болото.

Вы можете воевать на Ближнем Востоке без Турции, но достичь мира без Турции — невозможно…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.