Глава военно-морских сил Швеции Йенс Нюквист (Jens Nykvist) не ответил нам, поднималась ли еще тревога по поводу нарушения границы подводными лодками после масштабной охоты в Стокгольмских шхерах в 2014 году.


Но выслеживание подводных лодок — по-прежнему приоритетная сфера шведской обороны.


«Да, совершенно верно. Мы прикладываем все усилия, чтобы развивать наши способности в этой области», — сказал контр-адмирал Нюквист газете «Свенска Дагбладет» во время интервью в открытом море.


Северо-восток острова Утё — На экране гидролокатора видны лишь однообразные тени, которые невозможно отличить одну от другой, во всяком случае, неопытному наблюдателю.


Но это шведская подводная лодка «Сёдерманланд» (HMS Södermanland), стоит, пожалуй, уточнить. Сейчас, во время международных учений по выслеживанию подводных лодок, проходящих в Стокгольмских шхерах при участии также американских, французских и финских войск, она играет роль иностранного нарушителя, которого нужно обнаружить в открытом море и решительно обезвредить.


Сотрудничество с финскими моряками проходит в рамках работы Шведско-финской военно-морской оперативной группы (Swedish-Finnish Naval Task Group, SFNTG).


Мика Хартемо (Mika Hartemo), командующий минным тральщиком финских ВМС «Вахтерпяя» (Vahterpää), отмечает большие успехи.


Мика Хартемо: Все идет очень хорошо. Это дает нам хорошую возможность потренироваться в шведских водах.


«Свенска Дагбладет»: Шведский министр обороны говорит о сотрудничестве вне условий мирного времени. Это реально?


— Это политический вопрос, и у меня нет полномочий его комментировать.


В центре управления боем на борту корвета «Висбю» (HMS Visby) 16 человек общаются в тесном пространстве, под завязку забитом мониторами с изображениями, служащими для выполнения разных заданий: битва на поверхности, радиоэлектронная разведка, поиск подводных лодок, управление.

© flickr.com, Christopher Olsson
Шведские корабли «Висбю» и «Хельсингборг», построенные с применением технологий «стелс»

Все взаимодействуют, чтобы получить настолько полную картину боевой ситуации, насколько возможно. В настоящий момент внимание приковано к происходящему под водой.


«Это словно смотреть под воду через трубочку для сока. Когда обнаруживаешь подлодку, нужно срочно ускориться и привести в действие оружие», — рассказывает начальник корабля Урбан Карлссон (Urban S Carlsson).


— Можно снова упустить подлодку из виду?


Урбан Карлссон: Это сложная задача — найти, а потом не упустить ее. Очень многое зависит от мастерства оператора. Конечно, подводная лодка может делать много странных вещей, так что это нелегко, особенно в шведских водах, при имеющихся у нас тут условиях. Подводная лодка может скрыться в температурных слоях и в соляных слоях. Надо очень много тренироваться, чтобы ее найти. Это одна из самых трудных задач, но у нас команда профессионалов.


Финский корвет, который участвует в учениях, нащупывает подводную лодку под водой. Информация поступает по радио. Для «Висбю» это значит, что наступает ситуация «аврала» — все готовятся к бою.


В октябре 2014 года ВМС едва успела провести похожие учения, как случилась настоящая тревога из-за подводной лодки.


Кораблям, которые входили в доки, пришлось повернуть назад и переключиться с учений в режим повышенной боевой готовности, что в ВМС случается нередко. Восьмидневные поиски подводной лодки привлекли огромное внимание как в самой Швеции, так и во всем мире.


После этого на подлодочном фронте было довольно тихо. В то же время ВМС меняли свои мощности в соответствии с политическими решениями о наращивании потенциала и благодаря дополнительному финансированию в этой сфере. Кроме того, теперь в эксплуатацию введены новые вертолеты NHI NH90, причем пять таких вертолетов оборудованы специально для выслеживания подводных лодок.


«С точки зрения воинских соединений очень заметно, насколько этот вопрос актуален. Нашу группу все время побуждают развивать возможности в сфере выслеживания подводных лодок», — говорит Хенрик Мандеус (Henrik Mandéus), заместитель командира на «Висбю».


— Как именно?


Хенрик Мандеус: Мы модифицируем два корвета более старой модели, которые раньше относились к классу «Гётеборг», а теперь — к классу «Йевле». Также мы добавим один корабль поменьше, модифицированный корабль с гидроакустическими буями. Нам поставят шесть штук таких кораблей.


Командир ВМС Йенс Нюквист следит за охотой на подводные лодки с борта «Висбю» и других кораблей.


Йенс Нюквист: Это функциональные учения, и они невероятно важны. Мы увеличиваем наш потенциал в сфере работы с подводными лодками. Мы в этом мастера. Так будет и дальше, особенно в Балтийском море.


— Были ли какие-то еще подозрения насчет подлодок-нарушителей после осени 2014 года?


— На это я не могу ответить.


— Но выслеживание подводных лодок — по-прежнему важная область действий ВМС?


— Да, это так. Когда мы говорим о ситуации на море, то в первую очередь думаешь о контроле на поверхности, но нельзя забывать и про ситуацию под водой. Нашу территориальную неприкосновенность нужно защищать во всех измерениях.


— Над поисками подводных лодок порой смеются, ведь военные ни разу не нашли никакой подводной лодки. Люди вообще понимают, насколько это трудно?


— Не думаю. Я также не думаю, что они понимают, о каком количестве кораблей идет речь. В Балтийском море постоянно в движении находятся примерно 2,5 тысяч кораблей.


— Что это значит для ВМС?


— Жизненно важно присутствовать там и уметь отслеживать, куда все эти корабли направляются, особенно когда речь идет о «морской гибридной войне» или о проблематике «серой зоны». ВМС должны уметь отслеживать весь этот морской трафик и находить то, что, возможно, выбивается из обычной картины и может нанести нам вред.


«Висбю» — один из семи корветов. В перспективе есть план обзавестись гораздо большим количеством. В исследовательской работе о перспективах и развитии, проведенной вооруженными силами Швеции, говорится о 24 кораблях для надводного боя.


— Для начала запланировано получить еще шесть-восемь корветов, и продолжить развивать такую систему, как у «Висбю». Корветы очень хороши в том, что касается их способностей быть незаметными. Некоторые полагают, что стоит покинуть шхеры, как тебя сразу подстрелят, а это не так.


— Почему не так?


— Мы сами решаем, хотим мы, чтобы нас было видно, или нет. Но расстояния небольшие, и нужно знать, кто друг, а кто враг. Нам нужна и противовоздушная оборона с ракетами. Изначально «Висбю» для этого и конструировался, но эта часть была опущена по финансовым причинам, это ошибка.


Список подобных ситуаций в шведских вооруженных силах длинный, ведь много лет финансирование постоянно урезали. Это коснулось и сферы выслеживания подводных лодок. Вертолет NHI NH90 — хорошее дополнение, но ему не хватает вооружений и зашифрованного канала связи с корветами на море.

© flickr.com, Stefan Sundkvist
Модернизация вертолета NHI NH90 перед передачей в вооруженные силы Швеции

Другие системы вооружений, которые в корне изменили бы ситуацию, недостижимы с нынешним уровнем средств, выделяемых на шведскую оборону. Американский флот участвует в учениях на противолодочном самолете-разведчике «Боинг P-8 Посейдон» — «летающем корвете», который может обнаруживать подводные лодки, сбрасывая в воду гидроакустические буи, а также с помощью сенсорных систем на самолете, которые очень подробно отслеживают, что происходит на поверхности моря.


«Конечно, летающие соединения с хорошей функциональностью расширяют наши возможности», — дипломатично говорит командир ВМС.


Экипаж «Висбю» состоит из 42 человек, которые работают в две смены. Большинство выполняют две роли. Первый кок Эллиот Карлссон (Elliot Karlsson) — еще и медбрат. Когда поступает приказ об атаке, все выходят работать одновременно.


Финский корвет ведет «Висбю» к цели. Глубинные заряды — 100 килограмм в одном контейнере — установлены на рельсы на корме.


Команда: по два за раз, на глубину 50 метров с интервалом в четыре секунды.


Есть и торпеды. Скорость возрастает до 30 узлов, чтобы избежать ударной волны, и курс проложен прямо над подводной лодкой.


Сейчас в Балтийском море идут учения по выслеживанию подводных лодок. На самом же деле применять оружие против подлодки-нарушителя было бы политически взрывоопасно. И шведским морякам с их ограниченными ресурсами пришлось бы справляться самим, без помощи других стран.


Примечание: «гибридную войну» еще называют «войной шестого поколения», и это такая война, где традиционные методы ведения боевых действий комбинируются с нерегулярными и гражданскими методами типа психологического давления, кибератак и информационной войны.


В поиске подводных лодок упражняются ежегодно


Каждый год Четвертая боевая флотилия проводит так называемые функциональные учения по выслеживанию подводных лодок.


Все внимание уделяется обнаружению и обезвреживанию подлодки-нарушителя, а не другим моментам боя.


В учениях участвуют в том числе шведская подлодка «Сёдерманланд» и соединения с базы ВМС в Карлскруне, а также десантный полк с морской базы в Берге.


В прошедших учениях этого года также участвовал американский противолодочный самолет-разведчик, французский фрегат и несколько финских кораблей в рамках шведско-финского военно-морского сотрудничества.


Цель боевой группы сейчас — достичь полной оперативной мощности к 2023 году.