Министру обороны США Джиму Мэттису (Jim Mattis) на заседании Сената США один сенатор задает вопрос: «Если сказать, что покупка Турцией систем противоракетной обороны С-400 у России выглядит как ненадлежащее действие, не встречавшееся с момента создания НАТО, это будет преувеличением?»


«Думаю, нет, — отвечает Мэттис. — На мой взгляд, это правильное утверждение, и это вызвало очень большую озабоченность».


Слова Мэттиса полностью совпадают с позицией, которую занимали предыдущие американские администрации в ответ на любые шаги Турции в направлении приобретения систем противовоздушной обороны не у США. Как при Буше (Bush) и Обаме (Obama), в период Трампа США также не хотят, чтобы Турция покупала ракеты не у них, а у другой какой-нибудь страны. И на самом деле это никак не связано с Россией.


Ранее Анкара вела переговоры по аналогичному вопросу с Китаем, достигла окончательного соглашения, и если бы сегодня мы покупали ракеты китайского производства, тот сенатор задал бы такой же вопрос, а Мэттис дал бы такой же ответ.


Для того чтобы лучше понять, почему администрации Вашингтона настойчиво критикуют политику Анкары по закупке вооружений, для начала коротко вспомним, что заставило Турцию обратиться к другим источникам.


Предпочтение Турции вызвано четырьмя основными причинами: цена, технологическое превосходство, быстрое производство и поставка без предварительных условий.


Американские компании, ранее участвовавшие в турецких тендерах, предлагали гораздо более высокую цену, чем их китайские и российские конкуренты. Очевиден тот факт, что С-400, которые постепенно разрабатывались в течение последних 20 лет, не уступают своим западным конкурентам и обладают как минимум такими же технологическими характеристиками. До Турции российские батареи С-400 покупали Китай, один из постоянных членов Совета Безопасности ООН, и Индия. С другой стороны, русские обещали, что поставка первой партии С-400 в Турцию состоится в следующем году. А американским фирмам для осуществления поставки необходимо преодолеть одно очень важное препятствие: это Палата представителей США. Согласно американскому законодательству, все продажи вооружений иностранным государствам на сумму выше 50 миллионов долларов должны быть одобрены Палатой представителей Конгресса. В прошлом Турция неоднократно обжигалась на этом. Планы по закупке ударных вертолетов и фрегатов, которые предполагалось приобрести у США в 1990-е годы, не осуществились из-за вопросов, связанных с Кипром, поставленных в Палате представителей условием поставки. Но нет худа без добра, и, слава богу, мы смогли претворить в жизнь проекты ударных вертолетов и кораблей отечественного производства.


Из-за препятствий, которые в настоящее время могли бы создать США, применяющие скрытое оружейное эмбарго в отношении Турции, мы потеряли бы еще по меньшей мере лет пять. В конечном счете русских не волнует, где мы разместим С-400. А США с неприязнью относятся к размещению Турцией систем противовоздушной обороны американского производства близ Греции и Армении.


Теперь рассмотрим вопрос о том, почему США против С-400. Как мы уже сказали выше, дело не в России или Китае. США хотят, чтобы оружие покупали у них, а не у других. Это обусловлено следующими причинами.


Во-первых, США не хотят, чтобы Турция послужила «плохим примером». От продажи оружия американская экономика получает огромный доход. В силу того что США не всегда смогут найти таких удачных клиентов, как Саудовская Аравия, они хотят сохранить своих традиционных покупателей по всему миру и доход, получаемый от продажи оборонной продукции. США полагают, что, если Турция, которая покупает у них оружие с 1867 года и с 1947 года импортирует вооружения практически только из западных стран, обратится к российскому рынку, это может не ограничиться С-400. По мнению Вашингтона, примеру Турции могут последовать и другие страны, которые покупают оружие у США. А это может навредить американской экономике.


Во-вторых, Вашингтон очень хорошо знает, что военная зависимость влечет за собой и политическую зависимость. Особенно если вы находитесь в турбулентном регионе и не можете сократить свои военные расходы в краткосрочной перспективе, тогда вы вынуждены удовлетворять и политические ожидания страны, у которой хотите приобрести оружие. Диверсификация Турцией каналов закупок продукции оборонной промышленности и, более того, усиление отечественной оборонной промышленности обладают особым значением с точки зрения становления страной, более защищенной и перед политическим давлением.


В-третьих, США до сих пор считают себя «лидером блока». Они полагают, что союзничество по НАТО, хотя оно утратило свой прежний смысл, означает, что никто из членов Альянса не должен предпринимать военных инициатив невзирая на его «лидера».


В-четвертых, США считают, что решение о том, где Турция может разместить системы противовоздушной обороны, должен принимать Вашингтон, и хотят препятствовать возникновению структуры, которая будет оставаться вне системы НАТО и, следовательно, которую они не смогут контролировать.


Учитывая прагматичную природу американской внешней политики, можно ожидать, что решительный настрой Турции приобрести С-400 не испугают США, и как минимум для того, чтобы похожие шаги не предпринимались в дальнейшем, из Вашингтона в любое время могут поступать комментарии наподобие слов Мэттиса.


Между тем также заметим, что Мэттис утаил один исторический факт. Этот шаг Турции — не «ненадлежащее действие, которое никогда не встречалось». Почему же, г-н Мэттис, вы умалчиваете об С-300, которые купила Греция?