В 2013 году Россия продала вооружение Аргентине, Бразилии и Чили на 928 миллионов долларов, но уже в 2017 году эта цифра внезапно приблизилась к нулю. В прошлом году Россия не достигла каких-либо значимых успехов в экспорте вооружения в крупные южноамериканские районы, в прошлом году уровень продаж российского оружия в южноамериканские страны был очень низким.

 

Пожалуй, многие люди даже не догадываются о том, что уже в конце XIX века начале XX, Аргентина, Бразилия и Чили имели развитое животноводство, горнодобывающую и текстильную промышленность и входили в число одних из самых развитых стран мира. В борьбе за гегемонию в южноамериканском регионе, Аргентина, Бразилия и Чили стали тратить миллионы из бюджета на гонку вооружений. Флот, который был построен в результате этой гонки, ничуть не уступал по масштабу флоту Китая и Японии до начала китайско-японской войны.

 

По причине того, что Аргентина, Бразилия и Чили, начиная с «Великой депрессии» и вплоть до конца Второй мировой войны находились в «ловушке среднего дохода», им пришлось уменьшить свои траты в военном секторе, но все же они по-прежнему играют важную роль на мировом рынке торговле оружием.

 

Несомненно, Аргентина, Бразилия и Чили перестали закупать вооружение в России из-за политической ситуации внутри этих стран. Во всех трёх странах поочередно на выборах побеждали лидеры правых политических партий. Естественно, в вопросе о покупке оружия они предпочли «традиционных» западных партнёров, а не «нового друга» Россию (так в тексте автора — прим. ред.).

 

Но более «глубокая» проблема заключается в самом оружии: в отличие от эффективного и недорого вооружения СССР, в настоящее время конкурентоспособность военных разработок России во многом основывается на тех или иных компонентах, предоставляемых западными партнёрами (в том числе бывшими странами Организации Варшавского договора). Например, тепловизор «Кэтрин», который используется на танке T-90S, производится во Франции.

 

В случае если Россия столкнётся с западными санкциями, то она не сможет производить данные компоненты, тогда России придётся либо снизить свою боевую эффективность, либо повысить тендерную цену и заменить недостающие компоненты отечественными товарами. Единственный способ сделать это — отказаться от конкурентных торгов, другого выбора у России просто не будет.

 

Ещё один факт, о котором стоит упомянуть: из-за неблагоприятных экономических условий в России, уровень инвестиций в новые технологии и разработку программного обеспечения очень низкий. Это также следствие того, что в настоящее время уровень экспорта российского вооружения и оборудования снизился по сравнению с предыдущими годами. Например, на конкурентных торгах Венесуэла заявила о своём желании приобрести новый тип десантно-высадочной техники, но, вопреки всем ожиданиям, огромная военно-промышленная отрасль России не смогла предоставить оборудование, отвечающее запросам Венесуэлы, а тем более Россия не смогла даже составить конкуренцию западным партнерам. Несмотря на то, что Венесуэла — традиционный союзник России, в итоге русские спокойно наблюдали за тем, как Китай и Венесуэла подписывают соглашение о закупке китайского VN-18.

 

На самом деле, большинство стран третьего мира в условиях экономии сокращают свои вооруженные силы, не говоря уже о закупке нового вооружения. Что касается богатых стран, то они также неизбежно будут сокращать вооруженные силы, но в то же время будут повышать профессиональные навыки своих военных. Поэтому изначально плохое техническое оснащение и невозможность достичь западных стандартов приводит к тому, что доля российского вооружения на мировом рынке сокращается.