После вступления прибалтийских стран в НАТО Калининград стал стратегически важным регионом. Будучи зажатым между Литвой и Польшей, он является одним из крупнейших российских портов, имеющих выход к Балтийскому морю. Из-за его местоположения размещенные здесь российские ракеты и корабли представляют опасность для американских и европейских сил на значительной территории. Российские подразделения, дислоцированные в Калининграде, имеют очень сильный потенциал упреждающего удара по польским и прибалтийским военным объектам, а также по любому из их партнеров в регионе по организации Североатлантического договора (НАТО). Самая серьезная из всех имеющихся в распоряжении России в Калининграде угроз — это баллистические ракеты «Искандер-М». НАТО, включая соседние прибалтийские государства и Польшу, в настоящее время имеет очень скромные возможности по противодействию этому российскому оружию.


Имея, по официальным данным, дальность до 400 километров, а, предположительно — свыше 500 километров, «Искандер» способен атаковать любой военно-морской объект на польском побережье, а также любые объекты на побережье стран Прибалтики. Хотя приобретение Польшей способных выполнять функции ПРО комплексов PAC-3 «Пэтриот» может смягчить эту проблему, неясно, входит ли противодействие «Искандерам» в число плановых задач этого средства противовоздушной обороны. Для Польши, безусловно, было бы разумным использовать их подобным образом, учитывая, что «Пэтриот» единственная в регионе система, которая имеет шанс перехватить «Искандер». Старые системы, такие как находящиеся на вооружении Польши различные варианты комплексов «Нева», эффективны только против медленно летящих крылатых ракет и самолетов. В то же время Россия постепенно заменяет свои базирующиеся в Калининграде более старые ракеты «Точка-У» все большим числом «Искандеров».


В случае нанесения превентивного удара эти «Искандер-М» вероятно, будут использоваться в сочетании с другими системами вооружений. Например, крылатые ракеты воздушного базирования могут запускаться самолетами с «материковой» части России. Пока нет конкретных цифр по российским запасам данного вида оружия, однако известно, что Россия обладает множеством систем, которые способны поразить любую цель в Польше. Наиболее распространенными среди них являются различные варианты Х-55 и Х-101. Они могут применяться тремя различными типами носителей: бомбардировщиками Ту-22М3, Ту-95МС и Ту-160.


Примечательно, что Ту-22М3 были замечены во время полетов в Балтийском регионе, и, следовательно, их можно считать вероятными кандидатами на проведение атаки крылатыми ракетами. Кроме того, поскольку эти ракеты имеют дальность более тысячи километров, для поражения целей НАТО в Польше и Прибалтике их даже не нужно запускать с самолетов, базирующихся в Калининграде.


В дополнение к баллистическим и крылатым ракетам воздушного базирования в Калининграде присутствует значительная группировка российского флота. Поскольку некоторые корабли в настоящее время переоборудуются или ремонтируются, неизвестно, какое их количество может оказаться в строю в случае конфликта. Основными кораблями, которые могли бы нанести упреждающий удар, являются два корвета проекта 21631 «Буян-М», имеющие две пусковые установки УКСК (Универсальный корабельный стрельбовый комплекс — прим. перев.) с четырьмя ячейками для ракет каждая, которые могут стрелять крылатой ракетой «Калибр», проверенной в бою в Сирии. В Калининграде также имеются две подводные лодки типа «Кило» (в тексте приведено принятое в НАТО обозначение, по российской классификации данные субмарины называются «Палтус» — прим. перев.), способные стрелять «Калибрами».


Остальная часть российского флота, дислоцированного в Калининграде, сосредоточена на борьбе с надводной, подводной и воздушной угрозой, с основным упором первое из этих направлений. Это обеспечивается одним эсминцем класса «Современный», двумя фрегатами класса «Неустрашимый», четырьмя фрегатами класса «Стерегущий» (согласно российской системе обозначаются как корветы — прим. автора), четырьмя корветами класса «Нанушка-III» (согласно российской системе обозначаются как малые ракетные корабли проекта «Овод» — прим. перев.) и семью корветами «Тарантул-II» и «Тарантул-III» (согласно российской системе обозначаются как ракетные катера проекта «Молния — прим. перев.). Все они имеют на вооружении противокорабельные ракеты в качестве основного вида вооружения, начиная от сверхзвуковой противокорабельной ракеты П-270 «Москит» (которая также обладает ограниченными возможностями для атаки наземных объектов) до новой дозвуковой противокорабельной ракеты Х-35. «Буян-М» также может нести в своих пусковых установках УКСК противокорабельные ракеты П-800 «Оникс», при необходимости дополнительно увеличивая возможности флота в противостоянии с надводными кораблями противника. В Калининграде также дислоцированы несколько других корветов, но они не имеют значительных противокорабельных и противовоздушных средств.


Приведенные выше данные свидетельствуют, что соединения российского Балтийского флота, дислоцированные в Калининграде, значительно сильнее, чем все военно-морские силы (ВМС) Польши. Что касается противокорабельных средств, то на вооружении польских ВМС имеется два фрегата класса «Оливер Хазард Перри» и три быстроходных корабля класса «Оркан». Первые вооружены американскими дозвуковыми противокорабельными ракетами RGM-84 «Гарпун», а «Орканы» — шведскими дозвуковыми RBS-15. Польские военно-морские силы также обладает одной подводной лодкой типа «Кило» (по российской классификации «Палтус» — прим. перев.), но она проходит глубокую модернизацию и вряд ли будет способна выйти в море в ближайшее время. Наконец, в арсенале ВМС Польше также имеется три подводные лодки класса «Кобен», но единственным вооружением этих старинных субмарин 1960-х годов являются торпеды. Вдобавок к этому нужно отметить, что военно-морские силы Литвы, Латвии и Эстонии не имеют значительных возможностей для борьбы с надводной угрозой.


Что касается противокорабельных средств наземного базирования, то здесь для НАТО картина ничуть не лучше. В то время как Польша приняла на вооружение новую военно-морскую ударную ракету, русские также усилили свой потенциал в Калининграде тремя противокорабельными системами наземного базирования. Среди них использующий ракеты П-800 «Оникс» комплекс К-300 «Бастион-П», П-35 «Редут», а также система «Бал»/«Бал-Е» с ракетами Х-35. Наибольшей среди них дальностью поражения — до 350 километров — обладает система «Бастион». Это означает, что «Бастион» охватывает большую часть польского побережья и свыше половины расстояния от Калининграда до Швеции. Российская военно-морская авиация также присутствует в Калининграде в значительном количестве, что способствует реализации на море концепции ограничения и воспрещения доступа и манёвра (anti-access and area denial — A2/AD). Это обеспечивается находящимися на вооружении противокорабельными ракетами воздушного базирования. В качестве носителей используются Су-24 и Су-30СМ, часть которых была недавно переброшена в регион.


Действие концепции A2/AD также распространяется на воздушное пространство, что обеспечивают С-300 и С-400 3-й Бригады воздушно-космической обороны Балтийского флота, базирующейся в Калининграде. Это соединение также имеет на вооружении комплексы «Тор-M1» и, предположительно, «Панцирь», предназначенные для воздушной обороны в более коротком диапазоне. Эти системы также охватывают значительный регион, в частности С-400 контролируют 250-километровое пространство вглубь Польши и Прибалтики вплоть до Варшавы и Вильнюса. Территория Эстонии также покрывается комплексами С-400, развернутыми в Санкт-Петербурге, а помимо этого еще и мощными радарами в Калининграде, способными «видеть» на расстояние до 6000 километров. Вывод из всего этого заключается в том, что Россия обладает в Балтийском море очень мощным военно-морским и военно-воздушным потенциалом в рамках концепции ограничения и воспрещения доступа и манёвра, что дает ей преимущество перед соседями.


Польские и балтийские военные не имеют реальной возможности противостоять любому из этих средств, применяемых в регионе Россией в рамках концепции A2/AD. В то время как Польша закупает тактические планирующие управляемые авиабомбы (Joint Standoff Weapon, JSOW),
высокоточные крылатые ракета класса «воздух — поверхность» двух типов (Joint Air-to-Surface Standoff Missile, JASSM, а также JASSM-ER), их количество слишком невелико (78 JSOW, около 40 JASSM и до 70 JASSM-ER, поставками все еще продолжаются). Хотя, это оружие могло бы противостоять относительно статичным целям, таким как «Искандеры» и пусковые установки наземных противокорабельных ракет, но даже в этом случае потребуется передовая разведка. Чтобы собрать такие сведения, Польша должна будет подставить под удар очень мощной российской зенитно-ракетной системы С-400 свои самолеты F-16, имеющиеся в весьма ограниченном количестве, что, вероятно, приведет к потерям. В то же время, Российский Военно-морской флот и Военно-морская авиация продолжают делать ставку на мощный удар и свои возможности в рамках концепции A2/AD за счет использования ракет морского и воздушного базирования. Поскольку Польша и страны Прибалтики не имеют собственных противокорабельных ракет воздушного базирования, они не имеют возможности угрожать российскому флоту аналогичным образом. Точно так же возможности ПВО этих стран по противодействию ВКС России и Российской военно-морской авиации ограничены в той же степени, что и возможности их собственных ВВС против российских противовоздушных сил. В конечном счете, расстановка сил на игровое поле в Балтийском море остается явно в пользу России.


Чарли Гао изучал политические и компьютерные науки в колледже Гриннелл и является частым комментатором вопросов обороны и национальной безопасности.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.