Продемонстрировав редкое для них единство, ведущие западные и российские государственные СМИ объявили соглашение по Сирии, которого ранее на этой неделе достигли президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, настоящим триумфом для России. Но так ли это на самом деле?

Многие эксперты в Москве дают этому соглашению гораздо более осторожную оценку, подчеркивая, что, хотя России удалось предотвратить конфронтацию с Турцией из-за Сирии, впереди ее ожидает множество вызовов и рисков.

«О победе можно говорить только тогда, когда все завершилось, а в данном случае самые серьезные проблемы еще впереди», — отметил Алексей Малашенко, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций».

«Риски существуют, и все те дивиденды, которые Россия получила [в соответствии с этим соглашением], не настолько значительны, чтобы перевесить их. Сейчас установился определенный баланс, но он довольно хрупкий», — сказал Кирилл Семенов, эксперт по Ближнему Востоку в Российском совете по международным делам.

Во вторник, Путин и Эрдоган обнародовали план по вытеснению боевиков курдских Отрядов народной самообороны с северо-востока Сирии, который состоит из 10 пунктов и будет воплощен в два этапа.

Во-первых, начиная с полуночи 23 октября у российской военной полиции и сирийских пограничников будет 150 часов на то, чтобы обеспечить уход всех боевиков Отрядов народной самообороны и отвод всего оружия на расстояние не менее 30 километров от сирийско-турецкой границы. После этого Россия и Турция должны начать совместное патрулирование зоны, простирающейся на 10 километров вглубь территории Сирии от сирийско-турецкой границы.

Как ясно дала понять Москва, она ожидает, что курды выполнят условия соглашения Путина и Эрдогана, и она не станет защищать их в том случае, если они этого не сделают. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сообщил репортерам в среду, 23 октября, что, если курдские формирования с вооружениями не отойдут до окончания оговоренных 150 часов, у России не будет иного выбора, кроме как отойти в сторону, и «оставшиеся курдские формирования попадут под каток турецкой армии».

С точки зрения России, курды сами поставили себя в нынешнюю трудную ситуацию, выбрав себе в союзники Вашингтон, а не Москву, как объяснил Евгений Бужинский, генерал-лейтенант российской армии в отставке.

«В начале 2015 года Россия предложила курдам сотрудничество, но они отвергли то предложение. Они решили, что американцы их защитят и в долгосрочной перспективе помогут им создать независимое государство. Теперь они пожинают плоды того решения», — объяснил он.

«Когда курды недавно обратились к России за помощью, им было вежливо сказано: „Вы выбрали себе союзника, и теперь вам стоит разговаривать с ним"», — добавил Бужинский.

Какова вероятность того, что курдские боевики прислушаются к предупреждениям Москвы и вовремя покинут 30-километровую зону? По словам Бужинского, у них нет иного выбора, учитывая военное превосходство Турции и тот факт, что они больше не могут рассчитывать на помощь США.

Но Семенов предупредил, что между Россией и курдами нет полного взаимопонимания, объяснив, что они вполне могут изменить решение касательно ухода из 30-километровой зоны и заставить Кремль столкнуться с перспективой того, что по его разрекламированному соглашению с Анкарой будет нанесен мощный удар.

«Возможно, на сегодняшний день курды согласились уйти, но, если, к примеру, американцы что-то им пообещают, они могут и остаться, — сказал Семенов. — До какой степени мы можем доверять друг другу в сложившихся обстоятельствах? В данной ситуации обе стороны постоянно меняют правила».

Между тем курды — далеко не единственные, за кем России, возможно, придется пристально следить. Хотя президент Сирии Башар аль-Асад публично выразил поддержку соглашения между Путиным и Эрдоганом, некоторые эксперты в Москве указывают на признаки того, что этот давний клиент Москвы недоволен.

«Поставьте себя на место Асада. Путин, ваш ближайший друг, и Эрдоган, ваш заклятый враг, решают судьбу вашей страны без вашего участия, — объяснил Малашенко. — Это довольно унизительно, и Асад хочет показать, что он остается президентом Сирии, и что он пока еще главный».

По словам Семенова, если говорить о соглашении Путина и Эрдогана, у Асада есть масса причин, чтобы чувствовать себя проигравшим. Возможно, Турция и приостановила свою операцию «Источник мира», однако она сохранит свое военное присутствие в Сирии в форме совместных патрулей с Россией — по словам Семенова, такой исход обернется для Асада репутационными проблемами.

Ситуация для сирийского лидера усугубляется еще и тем, что недавние шаги администрации Трампа по захвату контроля над нефтяными полями на востоке Сирии ослабляют его позицию на переговорах с курдами, как отмечает Семенов.

«Тот факт, что американцы не вывели полностью свои войска, — это еще один удар по планам Асада, потому что он надеялся, что Демократические силы Сирии станут полностью зависимыми от него, — объяснил он. — Поскольку американцы пересмотрели свои планы по выводу войск, курды становятся все менее разговорчивыми».

Малашенко предупреждает, что еще одной серьезной проблемой для Дамаска являются планы Турции по переселению миллиона сирийских беженцев в «безопасную зону» на северо-востоке Сирии.

«Проблема беженцев нерешаема. Вопрос даже не в том, где селить этих людей, а в том, что большинство из этих людей выступают против Асада», — объяснил он.

На фоне этих вызовов, с которыми столкнулся Асад, российские аналитики пристально следят за тем, что произойдет дальше в Идлибе — последнем оплоте повстанцев, который во многом опирается на поддержку Турции.

Накануне встречи Путина и Эрдогана Асад посетил свои войска на линии фронта в Идлибе, где он назвал турецкого президента «вором» и пообещал вернуть контроль над всей территорией Сирии.

По словам Семенова, эта поездка президента Сирии может быть сигналом, что он готовится к новому наступлению в Идлибе — независимо от того, одобрит Москва этот шаг или нет.

«Теперь, когда Асад не получил того, чего он хочет, он пытается развернуть свое оружие у Идлиба, чтобы показать, что он готов к новым операциям независимо от желаний Москвы, — объяснил Семенов. — Мы не можем исключить вероятность того, что он попытается втянуть Москву в новую операцию в Идлибе в качестве своеобразной компенсации за его потери на северо-востоке Сирии».

Но Бужинский считает, что Асад вряд ли действует в одиночку. Он сказал мне, что, учитывая важность Идлиба, Путин и Эрдоган практически наверняка обсуждали ситуацию в провинции во время своей встречи и достигли взаимопонимания — несмотря на то, что по этому поводу никаких официальных заявлений сделано не было.

Вероятно, в рамках своего соглашения Путин и Эрдоган договорились позволить Асаду захватить Идлиб, как сказал Бужинский.

Поскольку Москва укрепляет свое присутствие на северо-востоке Сирии, она должна быть готова к перспективе того, что ее войска могут — случайно или нет — попасть под огонь со стороны местных игроков, о чем упомянул Виктор Мураховский, главный редактор российского военного журнала «Арсенал Отечества».

«Есть бескомпромиссно настроенные курдские военные формирования, которые, как мы знаем, возглавляют борьбу против турков на их собственной территории и на территории Сирии, — объяснил он. — Есть также радикально настроенные исламисты, которые готовы воевать с Россией и с правительством Асада».

«Такой риск всегда будет существовать на этой территории, пока конфликт находится в острой стадии», — добавил Мураховский. По мере расширения ее роли Москва может обнаружить, что Сирия — это не пара пустяков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.