Согласно опубликованному недавно Фондом «Наследие» (Heritage Foundation) Индекса военной силы США 2021 (2021 Index of US. Military Strength), американские вооруженные не в полной мере способны обеспечить защиту жизненно важных национальных интересов Америки. 

Этот Индекс представляет собой авторитетный и полный анализ военной силы Соединенных Штатов и оперативного окружения в мире, имеющих отношение к жизненно важным национальным интересам Америки, а также тех угроз, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты в результате действий наших противников.

Военно-морские силы не отвечают в полной мере требованиям, поскольку им нужно 400 кораблей для выполнения существующих задач, а сегодня американский флот состоит из 300 стареющих кораблей, которые, не способны обеспечить защиту национальных интересов Америки, а необходимые ремонтные работы приводят к слишком большой нагрузке на верфи.

Корпус морской пехоты (Marine Corps) тоже получил «посредственный» (marginal) рейтинг в Индексе 2021, однако это, на самом деле, некоторое улучшение, поскольку в Индексе 2020 он имел оценку «слабый» (weak). Однако этот более высокий рейтинг был достигнут не благодаря системным улучшениям, а в результате того, что составители Индекса снизили критерии, чтобы учесть недавнее решение Корпуса морской пехоты о фокусировании своих усилий на Индо-Тихоокеанском регионе.

Сухопутные силы представляют собой смешанную картину, поскольку, в целом, их рейтинг оказался «посредственным», однако их возможности получили оценку «слабые», поскольку они способны сформировать лишь 35 из 50 бригадных тактических групп, необходимых для защиты американских интересов.

Возможности военно-воздушных сил получили посредственную оценку из-за нехватки пилотов для обеспечения в количественном и качественном отношении выполнения требований к боевым возможностям авиации, необходимым в условиях военного времени.

Здравый смысл говорит о том, что боевые пилоты должны, в среднем, совершать три или более вылета в неделю и иметь 200 часов налета в год, чтобы достичь такого уровня, который необходим для выживания в боевых условиях.

Даже существенное улучшение в области обслуживания, решение проблем с количеством пилотов и их опытом пока не позволяют таким показателям как количество вылетов в месяц и количество часов налета приблизиться к необходимому порогу.

С момента публикации первого Индекса военной силы США в 2015 году Фонд «Наследие» обнаружил несколько недостатков в области военной силы США, но лишь некоторые из них были исправлены за счет дополнительного финансирования, предоставленного действующей администрацией.

Индекс 2021 года свидетельствует о том, что американская военная сила не способна защитить интересы Америки и ее партнеров в конфликте, который будет происходить на нескольких фронтах по всему миру.

Генерал-лейтенант в отставке Томас Спор (Thomas Spoehr), директор Центра национальной обороны Фонда «Наследие» (Heritage's Center for National Defense) и подполковник запаса Дакота Вуд (Dakota Wood), старший научный сотрудник Фонда «Наследие», сделали следующее заявление по поводу содержащихся в Индексе 2021 выводов:

«В то время как наши противники за последние два десятилетия направили значительные инвестиции в развитие своих вооруженных сил, а также воспользовались преимуществом быстро развивающихся технологий, Америка была вынуждена сделать выбор между сокращением готовности к будущему кризису и инвестированием средств, необходимых для завершения модернизации наших вооруженных сил. Мы больше не можем делать выбор в пользу одного или другого варианта. Мы должны делать и то, и другое».

Китай продолжает модернизацию своих вооруженных сил, а также наращивает свои возможности в космосе, киберпространстве и в области искусственного интеллекта. Китайские кораблестроители за последнее десятилетие построили более 100 военных кораблей, и по этому показателю Китай значительно опережает Америку. Усилия Пекина, направленные на модернизацию своих Военно-морских сил, включают в себя широкий набор по созданию платформ, а также программу по приобретению вооружений, включая противокорабельные баллистические ракеты, противокорабельные крылатые ракеты, подводные лодки, надводные корабли, самолеты и беспилотные аппараты.

Россия нарушила границы соседних с ней государств, а также увеличивает свой ядерный арсенал и подводный флот. Она продолжает считать приоритетными задачи, связанные с восстановлением вооруженных сил и финансированием своих военных операций за границей.

Россия, помимо шпионажа, кибератак и информационной войны, использует также свои энергетические возможности в Европе для выявления уязвимостей, а также пытается вбить клин между странами-членами НАТО.

Россия урегулировала спорные вопросы с Китаем, и теперь эти две страны с активно развивающимся военно-морским флотом проводят совместные военные учения в Балтийском море.

Международное сообщество уже давно начало попытки (в итоге они оказались безрезультатными) сделать более умеренным поведение Северной Кореи, рассчитывая добиться проведения там политических и экономических реформ и предлагая Пхеньяну за это определенные уступки. С учетом имеющихся и постоянно увеличивающихся возможностей в области баллистических ракет, Северная Корея, несомненно, представляет собой опасность для Соединенных Штатов, а также повышает общую угрозу войны в Азии.

Иран представляет собой самый значительный вызов для безопасности Соединенных Штатов, их союзников и их интересов на Большом Ближнем Востоке.

Откровенная враждебность Тегерана в отношении Соединенных Штатов и Израиля, а также его спонсорская поддержка таких террористических группировок как «Хезболла», представляют собой самую большую угрозу для американских граждан внутри страны и за ее пределами.

Иран продолжает оставаться главной угрозой для Саудовской Аравии и для других членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Gulf Cooperation Council), включая Бахрейн, Оман, Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Он также грозит перекрыть Ормузский пролив, важную артерию, через которую большая часть добываемой в этом регионе нефти направляется в Азию и Европу.

Тегеран может похвастаться арсеналом производимых в Иране баллистических ракет, созданных на основе российских и китайских разработок, и они представляют собой значительную угрозу для нефтяных танкеров, а также для боевых кораблей.              

Судя по всему, администрация Байдена будет делать акцент на социальные программы, а не на военные расходы, и поэтому большую озабоченность может вызвать замедление программ по увеличению количества подводных лодок (или полный отказ от таких планов), а это является необходимым условием для противодействия существующим угрозам, а также для реализации главных стратегий в области национальной безопасности.

Недавно были одобрены расходы в объеме около 9 миллиардов долларов на строительство первых двух субмарин нового класса «Колумбия» (Columbia), оснащенных баллистическими ракетами. В соответствии существующими планами, предусматривается, что 12 новых подводных ракетоносцев заменят 16 подводных лодок класса «Огайо», некоторые из которых уже значительно превысили сроки своей эксплуатации.

Субмарины класса «Колумбия», которые составят 70% потенциала ответного ядерного удара Соединенных Штатов, будут также намного более незаметными, чем подлодки класса «Огайо» и будут превосходить их по своему электронному оборудованию. Однако в Конгрессе уже звучат предложения о сокращении количества этих субмарин нового класса до шести единиц. Любое сокращение будет ошибкой с потенциально катастрофическими последствиями.

Что касается быстроходных ударных подводных лодок, то в настоящее время на вооружении Военно-морских сил США находятся 40 боеготовых субмарин класса «Лос-Анджелес» и более нового класса «Вирджиния», а это намного меньше, чем необходимо. Уже доказано, что Соединенные Штаты должны иметь, по крайней мере, 60 таких подводных кораблей, а, по имеющимся оценкам, при проведении основных операций нужно будет иметь не менее 100 таких субмарин.

Подводные лодки класса «Лос-Анджелес» постепенно выводятся из состава Военно-морских сил, некоторые из них уже значительно превысили сроки своей эксплуатации, а их место занимают субмарины класса «Вирджиния», темпы строительства которых составляют две единицы в год. В случае сокращения этих планов до одной подлодки в год, будет «высвобождено» около 3 миллиардов долларов, однако это было бы серьезной ошибкой.

В настоящее время американские авианосцы вынуждены находиться на расстоянии 2000 километров (1200 миль) от континентального Китая, что обусловлено комбинацией из двух причин — малым радиусом действия авиакрыла авианосцев и китайскими противокорабельными ракетами большого радиуса действия, и поэтому ударные подводные лодки являются единственным практичным способом создания угрозы для целей, расположенных на континентальной части Китая. Однако в настоящее время лишь две или три субмарины могут быть использованы для этих целей.

Другие субмарины нужны для отслеживания российских подводных лодок с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту, для выполнения миссий в регионе Ближнего Востока, а также для эскортирования ударных авианосных группировок.

«Мы надеемся, что этот дневник успеваемости Вооруженных сил США поможет влиятельным политикам быть лучше информированными, а также поможет гражданам страны сделать так, чтобы избранные ими представители осознавали свою ответственность за предоставление в соответствующем объеме средств, необходимых для защиты нашего государства», — подчеркнул президент Фонда «Наследие» Кей Джеймс (Kay C. James).

«Все мы можем сыграть определенную роль в том, чтобы основополагающие обещания мира, процветания и свободы оставались выполненными обещаниями как для нынешнего поколения, так и для будущих поколений американцев», — добавил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.