Вот уже несколько лет в дискуссиях о военных операциях часто появляется выражение «система ограничения и воспрещения доступа и маневра» (A2/AD). Именно это явление, в сущности, задает направление процессов, связанных с модернизацией и подготовкой вооруженных сил разных стран к действиям на поле боя будущего. Верен ли такой подход? Как выясняется, не вполне.

Появление A2/AD стало импульсом к внедрению в армиях множества новинок как в сфере тактики ведения боевых действий и обучения военных, так и в методах обеспечения логистической поддержки. Кажется, что они готовы проводить продуманные комплексные операции, но так ли это на самом деле? Создание и дальнейшая эксплуатация систем, способных нейтрализовать все то, чем располагает противник, обходится очень дорого. Кроме того, не везде их использование может дать удовлетворительный результат, порой они могут оказаться совершенно неэффективными.

В связи с этим в Соединенных Штатах появилась альтернативная концепция, согласно которой, следует отказаться от непосредственной нейтрализации систем A2/AD и сосредоточить внимание на нестандартных видах маневров в так называемой запретной зоне. Такой подход должен позволить армии США и их союзникам по НАТО создать в будущем действенную и требующую менее масштабных затрат модель обороны.

Воспрещение доступа, или новая стратегия России и Китая

Российская Федерация в последние 12 лет приложила огромные усилия к тому, чтобы нарастить свои возможности в области воспрещения доступа и маневра. То, что уже создано, в «упрощенном виде» опробовали в ходе военных операций на Украине и в Сирии. Другие системы сейчас только внедряются или разрабатываются и испытываются.

Средства такого рода позволят как России, так и Китаю воспрепятствовать проникновению противника на охваченную конфликтом (спорную) территорию и создать там условия для эффективного ведения собственных действий. Действующая концепция предполагает, что помешать использованию такой стратегии может лишь массированная атака (атаки) в ограниченный отрезок времени и на ограниченной территории, в рамках которой жестко прописаны задачи и очередность их выполнения. Она потребует специальной подготовки и приложения огромных усилий, а, прежде всего, наличия возможности провести маневр (маневры) объединенных сил, оснащенных соответствующими вооружениями и системами поддержки.

Сначала нужно нейтрализовать разнообразные системы воспрещения доступа противника, а потом в рамках скоординированной атаки пойти на прорыв его обороны. Для таких действий понадобится, однако, обладать необходимым потенциалом на конкретном оперативном направлении, а это связано с большими расходами, на которые будут готовы пойти не все члены НАТО или других военных союзов. Более того, все вооружения, способные разрушить систему A2/AD очень дороги.

В связи с этим напрашивается вопрос, так ли необходима ее нейтрализация, нельзя ли просто обойти ее? Что в таком случае придется изменить в тактике и оснащении?

Новые старые концепции

Согласно появившимся уже несколько лет назад прогнозам, вооруженные силы РФ могли бы добраться до стран Балтии в течение 30-60 часов. Чтобы остановить натиск россиян, понадобится разместить в этом районе как минимум шесть бригад сухопутных войск (из них четыре — бронетанковые), которым будут оказывать необходимую поддержку артиллерийские и ракетные системы, а в первую очередь — авиация. Такие силы (в теории, и как показывают компьютерные модели) наверняка смогли бы на какое-то время сдержать наступательную операцию, выиграв время, но не остановили бы ее. В свою очередь, российские системы воспрещения доступа способны полностью заблокировать действия союзников или создать серьезные помехи в сфере оказания поддержки с воздуха воюющим войскам, снабжения и переброски подкрепления.

В такой ситуации союзническим силам пришлось бы постоянно иметь контингент достаточной численности на территории стран Балтии, а также располагать значительными силами, способными прорвать многоуровневую блокаду россиян, а это связано с огромными расходами.

Москва, в свою очередь, ответит на возможные попытки размещения дополнительных сухопутных и воздушных подразделений вдоль ее границ очередной эскалацией, особенно если в непосредственной близости от ее территории появятся новейшие вооружения членов НАТО. Россия может счесть такие действия наступательными, поэтому рождаются вполне закономерные опасения, что она решит нанести упреждающий удар или обратиться к ассиметричным недружественным шагам.

Ослабить танковые силы противника

Одна из альтернативных концепций подразумевает уничтожение или серьезное ослабление бронетанковых и механизированных сил россиян посредством проведения скоординированной высокоманевренной операции без участия (или с минимальным участием) авиации. Использоваться в ней будут не «классические» противотанковые орудия или противотанковые ракетные комплексы, а наземные роботы нового поколения (как американские RCV-L) и искусственный интеллект. Их можно заблаговременно разместить на ключевых пунктах командования в еще большей степени, чем сейчас, использующими участки предполагаемого поля боя, не провоцируя при этом жестких шагов со стороны Москвы. Что важно, на сегодняшнем этапе они были бы для нее чем-то совершенно неизвестным: она не могла бы предсказать, как они будут действовать.

Новые боевые системы: когда и какие

Проблема в том, что, согласно реализуемым сейчас программам, такие роботы появятся в американских вооруженных силах примерно в 2028 году. Разработчики, правда, успели продвинуться уже довольно далеко и проводят испытания, но на все требуется время. Кроме того, пока не сформулированы окончательные требования к такому механизму, поскольку никто, на самом деле, не может сейчас предсказать, удастся ли успешно найти баланс между тем, чего хочет армия, и тем, что можно реально сделать на основе существующих технологий.

По мнению военных, такой «противотанковый» робот должен быть способен обходить основные боевые танки и другие боевые машины противника на любой местности, быстро в режиме реального времени собирать информацию из разных источников о передвижении вражеских войск и даже самостоятельно ее анализировать, разрабатывая оптимальную тактику действий. И, что важно, он должен быть оснащен системами, позволяющими эффективно вести бой.

Отмечу, что идея сделать ставку не на тяжелые наземные платформы с солидной броней, а на более легкие мобильные решения появилась уже давно. Сейчас их предлагается сделать беспилотными и автономными. В будущем они могут быть оснащены высокоэнергетическим оружием нового поколения.

Тактика использования таких устройств проста и давно известна. Высокая скорость действий и принятия решений должна позволить таким роботам проводить атаки на бронетанковые группы с разных направлений и разными способами. Да, это не шутка: робот будет атаковать танки и уничтожать их при помощи оружия, которым он будет располагать. Искусственный интеллект, в свою очередь, позволит ему выработать совершенно новые формы нападения, которые позволят застать противника врасплох.

Осознание существующих угроз и нестандартный ответ на них

Раз Соединенные Штаты рассматривают возможность замены обычных бригад подразделениями специализированных роботов, значит, они осознают существование исходящей от России угрозы. Разумеется, Москва может дать адекватный ответ и на такую стратегию, но реакция с ее стороны последовала бы и на любую другую попытку НАТО укрепить оборонительный потенциал. При этом стоимость размещения и обслуживания на месте роботов обойдется американцам и их союзникам гораздо дешевле, чем размещение обычных подразделений.

Человеческий фактор очень важен. Речь идет не только о возможных потерях в ходе боевых действий, но также о сложной системе ротации и обучения солдат. Работы могут оставаться в зоне своей ответственности неограниченное время и постоянно наращивать возможности, изучая тактику противника и местность, где развернутся потенциальные бои. В свете вышесказанного Командованию армии будущего (Army Futures Command) следует в рамках различных испытаний заняться тестированием противотанкового подразделения наземных роботов нового поколения.

Итоги

Концентрация исключительно на системах ограничения и воспрещения доступа и маневра, а также размещение сил для нейтрализации их на соответствующих направлениях, это не единственный возможный и эффективный метод противодействия агрессивной политике противоположной стороны. Его продуктивность зависит от целого ряда факторов, а расходы, связанные с проведением подобных операций, очень высоки. Кроме того, такая стратегия оперативного использования войск может не сработать в других регионах потенциальных конфликтов, например, в Азии, где угрозы исходят от Китая.

Так что вооруженным силам разных государств следует не только наращивать потенциал в сфере противодействия A2/AD, но и искать новые, в том числе нестандартные решения. Кроме того, нам необходимо получить больше информации, например, о том, какие цели ставят перед собой Москва и Пекин, а также какими способами они собираются их достичь.

Более широкое применение роботов может дать нам ассиметричные преимущества при ограниченной возможности действия даже в том случае, если мы потерпим поражение на первом этапе боев с их привлечением. Они позволят выиграть время и более эффективно разместить войска на важнейших направлениях противостояния.

Испытания роботов нового поколения продемонстрируют остающиеся сейчас неизвестными плюсы и минусы их использования в войне будущего. Временной фактор и затраты имеют здесь ключевое значение. С тех пор, как появилось военное искусство, все знают, что желаемые результаты приносят только новые и нестандартные действия, а не жесткое следование «проверенным» и «официально одобренным» схемам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.