Согласно выводам доклада исследовательского центра РЭНД, у Франции мощная армия с самой современной боевой техникой. В ее составе есть новейшие самолеты, хорошо обученные подразделения спецназа и ядерное оружие.

Однако французские вооруженные силы ненадежны, поскольку не обладают людскими резервами и запасами боеприпасов для ведения длительных боевых действий с Россией.

«Франция в настоящее время обладает одной из самых боеспособных армий в Западной Европе благодаря своей решимости поддерживать максимально обширный боевой потенциал и обеспечивать возможности для успешных действий в любом конфликте без помощи союзников, включая войну высокой интенсивности», — говорится в докладе РЭНД.

Франция всегда была белой вороной в Североатлантическом альянсе. Будучи одним из государств-учредителей НАТО, созданной в 1949 году, она в 1966 году вывела свои войска из-под командования альянса, вернувшись туда только в 2009 году. Помня о своей истории великой державы — ведь армии Людовика XIV и Наполеона когда-то занимали главенствующее положение в Европе — Франция с 1945 года настойчиво проводит независимую внешнюю политику, время от времени вызывая раздражение у американского руководства.

Но в условиях возможного конфликта с Москвой из-за Восточной Европы и прибалтийских государств, когда США сегодня призывают Европу тратить больше средств на собственную оборону, НАТО нуждается в любой помощи, какую только может получить.

И такую помощь вполне может оказать Франция. Имея 300 000 военнослужащих на действительной военной службе и седьмую экономику в мире, Франция обладает впечатляющими возможностями для державы средней величины. Ее танки «Леклерк», истребители «Рафаль» и 155-мм самоходные гаубицы «Сезар» по своим характеристикам не уступают самой современной американской и российской технике. У Франции есть атомный авианосец и четыре атомных подводных лодки с баллистическими ракетами в ядерном оснащении, а также спутники-шпионы и средства ведения кибервойны.

Но проблема Франции не в разнообразии возможностей, а в ограниченном количестве оружия и боеприпасов, а также средств поддержки, таких как техника РЭБ, ПВО и военно-транспортная авиация.

«У Франции ограниченные возможности по ведению длительного неядерного конфликта с задействованием высокотехнологичных средств ведения войны, — говорится в докладе американского центра. — Французская армия может выполнить все поставленные задачи сразу, но у нее отсутствует глубина, а это значит, что в ходе таких напряженных боевых действий она быстро истощит свои людские и материальные ресурсы».

Как это ни парадоксально, у Франции и Америки одинаковые проблемы, пусть они и ссорятся между собой. Французские вооруженные силы, как и американские, вступили в эпоху после 11 сентября подготовленными к ведению масштабных боевых действий с участием механизированных частей, что было неотъемлемой чертой холодной войны. Подобно Америке, Франции пришлось перестраиваться, чтобы вести противоповстанческую войну. Она уже много лет ведет борьбу с исламскими боевиками в своих бывших колониях в Африке, в том числе, в Мали, Мавритании, Чаде, Нигере и Буркина Фасо. С началом операции «Бархан» в 2014 году до 5 000 французских военнослужащих были направлены в Африку, а небольшие по численности контингенты французских войск воюют с «Исламским государством»* (запрещенная в России террористическая организация) в Ираке и Сирии.

Но в июне 2021 года президент Эммануэль Макрон объявил о завершении операции «Бархан», хотя Франция сохранит свое военное присутствие в странах Сахеля. Теперь ей придется готовиться как к конфликтам с крупными державами, так и к малым войнам.

В результате получается, что французская армия предназначена для ведения войн в «среднем сегменте». Согласно определению, это такая армия, которая «способна выжить на поле боя в обычной войне, но не может вести экспедиционные войны, то есть, вести боевые действия в достаточно сложных условиях таких стран как Мали в отсутствие прочного тылового обеспечения».

«Франция старается сохранить возможности для проведения операций по всему спектру, включая обычную войну в Европе, — сказала мне исследователь РЭНД и соавтор доклада Стефани Пезард (Stephanie Pezard). — Однако в последние годы основное внимание уделяется не этому, и в результате она недавно сделала новый разворот в сторону конфликта высокой интенсивности и средств, необходимых для ведения войн такого типа».

Американские руководители, такие как Дональд Трамп, уже давно обвиняют Европу в недостаточном расходовании средств на свою оборону, из-за чего по счетам вынуждены платить американские налогоплательщики. Однако Франция считает, что она защищает Европу, причем не только в самой Европе. «Французы считают, что проводя активные военные операции за рубежом, в странах Сахеля, а также в Ираке и Сирии, они вносят свой вклад и несут свою долю нагрузки. Это вклад в натуральной форме, который укрепляет безопасность НАТО и Европы, пусть даже эти действия осуществляются не по указанию НАТО и ЕС», — отмечается в докладе.

Тем не менее, НАТО с самого начала своего существования сосредоточена на российской угрозе. А французская армия может внести неоценимый вклад в случае начала конфликта между альянсом и Россией. «Франция может поддержать войну в Восточной Европе под руководством США. У нее есть возможности и средства, необходимые для борьбы с мощным и равным по силам противником, и она частично отвечает требованиям, чтобы участвовать в войне высокой интенсивности», — говорится в докладе.

Но без американской поддержки Франция не сможет долго воевать с Россией. «Франция способна проводить военные операции по всему спектру конфликта, но у нее нет возможностей для длительного ведения боевых действий против сильного и умелого противника, каким является Россия, — пишут авторы доклада. — С точки зрения США, это означает, что Франция сможет участвовать в крупномасштабной неядерной войне в Восточной Европе лишь ограниченное время. Расширение американо-французского сотрудничества пошло бы на пользу совершенствованию некоторых возможностей, скажем в сфере РЭБ и ПВО. В этом случае у Франции появились бы новые возможности для длительного участия в конфликтах такого рода».

В связи с этим возникает еще более глубокий вопрос: насколько Франция готова и хочет воевать с Россией? Это зависит от многого, говорит Пезард. «Если Франция будет уверена, что безопасность в Европе требует расширения ее присутствия, то тогда эта задача станет для нее более приоритетной по сравнению с зарубежными операциями — если только такие зарубежные операции не направлены на обеспечение безопасности ее заморских территорий. Пока Франция не убедится, что ситуация в Европе требует большего участия с ее стороны, она будет и дальше выполнять задачи по обеспечению безопасности следующего круга, каким является Средиземноморье и Сахель».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.