Промежуточные выборы в США не принесли неожиданностей. Их результаты соответствуют исторической норме. Партия президента сильно потеснена в Палате представителей, но сохранила за собой большинство в Сенате. Борьба велась почти исключительно по внутренним проблемам – экономическим, социальным, политическим. Даже Афганистан оказался за скобками. Если кого и поминали, то Китай – за политику занижения курса юаня.

Тем не менее, результаты выборов могути косвенно, но существенно повлиять на американо-российские отношения, причем повлиять негативно. Речь идет о перспективах ратификации Договора СНВ-3, вступления в силу соглашения о сотрудничестве ядерной энергетике (т.н. соглашения 123) и завершения процесса вступления России во Всемирную торговую организацию. Помимо этого, переход председательства в комитете Палаты представителей по международным делам может привести к более активному обсуждению на Капитолийском холме вопросов, вызывающих аллергию в Москве – от поддержки Грузии до положения с правами человека в России.

После исчерпывающих слушаний в связи с Договором СНВ у непредвзятых наблюдателей не должно остаться сомнений в том, что новое соглашение в равной мере учитывает интересы безопасности США и РФ. Противодействие ратификации договора имеет единственный смысл – лишить Барака Обаму серьезного внешнеполитического достижения. Это по сути перенос внутриполитическорй борьбы на область международных отношений. В годы холодной войны такое было немыслимо. Сейчас настали другие времена. В результате может пострадать не только список успехов Обамы, но и международная репутация США, и даже их интересы безопасности.

Соглашение 123 было заключено в 2008 году республиканской администрацией и дважды (Джорджем Бушем-младшим в 2008-м и Бараком Обамой в мае 2010-го) вносилось в Конгресс. Для того, чтобы соглашение вступило в силу, требуется, чтобы в течение 90 дней работы Конгресса в его адрес не поступило возражений. Правда, если сессия Конгресса заканчивается до истечения 90-дневного срока, процедуру внесения приходится начинать вновь. Сейчас как раз существует вероятность такого исхода. После того, как в январе 2011 года начнет работу Конгресс нового созыва, и Белый дом вновь внесет соглашение, у нового состава законодателей могут появиться претензии – не столько к соглашению, заключенному республиканцам, сколько к России.

Процесс вступления России в ВТО в принципе не должен вызывать возражений ни у демократов, ни у республиканцев. Двусторонние вопросы между США и РФ решены. Есть, конечно, проблема согласия Грузии, которая поставила условие создания грузинских таможенных постов на абхазском и юго-осетинском участках российской границы, но есть и практика «консенсус минус один», на которую рассчитывает Москва. Не исключено, однако, что в какой-то момент в Конгрессе вновь может подняться проблема импорта американской курятины. В итоге российское стояние на пороге ВТО может продолжиться. 

Что делать? Сейчас закладывается модель новых отношений администрации Барака Обамы и Конгресса, в котором демократы уже не контролируют обе палаты. Президент, похоже, намерен пойти по пути Билла Клинтона, который после аналогичного – хотя и не столь разгромного – поражения 1994 года пошел на сотрудничество с политическими соперниками. Проблема, однако, в том, что нынешние лидеры республиканцев не настроены на компромисс. Их цель очевидна: сделать Обаму «президентом одного срока». Если примирение невозможно, придется идти вперед. 

В сложившихся условиях у Барака Обамы есть серьезный аргумент: необходимость отстаивать национальные интересы страны, не давать им страдать от борьбы партий внутри США. Поэтому, не пасуя перед очевидным политиканством, Белый дом мог бы использовать свой политический капитал, чтобы добиться ратификации СНВ-3 еще до конца этого года, а также вступления в силу соглашения 123. Это стало бы завершением этапа «перезагрузки» в американо-российских отношениях и создало бы возможность для продвижения к новым проектам как в области безопасности, так и в энергетике, экономике и других областях.

В активе нынешней администрации – не только СНВ и «123», но и существенная поддержка Москвы по Афганистану и Ирану, которая была бы невозможна без нового характера отношений между США и РФ. Все это – совершенно конкретные вопросы, свидетельствующие о результативности «перезагрузки». Стесняться таких достижений нет необходимости.

Россияне – как и другие иностранцы - уже успели привыкнуть к тому, что двухпартийная внешняя политика США осталась в прошлом. Сейчас им остается надеяться, что здравый смысл все-таки восторжествует в таких очевидных вопросах, как ратификация СНВ. Правда, в Москве решили продемонстрировать Конгрессу: не следует считать, что новый договор больше нужен России. Комитет по международным делам Госдумы озаботился формулировкакми резолюции сенатского комитета и решил их изучить. На это тут же обратили внимание в Вашингтоне.

Возможно, что такая тактика на этот раз сработает. В перспективе же, имея дела с Соединенными Штатами, и особенно требуя заключения «юридически обязывающих» договоров, нужно помнить про внутрипартийную борьбу в США, серьезно влиять на которую иностранцы не в состоянии. Впрочем, представители других государств могут – и должны – активно работать на Капитолийском холме, разъясняя позиции своих правительств и цивилизованно и совершенно легально лоббируя принятие соответствующего законодательства. Этому стоит учиться – в рамках провозглашенной модернизации внешней политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.