Понимаю, что уже несколько раз писал о кризисе еврозоны, и надеюсь, что моя сосредоточенность на этом вопросе и возвращение к теме не будут перепутаны с ленью. Я неоднократно писал о евро и его вероятном распаде, потому что в сегодняшнем мире это самая важная история. Все остальное – иранское ядерное оружие, «арабская весна», президентские выборы 2012 года в США и России – бледнеет по сравнению с драмой, разворачивающейся сегодня в Брюсселе, Берлине, Париже и других европейских столицах. Страшно даже подумать о тех политических и экономических волнениях, которые будут сопровождать конец евро: учитывая их серьезность и мелодраматичность, они похожи на сюжетные линии, понадерганные из второсортных политических триллеров. Кроме того, коллапс евро окажется катастрофическим не только сам по себе, но и будет иметь ряд катастрофических последствий второго и третьего порядка, которые негативно повлияют практически на каждую страну на планете (включая, конечно, и Россию, чьи объемы торговли с ЕС огромны).

Еще по теме: Покончить с еврозоной

Наиболее тревожно то, что даже сейчас, в этот поздний час (даже после таких драматичных событий, как падение доходности краткосрочных германских облигаций до негативной), отсталые руководители Европейского Центробанка, похоже, абсолютно не осознают, насколько серьезна ситуация. Упрямство и невежество этих банкиров, в первую очередь, но не исключительно, немцев, практически невозможно преувеличить. В среду газета Financial Times опубликовала статью Отмара Иссинга (Otmar Issing), бывшего члена руководства ЕЦБ и идеального представителя его согласованного мышления, утверждавшего, что настоящая опасность, стоящая перед Европой, состоит не в полнейшем крахе ее общей валюты, а в моральных рисках: т.е. самой большой опасностью сейчас является тот факт, что если Европейский Центробанк возьмет Грецию и Италию на поруки и предоставит гарантии по их суверенным долгам, эти страны с большей вероятностью продолжат составлять дефицитные бюджеты и накапливать долги. Технически верно, что взятие Греции и Италии на поруки Европейским Центробанком (или даже простое согласие ЕЦБ действовать, как настоящий Центробанк) может ухудшить моральные риски. Но беспокойство о моральных рисках во время эпохального долгового кризиса примерно равноценно беспокойству о возможном затоплении, когда ваш дом охвачен огнем. Да, в идеальном мире пожарные используют минимально необходимый объем воды, чтобы потушить пламя, но пока пламя бесконтрольно бушует, кажется несколько абсурдным тратить время на волнения о том, сколько денег придется потратить на ремонт затопленного подвала. Или, говоря вкратце, если не предпринять существенных шагов, проблема моральных рисков еврозоны перестанет быть проблемой, потому что никакой еврозоны не будет.



Показательно, что Иссинг также потратил немало времени в разговорах не о том, как наилучшим образом избежать краха евро (без каких-либо рассуждений он, похоже, просто предположил, что этому «не позволят» случиться), а о том, что ЕЦБ необходимо продемонстрировать «надежность». «Надежность» на языке евробюрократов примерно переводится как «поддержание чрезвычайно низкого уровня инфляции», и поразительно то, что это вообще упоминается в статье Иссинга, не говоря уже о том, что это является важной и повторяющейся темой.

Читайте еще: Еврозона? Евро и зоны!

Если бы центральные банки судили исключительно по их способности контролировать инфляцию, ЕЦБ можно было бы назвать чудотворцем – с 1999 года он держал инфляцию практически в точности в соответствии со своей плановой цифрой в 2%, что необычайно низко практически по всем историческим стандартам (в конце 1980-х и начале 1990-х инфляция в странах, составляющих сегодня еврозону, неизменно составляла более 4% безо всяких видимых катастрофических последствий, в то время как в США, даже после того, как Рейган «победил» инфляцию, ее размер часто превышал 5%). Но если судить центральный банк по его достижениям по любому другому параметру, особенно по общему росту ВВП или уровню безработицы, то последние несколько лет ЕЦБ выступал ужасно: рост был слабеньким и составлял около 2%, а теперь вновь вернулся на территорию отрицательных значений, в то время как уровень безработицы безжалостно рос с момента своего пика в 2008-09 годах, и сегодня уверенно составляет более 10%. И этот всеевропейский уровень безработицы прячет в себе значительные и тревожащие отклонения. Как сообщает Райан Авент из журнала Economist, уровень безработицы для людей моложе 25 составляет сегодня 29% в Италии, 45% в Греции и шокирующие 49% в Испании. Подобные цифры обычно ассоциируются с предреволюционными ситуациями, и лишь благодаря низкому уровню рождаемости в этих странах и, соответственно, меньшей численности молодежи, им пока удавалось избегать волнений в стиле «арабской весны».

Разумеется, в конечном итоге, центральные банки существуют, чтобы служить на благо общественности – предотвращать финансовые паники, выравнивать экономические циклы и, при необходимости, служить «кредиторами в последней инстанции» в случае кризиса. Как известно, Федеральная резервная система США имеет «двойной мандат» на управление инфляцией и уровнем безработицы. Но у ЕЦБ лишь один мандат, на управление инфляцией, и он занимался его исполнением со всем упорством и настойчивостью хорошего германского чиновника. Но инфляцию  нужно контролировать не из-за ее мифической и зловредной силы, а потому, что, если ей позволить выйти из-под контроля, инфляция обладает серьезным искажающим действием на экономическую деятельность и распределение капитала. Но чтобы инфляция возымела такой эффект, она должна быть значительно выше, чем в сегодняшней еврозоне, возможно на уровне 8-10%. По большому счету, разница между инфляцией в 3% и инфляцией в 2% довольна бессмысленна, однако именно на эту разницу ЕЦБ готов поставить все будущее общеевропейской валюты.



Читайте еще: Будущее еврозоны


В условиях полномасштабной паники, распространившейся сегодня по финансовым рынкам (когда крупная экономика вроде Германии может брать деньги взаймы по отрицательным процентным ставкам, что случилось впервые в истории, послание всему миру тут примерно такое: «Мы все умрем!»), ЕЦБ по-прежнему торжественно обсуждает необходимость долгосрочной интеграции бюджетных политик разных стран. Как заметил недавно новый глава ЕЦБ Марио Драги (Mario Draghi): «Другие шаги могут последовать, но последовательность важна, и в первую очередь важно прийти к правильному и разделяемому всеми бюджетному договору». Общеевропейский «бюджетный договор» не плох сам по себе, но в текущих обстоятельствах это равноценно тому, как если бы человеку с сердечным приступом рекомендовали сложный и долгосрочный режим диеты и физических упражнений.

В будущем более жесткая интеграция бюджетной политики, несомненно, понадобится, если Европа захочет избежать повторения своего текущего кризиса, но рынки требуют немедленных действий с целью сокращения процентов по займам, а не теоретических выкладок для предотвращения будущих дефицитов. Разработка плана, который принесет результаты самое ранее через 5-10 лет, не сделает абсолютно ничего, чтобы сократить опасно высокие краткосрочные процентные ставки Италии. Чтобы спасти евро, итальянскому правительству нужна возможность заимствовать деньги гораздо дешевле, чем сейчас, чтобы избежать дефолта. Но, без преувеличений, ни один из обсуждавшихся или предпринимавшихся на сегодняшний день планов не повлиял сколько-нибудь серьезно на эту проблему, и среди всех саммитов на высшем уровне и возвышенных пресс-релизов ЕС Италия продолжает платить более 7% за право заимствовать деньги на 10 лет. Если только (и пока) не произойдет крупномасштабной и последовательной интервенции ЕЦБ, которая сейчас, похоже, даже не обсуждается, евро продолжит тихо и спокойно двигаться на кладбище истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.