«Угроза российской агрессии действительно существует, но насколько она может реализоваться, это уже другой вопрос», — заявили в интервью газете «Новы час» (5.05) министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс и член Комитета национальной безопасности и обороны Арвидас Анушаускас, рассуждающие о месте Белоруссии во внешней политике ЕС. «Война на Украине, постоянные провокации в воздушном пространстве стран Балтии — все эти действия России беспокоят ее соседей. Но решится ли президент Путин на открытую агрессию против страны-члена НАТО? Безумие, конечно, не имеет границ, но самым большим безумием было бы сейчас испытывать силу НАТО. Мы должны добиваться того, чтобы решала судьбу Белоруссии не Россия или кто-то другой по собственным правилам, а чтобы все происходило на основе международного права. Мы должны заставить Россию действовать согласно принципам международного права. Если мы это сможем, украинского сценария в Белоруссии не будет».

«Вторая мировая война, как и у нас, в России становится хребтом государственной идеологии. С тем отличием, что у нас Гитлера победил советский народ, а там русский — народ-победитель», — пишет «Наша ніва»(7.05). Оценивая участие российских войск в минском параде, автор замечает, что, посылая военную технику в Белоруссию, РФ отдает предпочтение наступательным вооружениям. Тем самым «должна демонстрироваться готовность Кремля к активным действиям». Это посыл: «русские не сдаются». Это демонстрация зоны влияния: «здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Но это демонстрация не для Запада, а для официального Минска: «чтобы не заигрались в многовекторность».

«Белорусское руководство собирается демонстрировать державность, а Россия покажет, что „место занято“, это ее вотчина, и посторонним тут ловить нечего», — заявил «Беларускай праўде» (7.05) политолог Андрей Поротников, комментируя участие российских войск в минском параде. «Чтобы дошло лучше, над головами пролетят российские бомбардировщики, а мимо трибун прокатят технику, из которой сугубо оборонительной является разве что ЗРПК „Панцирь“. И основным получателем послания является белорусское руководство. Потому как ни Брюссель, ни Вашингтон не станут напрягаться ради сохранения независимости Белоруссии».

«„Русский мир“ уже ревет двигателями в белорусском небе, — предупреждает политолог Александр Класковский в Naviny.by (8.05). — Возложив 8 мая венок к могиле Неизвестного солдата в Москве, Александр Лукашенко сдержал свое обещание показать перед Днем Победы, „что мы — русский мир“. При этом глава Белоруссии не забывает раз за разом от этого „русского мира“ аккуратно дистанцироваться». В нынешних условиях «белорусскому лидеру приходится показывать чудеса дипломатического эквилибра, стараясь решить несколько трудно совместимых задач. Надо и верность большому восточному союзнику показать, и с Киевом (плюс Тбилиси и т. д.) остаться на короткой ноге, и Евросоюзу со Штатами намекнуть, что не такие уж мы сателлиты Кремля. Да, а вдобавок и собственному электорату пояснить, что мы должны все же слегка отличаться от „русского мира“, дабы невзначай не угодить в него со всеми потрохами».

«Власти Белоруссии и России пытаются „приватизировать“ победу над нацизмом, запуская в обиход в идеологических целях понятия и символы, которые не имеют ничего общего с историей Второй мировой войны», — пишет на страницах «Белорусского журнала» (8.05) публицист Сергей Возняк. Он полагает, что и георгиевская лента, и красно-зеленые «цветы» — это «лживые символы» Победы. «Лейтенант Алексей Берест (украинец), сержант Михаил Егоров (русский) и младший сержант Мелитон Кантария (грузин) сильно бы удивились, скажи им, что Знамя Победы имело цвет имперской георгиевской ленточки или было украшено „зеленью“ нынешнего белорусского флага. Распространение в 1990-х годах в РФ, а затем и в других постсоветских государствах георгиевской ленты в качестве символа Победы произошло по понятным причинам. Новой власти как-то неуютно было находиться на парадных трибунах под коммунистическим красным знаменем».

«Подвиг наших ветеранов неоспорим. Но не нужно создавать врагов из бывших союзников. Та Победа — не только наша. Она общая. И забывать это тоже не стоит. Но сам процесс празднования даты Победы у многих вызывает сейчас некое внутреннее отрицание», — полагает «Новы час» (9.05). Колумнист газеты сетует, что «праздник превращается (или его сознательно превращают) в какой-то политически-пропагандистский спектакль. Теперь, с подачи российской пропаганды, все, кто не приедет в Москву на праздник — едва ли не главные враги. А США и вовсе „отморозки“, которые стремятся „переписать“ историю победы, которая была одержана, в том числе, благодаря этим самым США».

Дефицит стабильности и доверия

«Снижение экспорта в Россию — не единственная проблема белорусских субъектов хозяйствования на российском рынке, — отмечает эксперт „Завтра твоей страны“ (6.05). — За первый квартал 2015 года на 14,9% в целом выросли неплатежи, просроченная задолженность по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилась на 81,2%, но на этом фоне белорусские поставщики не спешат обращаться в российские суды с исками к необязательным контрагентам».

«Еще одним фактором нестабильности может стать долгожданный кредит от России, — уверяет экономист Борис Желиба на страницах газеты «Салiдарнасць» (5.05). — Если мы получим остро необходимый нам российский кредит, то с помощью новых ресурсов начнут разгонять ВВП, зарплаты. Покупательский спрос вырастет, а вслед за ним начнут расти и цены».