Волну возмущения в польских СМИ вызвало высказывание посла РФ в Варшаве Сергея Андреева, прозвучавшее в интервью каналу TVN 24, в котором дипломат указал на то, что в 1930-е годы Польша неоднократно блокировала создание антигитлеровской коалиции и поэтому несет частичную ответственность за развязывание Второй мировой войны. Комментаторы единодушно назвали заявления дипломата «инспирированной из Кремля провокацией» и попыткой развязать новую российско-польскую войну на историческом поле.

Посол Андреев пользовался хорошей репутацией, говорилось даже, что он приехал в Варшаву загладить негативное впечатление от своего предшественника, однако, по всей вероятности, он получил из Москвы новые инструкции, предполагает советолог Влодзимеж Марчиняк (Włodzimierz Marciniak) в интервью порталу wPolityce.pl (26.09). Аналитик не исключает, что попытка России втянуть Варшаву в новую полемику на тему Второй мировой войны и спровоцировать ее на резкую реакцию связана с грядущими парламентскими выборами в Польше и вероятной сменой правящей партии: «Россияне, как всегда, стараются быть на шаг впереди. Они хотят создать напряженность, чтобы осложнить работу новому правительству. Они бросают на стол исторические аргументы, зная, что поляки отличаются в этой сфере особенной чувствительностью».

Российская дипломатия славится своим профессионализмом, поэтому слова российского посла — это не случайная оговорка, а «элемент масштабной игры Путина», — указывает политик Адам Белян (Adam Bielan) в эфире телеканала TVN 24 (28.09). Кремль старается выставить Польшу русофобской, ненадежной, живущей прошлым страной, создать из нее «отрицательного героя», чтобы противопоставить  другим странам Европейского союза, с которыми Кремль старается наладить отношения,  — объясняет собеседник канала, добавляя, что в ближайшее время поляки могут ожидать со стороны России новых провокаций.

Москва вернулась к старой политике провоцирования Варшавы, стремясь развязать конфликт вокруг интерпретации исторических событий, советских памятников, эмоциональных высказываний официальных лиц, продолжает Newsweek Polska (28.09). Россия прилагает все усилия к тому, чтобы у Польши на европейской арене сложился имидж погрязшей в исторических травмах русофобской по своей природе страны, которая не способна к сотрудничеству с россиянами и тормозит новый поворот Европы к прагматичной Москве, пишет комментатор издания.

«Сейчас можно ожидать лишь очередных, еще более сильных ударов и не только в исторической политике. Впрочем, посол РФ ясно очертил этот план. Он заявил: „Польско-российские отношения сейчас хуже, чем когда-либо с 1945 года“. Но где лежит граница ухудшения отношений? Этого он не сказал. Мы это скоро узнаем», — подводит итог публицист.

Высказывание российского посла не вызвало удивления у московского корреспондента Gazeta Wyborcza (28.09). Оно вписывается в рамки официального российского мифа о Второй мировой войне, «согласно которому весь мир находится в неоплатном долгу перед СССР и Сталиным, а Россия сейчас в одиночестве стоит на стороне добра, давая отпор „укрофашистам“ и помогающему им „фашистскому Западу“», — пишет он. Непогрешимость сталинской политики и кристальная чистота победы стали для россиян своеобразной религией и фундаментом государственной идеологии, поэтому Москва не хочет слышать о вещах, которые могут пошатнуть ее исторические аксиомы. Польша оказалась, к своему несчастью, на первой линии огня, поскольку ничто так не противоречит московской мифологии, как история российско-польских отношений от пакта Молотова — Риббентропа до Катыни и ссылок, подводит итог журналист.

Российская авиация начала бомбардировки в Сирии, однако Владимир Путин отнюдь не намерен бороться с «Исламским государством», убежден генерал Роман Полько (Roman Polko), интервью с которым публикует wPolityce.pl (1.10). Россия преследует собственные стратегические цели, надеясь ослабить Запад, который наивно рассчитывает на ее помощь, однако российская военная операция и поддержка режима Асада лишь усилят волну беженцев, указывает собеседник портала, добавляя: «Всему этому Москва дает пропагандистское название „войны с терроризмом“. Она уже отработала такие действия на Украине, отправляя туда грузовики с гуманитарной помощью, в которых потом обнаруживалось оружие».

Кремль заинтересован в том, чтобы укрепить позицию президента Асада и сохранить «Исламское государство» как элемент давления на США, вторит политолог Ежи Таргальский (Jerzy Targalski) в беседе с Fronda.pl (01.10). «Я бы очень удивился, если бы Россия, поставляющая ИГИЛ вооружения, решила с ним бороться», — подчеркивает он. Москва будет делать вид, что она стремится к установлению мира в Сирии, надеясь на отмену западных санкций, которые привели российскую экономику на грань катастрофы, однако, как полагает эксперт, «настоящий мир она установить не может: ведь тогда у Запада пропадет повод для отмены санкционных мер».

России выгодно, чтобы война на Ближнем Востоке продолжалась бесконечно, считает политолог Пшемыслав Журавский вель Граевский (Przemysław Żurawski vel Grajewski) (Onet.pl, 30.09). Тлеющий конфликт в этом регионе позволит повысить пикировавшие в последнее время цены на нефть, а единственный инструмент, которым располагает Москва, чтобы повлиять на котировки — это дестабилизация Ближнего Востока, подчеркивает эксперт. «Кроме того, война в Сирии парализует строительство газопроводов через ее территорию в Средиземное море, таким образом мешая появлению конкурирующего с Россией пути поставок газа в Европу», — добавляет он.

Пока Обама спал, оставив Сирию на произвол судьбы, Путин воплощал в жизнь масштабную региональную стратегию: в последние месяцы он встретился с королем Иордании, президентом Египта, наследным принцем столичного эмирата ОАЭ, по меньшей мере с тремя делегациями сирийской оппозиции, а также с главой Иранской революционной гвардии, иными словами, он восстанавливал свое влияние в регионе, чтобы занять выгодную позицию для «торговли» с Западом и в перспективе выйти из украинского конфликта на своих условиях, пишет Newsweek Polska (29.09). Кремль «готов отдать Киеву Луганскую и Донецкую псевдореспублики. Почему нет? В их восстановление придется вкладываться Украине, российские спецслужбы сохранят контроль над местными властями, которые получат номинальную автономию, а Запад отменит наложенные на Москву санкции», — предсказывает еженедельник.

У Москвы больше шансов привести к завершению конфликт в Сирии, чем у Вашингтона, поскольку она старается активно сотрудничать с разными государствами, обеспокоенными обстановкой в этом регионе, развивал мысль бывший глава Бюро национальной безопасности Польши Станислав Козей (Stanisław Koziej) в беседе с телеканалом TVN 24 (1.10). «Путину уже удалось создать микрокоалицию Ирак — Иран — „Хезболла“ — сирийский режим, то есть всех тех, кто может предоставить сухопутные силы, необходимые для боев в Сирии. Если он также привлечет курдские войска, он сможет рассчитывать на разрешение этого конфликта и примирение интересов всех региональных игроков», — предполагает генерал.

Гость телеканала исключает, что Кремль планирует в Сирии собственную сухопутную операцию. «Россияне не хотят разворачивать там слишком большую активность, а Россия до сих пор испытывает политико-стратегическое похмелье от Афганистана, и одновременно видит, в какие драматические проблемы ввергли себя американцы, войдя в Ирак и Афганистан», — подчеркивает он.