Россия довела Запад в Сирии до психоанализа

«Хозяин Кремля знает, что только возможность крупных боестолкновений способна вернуть высокую котировку полезных ископаемых на мировом рынке», — пишет Элке Виндиш (Elke Windisch) на страницах Kurier (11.10). Но по-прежнему, рассуждает автор, остается непонятным, за что сражаются россияне в Сирии. Если в Южной Осетии и Крыму они это делали за права этнических русских, то здесь, на Ближнем Востоке, на первое место выдвигаются геополитические интересы: за сохранение постоянного военно-морского присутствия в Средиземноморье, за право на испытание новых видов оружия на пригодном «человеческом материале», за возвращение статуса сверхдержавы вопреки западным экономическим санкциям.

Далее, погружаясь в историю, автор вспоминает о «победоносной пятидневной войне России в Южной Осетии против Грузии в августе 2008 года и о вторжении в Афганистан в 1979 году». Каждый раз речь шла об ограниченном контингенте, призванном решить узкий круг поставленных задач. Но, в случае с Афганистаном, указывает Элке Виндиш, «многие считают, что это было началом конца Советского Союза». Так что красивые фотографии стартующей крылатой ракеты в районе акватории Каспийского моря никак не заставят тех же сирийцев отвлечься от тяжких раздумий, что с ними будет, когда уйдут россияне, а джихадисты начнут казнить их детей и «насиловать повариху, которая пекла хлеб российским летчикам».

«Россия возобновила в пятницу авианалеты в Сирии, охваченной гражданской войной», — пишет Биргит Свенсон (Birgit Svensson) в Wiener Zeitung (10.10). Заместитель начальника Генштаба Игорь Макушев сообщил, что «за последние сутки в Сирии было поражено 60 «террористических целей», — рассказывает автор, — «и убиты два исламистских командира, а также более сотни рядовых джихадистов». Но, продолжает Свенсон, россияне там были не одни, так как серьезнейший союзник Дамаска — Иран. Он оказывает Башару Асаду и военную, и экономическую поддержку. «И даже находящаяся под защитой Ирана „Хезболла“ наскребла немного наземных частей и бросила их в сирийскую гражданскую войну».

Представляется очевидным, что «в союзе с Россией и Сирией Иран будет более эффективно сражаться против ИГИЛ и сумеет выйти из-под опеки США». Таким образом, «план России по обузданию США на Ближнем Востоке реализуется даже быстрее, чем можно было ожидать». Ведь Багдад, рассуждает автор, не раз заявлял, что выступает за то, чтобы Москва играла в регионе более значимую роль, чем Вашингтон.

«Министры обороны стран-членов НАТО подчеркнули в четверг свою готовность прийти Турции на помощь в случае ее конфликта с Россией» (Der Standard, 9.10). А генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил, что альянс, возможно, примет все необходимые меры, чтобы, в случае необходимости, войска могли как можно скорее вступить в бой. В этой связи он предостерег Владимира Путина «от оказания дальнейшей помощи сирийскому президенту Башару Асаду». По словам руководителя альянса, «нынешняя позиция Кремля не способствует поиску путей выхода из кризиса».

На совещании министров, сообщает газета, были разногласия по поводу дальнейшей судьбы размещенных в Турции американских ракетно-зенитных комплексов «Патриот», призванных защитить страну от сирийских атак. Анкара готова рассмотреть этот вопрос положительно в связи с последними действиями России на сопредельной территории, тем более, что российские истребители вторгались несколько раз в турецкое воздушное пространство, а также облучали радаром-целеуказателем турецкий истребитель.

Анкара серьезно обеспокоена замыслами России на Ближнем Востоке, что, в свою очередь, может иметь далеко идущие последствия для строительства совместного с Москвой газопровода «Турецкий поток» (Der Standard, 8.10). Проект «Турецкий поток» должен был избавить Москву от ссор с несговорчивыми европейскими партнерами и покончить с транзитом газа через Украину, пишет Андре Баллин (Andre Ballin). У проекта с Анкарой была бы такая же возможность по объему — 63 миллиарда кубометров, — как и у ныне оставленного проекта «Южный Поток». Но серьезные эксперты с самого начала сомневались в возможности реализации такого газопровода с учетом жесткой конкуренции между Москвой и Анкарой на Кавказе и Ближнем Востоке.

«На самом деле, сирийский конфликт серьезно испортил отношения между двумя черноморскими странами», — отмечает газета. «Если Россия готова потерять друга в лице Турции, то она потеряет многое», — приводит она слова президента Турции Реджепа Эрдогана на пресс-конференции в Брюсселе. Тогда же он обвинил Россию и Иран в оказании поддержки «террористическому режиму президента Сирии Башара Асада».

В течение нескольких месяцев Анкара медлит с необходимыми для строительства согласованиями, а Алексей Миллер, в свою очередь, заявил о снижении проектного объема прокачки через «Турецкий поток» вдвое — до 32 миллиардов кубометров , что связано, по словам главы «Газпрома», со строительством европейского газопровода-дублера «Северного потока» в районе Балтики.

Российский банк ВТБ снова готов зарабатывать


«Несмотря на падение уровня российского ВВП, с точки зрения главы ВТБ Андрея Костина, с Россией все в порядке», — пишет Der Standard (2.10). В августе баланс ВТБ показал профицит, что, по мнению российского финансиста, можно считать хорошим результатом, но еще важнее, что «за первые 8 месяцев мы не имели никаких финансовых потерь». Так что по текущему году ВТБ, скорее всего, покажет нулевую прибыль, ответил на вопрос автора статьи Андре Баллина руководитель банковской структуры.

Основные потери ВТБ — порядка 17,1 миллиарда рублей — пришлись на первую половину года из-за очень высокого уровня базовой ставки. На следующий, 2016 год возлагаются большие надежды по получению твердой прибыли, «если только не помешает неожиданная турбулентность» рынка. Андрей Костин также сказал, что падение ВВП России по результатам текущего года составило 3,8%, но в будущем году ожидается скромный рост, — порядка 0,5%. Россия также готова полномасштабно сотрудничать на финансовом рынке с Китаем, на который и сам ВТБ возлагает большие надежды.

В России есть рынок для инвесторов

Крупный итальянский пищевой концерн «Барилла» (Barilla) готов прийти на российский рынок, с которым у него связаны стратегические планы по удвоению объема продаж до уровня 8 миллиардов евро (Wirtschaftsblatt, 12.10). Итальянская паста уже производится на одном из российских предприятий, принадлежащих концерну.