Многообразие причин и целей

«Какие цели преследует Москва в сирийской войне?» — задается вопросом газета ΤО ВНМА (30.09), привлекая для ответа британского журналиста Джонатана Маркуса. По его мнению, президент РФ Владимир Путин в Сирии преследует стратегические цели: «Россия — изолированная и противостоящая политике западных санкций страна — действительно обеспокоена ростом исламского фундаментализма, способного дойти до ее границ. Она хочет увидеть ИГ поверженным и добиться частичного восстановления порядка в Сирии».

В этом смысле, уверен журналист, Путин готов взять на себя новую международную инициативу, которая подчеркнет особый голос России, ее уникальную роль в международной системе отношений. «Конечно, существуют определенные риски, однако есть и весомые перспективы. На это и опирается Путин».

Выступление Владимира Путина в поддержку Сирии имеет веские международные причины, подчеркивает Κathimerini (4.10) вслед за New York Times. «Путин хочет восстановить престиж России как мировой державы и в то же время выйти из дипломатической и экономической блокады». Есть и несколько дополнительных факторов. Во-первых, отмечено в статье, Москва хочет сохранить свою единственную военно-морскую базу за пределами бывшего СССР — в сирийском Тартусе. Во-вторых, по американским оценкам, цель России — защитить морские и воздушные коммуникации в Средиземном море.

Однако, несмотря на определенные бонусы, решение Москвы может привести к противоречивым результатам в долгосрочной перспективе. Например, поддержка Москвой президента Башара Асада делает ее врагом суннитов. Даже если РФ сможет сломить ИГ, умеренные сирийские сунниты вряд ли захотят иметь с ней дело при решении вопроса о власти в Сирии после ухода Асада.

Сомнения Запада

С момента начала операции ВКС РФ в Сирии на Западе растет подозрение, что приоритетными целями Москвы являются не боевики ИГ, а оппозиционные Дамаску группировки, поддерживаемые США, пишет газета Κathimerini в серии статей (2.10, 3.10, 4.10). «Серьезную тревогу» по поводу того, что российские бомбардировки приведут к дальнейшей эскалации конфликта, выразили семь стран, входящих в антитеррористическую коалицию под американским руководством. Провинция Хомс — основная цель воздушных ударов России — вне контроля ИГ. Этот факт и привел к выводу о том, что РФ преследует в Сирии совсем иные цели. В любом случае, российское участие в сирийском конфликте с большой долей вероятности осложнит военную ситуацию в стране, обеспечивая власть Асаду и добавляя «российский фактор» в и так запутанный сирийский «пасьянс», резюмирует издание.

Κathimerini (2.10) при этом допускает, что, хотя на первый взгляд американские и российские оценки по Сирии кажутся диаметрально противоположными, вполне возможно, что они отражают лишь сложность и запутанность существующих реалий. В условиях экономического спада и новых угроз со стороны третьих стран и террористических организаций Западу необходимо учитывать позиции России, ее роль в качестве важного, приоритетного игрока на международном поле, считает автор.

Несмотря на украинский кризис и попытки ряда стран изолировать Москву, экономические связи РФ и Европы слишком крепки, и именно они могут стать катализатором налаживания отношений. Сирийский конфликт Москва использует именно на политическом уровне. «Бесспорно, Сирия станет первым испытанием, итогом которого будет сотрудничество или дальнейший разлад. Общая картина свидетельствуют в пользу второго сценария, однако существуют предпосылки к достижению компромисса».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.