«Американо-российское потепление? Керри приезжает в Москву на переговоры по Сирии» — так озаглавил статью из Мосвы Фред Вир (Fred Weir), корреспондент The Christian Science Monitor (24.03). Он указал, что визит госсекретаря США в Москву для обсуждения вариантов решения конфликтов в Сирии и на Украине с президентом России Владимиром Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым «существенно повышает российские надежды на то, что охлаждение отношений последних двух лет может быть ослаблено в пользу более прагматичных связей и сотрудничества».

Алан Каллисон (Alan Cullison) из The Wall Street Journal (24.03) отметил, что «после четырехчасовых переговоров в Кремле, по всей видимости, сохраняются разногласия по поводу очень важной составляющей мирного процесса — будущего сирийского президента Башара Асада. … Однако, поскольку условия прекращения огня в Сирии в основном соблюдаются, Москва и Вашингтон заявили, что они пока постараются отложить в сторону разногласия, чтобы восстановить порядок в стране».

Московский корреспондент The New York Times (26.03) Нил Макфаркухар (Neil MacFarquhar), подводя итоги переговоров, отметил: «Сирия заняла большую часть повестки дня на переговорах в Москве. Но Лавров и Керри обсудили целый ряд международных вопросов, также как и вопросы российско-американских отношений. Наиболее значительный из них — необходимость реализовать в полной мере положения минского соглашения о прекращении боевых действий на Украине, которое оказалось в тупике из-за вопроса об автономии для поддерживаемых Россией сепаратистских регионов».

Кеннет Рапоза (Kenneth Rapoza) в журнале Forbes (28.03) обратил внимание на заявление Лаврова о том, что он и Керри «решили организовать регулярное обсуждение наших отношений для того, чтобы найти взаимоприемлемые решения по ряду вопросов». По мнению автора, это стало «хорошей новостью для тех, кто находится в лагере более реалистической внешней политики США, никогда не стремившейся к холодной войне. Глобальные инвесторы и корпорации тоже горят желанием начать работать на более нормальном фундаменте отношений».

Одновременно многие ведущие издания с различной степенью критики, а иногда и хамства, оценивали личность и действия президента России Владимира Путина. На тему «С каким Путиным придется иметь дело следующему президенту США?» рассуждал Илья Лозовский (Ilya Lozovsky) в журнале Newsweek (23.03).


С точки зрения автора, «Альтернативная реальность Путина — это не тот мир, который населяют остальные. Это мир, в котором жестокое покорение Чечни не отличалось от усилий Запада по борьбе с терроризмом; в которой МН-117 был сбит украинцами, а не русскими сепаратистами; и в котором „крымская весна“ была стихийным общественным движением. Проблема заключается в том, что чем жестче Путин опирается на свою роль мифотворца — а он обязан это делать перед лицом обвала цен на нефть и кусающихся западных санкций, — тем дальше от реальности уходят он и Россия».

При этом Лозовский признает, что «мы не должны питать иллюзий: на данный момент его народ стоит за ним. Хотя это удручает, но и указывает путь к более плодотворному долгосрочному сотрудничеству. Во время отражения геополитических силовых игр Путина Западу не мешало бы попробовать уничтожить его самую большую силу — эпистемологический пузырь мифологии, в который он окутал русский народ. Рост деловых связей, облегчение путешествий (возможно ослабление визового режима?), акцентирование внимания к культурному обмену и поддержка независимых русскоязычных СМИ — все это может помочь. Но изоляция будет всегда работать в пользу Путина».

По мнению другого автора этого же журнала (Newsweek, 23.03), Бена Ниммо (Ben Nimmo), «Паранойя — главный двигатель внешнеполитических авантюр Путина». Логика автора весьма любопытна: «Представьте, например, демократическую революцию в Белоруссии. Вероятная реакция Запада, скорее всего, будет в том, чтобы хвалить повстанцев, призывать к спокойствию, предлагать ограниченную поддержку в обмен на радикальные реформы и, расслабившись, следить за процессом. При этом Россия, вероятно, увидит в такой революции переворот, организованный США и нацеленный на размещение американской военной техники на границе с Россией. Западные заявления в пользу революции будут восприняты как подтверждение этому».

«Мало что Запад может сделать, чтобы излечить российское руководство от его коллективного заблуждения, — пишет автор. — Максимум, что он может сделать, это ограничить ущерб самому себе. Это значит — не попасть в ловушку собственного поведения, которое агрессор Россия уже считает агрессивным».

А Лорен Гудрич (Lauren Goodrich), аналитик из компании Stratfor, рисуя картину российского патриотизма (Forbes, 23.03), указала, что «Кремль сначала воспитал в народе националистические чувства для того, чтобы восстановить российское государство от распада и хаоса. Но сейчас администрация Путина использует его, чтобы прикрыть возникшие в России трещины и сохранить свою власть». При этом аналитик (причем по должности — старший!) как-то очень легко нарушила логику, признав в следующем абзаце: «Единственная возможность сплотить народ, несмотря на всё оказываемое давление, — использовать характерный русский национализм, который уходит корнями в глубокое прошлое». Так Путин воспитал этот национализм или он из глубокого прошлого?!

Скорее всего, всё это пишется как раз с целью создания параллельной реальности в умах американской аудитории, но у неё ведь тоже могут «поехать мозги», когда ведущая деловая газета страны, The Wall Street Journal (22.03), публикует статью под заголовком «Есть чему поучиться у Владимира». И там, несмотря на некоторые критические оценки российского лидера, автор признает: «г-ну Путину потребовалось всего шесть месяцев, чтобы продемонстрировать миру, что скромное применение военной силы может решающим образом изменить баланс сил, и что не каждая интервенция на Ближнем Востоке заканчивается трясиной».

Ещё более любопытны комментарии о реальностях американской политической и журналистской кухни Сэмюэля Грина (Samuel Greene) в самой читаемой газете США The Washington Post (23.03). «Когда та часть Вашингтона, которой не платят за размышления о России, осознала, что эта страна по-прежнему важна в нашем мире, появилось нечто вроде кустарного промысла, в котором участвуют ученые мужи, обозреватели и „властители дум“, претендующие на исключительно глубокое проникновение в мысли Путина. Это очень прибыльный промысел, который, как и любое шарлатанство, основан на том, что в нем есть немного правды и немного лжи».

Две сотрудницы Атлантического совета (Atlantic Council), Мелинда Хэринг (Melinda Haring) и Алина Полякова (Alina Polyakova), в статье «Нищета и страх за свою жизнь в Крыму под властью Путина» (Newsweek, 25.03) рассказали американцам об «ужасах» жизни на полуострове. «После перехода на российский рубль крымчане оказались под влиянием его внушительного обесценивания. Хоть пенсии крымчан при российской оккупации и оказались номинально выше, но рубль потерял более половины своей покупательной способности. Ситуация для меньшинств полуострова еще хуже. Российские власти вынудили крымских татар стать гражданами Российской Федерации и ограничили их право на свободу слова, языка, образования и проживания, —  также как и права на справедливое судебное разбирательство. Новые власти закрыли СМИ на татарском языке, а татарские лидеры подвергаются преследованиям, задержаниям и угрозам их жизни».

Однако Дуг Бэндоу (Doug Bandow) в журнале Forbes (24.03) увидел ситуацию в Крыму совсем иначе. «Два года назад Россия аннексировала Крым. С тех пор западные союзники неустанно критиковали Россию за этот шаг и ввели против нее экономические санкции, но безрезультатно. Несмотря на то, что российская экономика серьезно пострадала, Владимиру Путину удалось сохранить очень высокий рейтинг поддержки. Более того, Крым только что отпраздновал вторую годовщину присоединения к России, и в настоящее время уже ведется строительство моста, который должен связать этот полуостров с югом России. Никто уже не верит, что Крым, который принадлежал России до 1950-х годов, вернется в состав Украины».

По мнению автора, «Двух лет безрезультатной экономической войны с Россией вполне достаточно. Сейчас некоторые европейские страны все больше убеждаются в том, что пришло время заключить соглашение с Москвой и двигаться дальше. Брюсселю и Вашингтону тоже стоит прийти к этому выводу».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.