«Джорджиан таймс» (25.10) перепечатала из российского «Коммерсанта» интервью с политологом, профессором Чикагского университета Джоном Миршаймером (John Mearsheimer) о взаимоотношениях Запада и России. Суть проблемы в напряженных отношениях между ними, по мнению политолога, следует искать в конфликте на Украине и в ответе на вопрос «кто виноват в начале украинского кризиса»? С момента окончания холодной войны Запад остановил свой выбор на расширении НАТО и Евросоюза в восточном направлении. В конечном итоге волна этого процесса достигла Украины и Грузии. На Бухарестском саммите альянса было объявлено, что эти страны станут членами НАТО.

Однако подобная ситуация для России абсолютно неприемлема. В апреле 2008 года Россия твердо заявила НАТО, что вступление Украины и Грузии в альянс неосуществимо. Это обстоятельство было подтверждено ее действиями в отношении Грузии в августе того же года. Самое удивительное, что Запад не сумел предвидеть повтор грузинских событий на Украине.

Касаясь вопроса интеграции этих постсоветских стран с Западом, профессор поясняет, что «правящая элита должна откровенно разъяснить народу, что, если они начнут процесс вступления в НАТО, то их страны будут уничтожены. У украинцев в настоящее время есть два варианта действий. Первый — прекратить мечтать о НАТО и Евросоюзе и стать нейтральными, и в этом случае Украина превратится в буферное государство Евросоюза и России. Второй — продолжить попытки по вступлению в западный лагерь. Однако тогда Россия продолжит разрушать экономику Украины и процесс дестабилизации в ее восточных регионах».

После прошедших в Грузии и России парламентских выборов специалисты прогнозируют потепление отношений между этими странами. Они заявляют, что сейчас для этого лучшее время, констатирует «Резонанси» (27.10.). В частности, из-за геополитической обстановки Россия сегодня крайне заинтересована в урегулировании отношений с соседями. Она в последнее время прибегает к месседжам подобного содержания, желая предпринять конкретные шаги по улучшению отношений, в том числе и по началу диалога с высокопоставленными должностными лицами Грузии.

Военный аналитик Вахтанг Маисая убежден, что при новом парламенте потепление российско-грузинских отношений примет более интенсивный характер, особенно в том случае, если новые власти получат конституционное большинство. Этому будет способствовать и то, что вошедшие в парламент три партии, включая «Альянс патриотов», являются прозападными, и это для России послужит наглядным уроком. В первую очередь, полагает эксперт, Россия убедилась, что ее планы по приходу в парламент и во власть Грузии сил, находящихся под ее влиянием, потерпели крах. Соответственно, Россия вынуждена прибегнуть к более приемлемым для Грузии действиям.

«После проведения парламентских выборов в России и в Грузии обе стороны заинтересованы в продолжении диалога» — такое заявление опубликовано на официальной веб-странице Министерства иностранных дел России. Возникает логичный вопрос: что же подразумевается под продолжением диалога? Это так называемый формат переговоров Абашидзе – Карасин или же желание восстановить дипломатические отношения между государствами? Специальный представитель премьер-министра Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией Зураб Абашидзе в связи с этим заявляет «Палитре недели» (24.10), что все исследования этого вопроса свидетельствуют: подавляющее большинство грузинского общества поддерживает диалог с Россией. По словам дипломата, этот формат будет продолжен, и вопрос об его изменении в повестке дня не стоит.

Указанный формат рассматривает торгово-экономические, транспортные и гуманитарные вопросы. Более сложные темы, связанные с абхазским и цхинвальским регионами, рассматриваются в рамках международных женевских консультаций. Касаясь достигнутых подвижек, Абашидзе заявляет, что «с начала нынешнего года для граждан Грузии значительно упростился визовый режим с Россией, ожидается еще большее его упрощение… начат процесс переноса архива грузинских фильмов из российских хранилищ. Что касается восстановления дипломатических отношений, то этот вопрос может быть внесен в повестку дня лишь в случае серьезного продвижения по вопросу урегулирования проблем абхазского и цхинвальского регионов», — заключает специальный представитель премьер-министра.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг недавно заявил, что для альянса очень важно укрепление партнерских отношений с Грузией, отметив готовность шести стран НАТО принять участие в усилении воздушных, сухопутных и морских сил в черноморском регионе. Реализуемость этих намерений комментирует в интервью «Новому поколению» (28.10) политолог Сосо Цинцадзе: «Это очень важное заявление со стороны господина Столтенберга. Однако, по сути, всего лишь заявление, а не реальные действия. То, что в регионе Черного моря у НАТО есть свои конкретные интересы — это факт. При этом Россия неоднократно заявляла, что она не допустит приближения НАТО к своим границам. Поэтому крайне интересна ее реакция. Владимир Путин пока молчит, однако до каких пор продлится это молчание, сказать трудно. Между тем, если учитывать тот факт, что среди государств-участников альянса не наблюдается единодушия, более того, налицо раскол по ряду стратегических вопросов, не так-то просто будет НАТО проявить свою активность в регионе Черного моря».

Один раз мир уже был свидетелем реакции России, вспоминает Цинцадзе, когда в Черное море вошел корабль НАТО. Россия сегодня занята: в борьбе за сферы влияния она воюет в Сирии и Ираке. Просто так Россия никому не уступит Черное море. «Россия всегда считала это море своим внутренним водоемом. И сегодня в бассейне Черного моря главной военной силой является российский флот», — заключает эксперт.

Турецкий лидер Реджеп Эрдоган в университете города Ризе перечислил различные страны, острова, области и города, которые, по его мнению, должны быть в пределах границ Турции. Среди них, наряду с болгарской Варной, Кипром, Эгейскими островами и пр., был и Батуми. На это заявление турецкого президента не последовала реакция со стороны властей Грузии, пишет «Грузия и мир» (26.10 – 1.11). Аналитик Симон Киладзе, комментируя этот факт, заявляет: «Уже заметна тенденция того, что политику пантюркизма, которая подразумевает консолидацию тюркоязычных этносов, проживающих на Евразийском континенте, Турция заменяет на неоосманизм. То есть, политическим влиянием на страны и территории, которые раньше входили в Османскую империю. К сожалению, иногда такой политике способствуем и мы. В Аджарии усиливается турецкий бизнес, расширяется и укрепляется влияние турецкой культуры. Между тем, российско-турецкие отношения для Грузии во все эпохи имели и сегодня имеют большое значение. Мы ведь, учитывая геополитическое положение, находимся в сфере интересов сильных соседей».

«Что касается действий Москвы и Анкары в Сирии, то там ими движут различные интересы… Примечательно, что в 2008 году [Карсский] договор сыграл своего рода сдерживающую роль: в Батуми не вошли ни турецкие, ни российские войска, хотя угроза была реальной. Дело в том, что под Карсским договором, наряду с подписями представителей Турции, Грузии, Армении и Азербайджана, красуется и подпись представителя России Якова Ганецкого. Это, наверное, должно означать, что „международными гарантами“ автономии Аджарии, в определенной степени, являются Россия и Турция. Для нас более проблематична такая ситуация, которая может привести к денонсации Карсского договора между Россией и Турцией. Это, предположительно, вызовет острый кризис, означающий, что Грузия может превратиться в полигон противостояния двух соседей…», — говорит Киладзе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.