Мирные переговоры в Астане

Впервые за длительное время тема российского участия в сирийской гражданской войне снова вышла на первый план в британских СМИ, оттеснив хакерский скандал.

По мнению автора The Guardian (24.01), идущие в столице Казахстана мирные переговоры между сторонами сирийского конфликта продемонстрировали стремление и решимость России покончить с войной. Хотя текущие результаты переговоров могут показаться скромными, готовность России надавить на режим Асада и признать легитимность некоторых повстанческих группировок, которые сирийское правительство считает террористическими, а также позиция Россия в отношении иранских боевиков, нарушивших перемирие неподалеку от Дамаска, свидетельствуют о смене российского подхода с воинственного на дипломатический.

Другой журналист того же издания (21.01) придерживается схожих взглядов: отвечая на вопрос о том, прекратят ли переговоры в Астане «агонию» Сирии, он указал в числе прочего на готовность Турции идти на уступки в отношении Асада, ухода которого Турция требовала раньше, в связи с желанием Анкары поскорее завершить дорого обошедшийся ей конфликт.

Тем не менее отсутствие на переговорах курдов, не приглашенных, по всей очевидности, по настоянию Турции, а также представителей других значимых группировок, ставит под вопрос реализацию мирного договора даже в случае его успешного заключения.

Как сообщает Independent (24.01), повстанцы и сирийское правительство остались разочарованы договором между Турцией, Россией и Ираном. Постпред Сирии при ООН Башар Джаафари (Bashar al-Ja'afari) объявил, что правительственное наступление на позиции повстанцев продолжится, пока те контролируют водные источники неподалеку от Дамаска, тогда как прекращение наступления было одним из главных требований повстанцев на переговорах. Кроме того, повстанцы выразили недовольство участием в войне Ирана.

Россия и Запад в Сирии

Пентагон решительно опроверг утверждение российского министерства обороны о проведении совместных с Россией авиаударов по позициям ИГИЛ (запрещенная в России организация – прим. ред.). Согласно Daily Mail (24.01), представитель коалиционных сил назвал российское заявление «пропагандой», однако спикер Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) выразил готовность Трампа к совместной с Россией борьбе против ИГИЛ.

Журналист Financial Times (25.01) написал о стремлении России добиться паритета с США в регионе и желании Турции избавиться от курдской угрозы на своей границе, — и то и другое делается под предлогом борьбы с ИГИЛ. Автор статьи указал на проблему, вставшую перед Трампом: ему нужно что-то делать с ускользающим американским влиянием на Ближнем Востоке и «альтернативной реальностью», выстраиваемой там Россией.

Independent (23.01) указала на рост российского военного присутствия в Сирии, несмотря на отвод части действующих там войск. Подписанный Россией договор с сирийским правительством позволит ей удвоить доступное для российского флота пространство в портовом городе Тартусе и получить авиабазу. В то же время, как отмечает издание, позиция Трампа в отношении Сирии неясна: США отказались от участия в мирных переговорах в Астане, а Трамп заявил о том, что не испытывает симпатии к Асаду, высказавшись, однако, против его смещения в связи с угрозой со стороны террористических группировок.

Симпатия Трампа к России и ее последствия

Несмотря на снижение интереса к теме «российского участия в избрании Трампа» после его инаугурации, вопрос о связи между его кабинетом и Россией и последствий этой связи для европейских партнеров США остается животрепещущим.

Советник Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) попал под расследование со стороны американской разведки на предмет его отношений с Россией в связи с его присутствием на совместном с Путиным ужине, появлением на телеканале Russia Today и поздравлением российского посла с Рождеством, пишет Daily Mail (23.01).

Independent (21.01) сообщила о вечеринке, проведенной в Москве в честь инаугурации Трампа, на которой сторонники Путина, к числу которых отнесли Константина Рыкова, бывшего депутата «Единой России», отмечали приход к власти нового президента США. Издание процитировало комментарий Рыкова на его странице в социальной сети Фейсбук, в котором «кремлевский веб-пропагандист» написал, что «Вашингтон будет наш».

В связи с беспокойством относительно готовности Трампа отказаться от поддержки Украины в ее противостоянии с Россий министр обороны Великобритании Майкл Фэллон (Michael Fallon) объявил, что Британия не продаст свободу Украины и продолжит стоять с ней плечом к плечу. The Telegraph (20.01) процитировала комментарий Фэллона о том, что демократические ценности не подлежат торговле, сделанный им в ответ на заявление Трампа о возможном признании российской принадлежности Крыма.

Министр финансов Великобритании, а также ее бывший министр иностранных дел Филипп Хэммонд (Philip Hammond) назвал президентство Трампа большей угрозой для Евросоюза, чем Брексит, сообщает Independent (20.01). По мнению Хэммонда, без защиты США российское соседство выведет нынешний баланс европейских отношений из равновесия.

Британский Центр исторического анализа и исследования конфликтов (CHACR) опубликовал исследование, в котором заключил, что в случае столкновения между российскими и британскими войсками последние будут уничтожены «в течение одного вечера», благодаря урезанному за последние несколько лет военному бюджету. Вероятность такого столкновения рассматривалась в связи с ухудшением отношений между странами после российской кампании в Сирии и вмешательства России в ход президентских выборов США, сообщает Independent (22.01).

Полемика по вопросу декриминализации домашнего насилия

Наконец, внимание СМИ привлек обсуждаемый российской Думой законопроект о декриминализации побоев. Independent (25.01) процитировала российский борцов за права женщин, назвавших этот законопроект «шагом назад» для жертв домашнего насилия. The Telegraph (25.01) описала ситуацию более подробно, упомянув, с одной стороны, недостатки действующего закона и, с другой стороны, приведя в пример статистику Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) о взглядах 19% россиян, которые считают избиение супруга или ребенка допустимым «при определенных обстоятельствах».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.