ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Как иностранные СМИ изображают Россию.
Мы переводим. Вы делаете выбор

Фото

Логотип ReutersReuters, Великобритания

Peer 1: тюрьма, смерть или новая жизнь

12723

Peer 1 — программа реабилитации от алкогольной и наркотической зависимости, работающая в Денвере, штат Колорадо. Многие из ее участников провели долгие годы в тюрьме, над ними издевались в детстве, они жили на улицах. Эти мужчины не раз пытались изменить свой образ жизни, но их попытки проваливались. В реабилитационном центре они учатся новой жизни — без зависимости и без криминала.

Реабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в Денвере
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
© REUTERS, Rick Wilking
Peer 1 — программа реабилитации от алкогольной и наркотической зависимости, работающая в Денвере, штат Колорадо. Многие из ее участников провели долгое время в тюрьме.

Эти мужчины пытались изменить свою жизнь вновь и вновь — и всякий раз их попытки проваливались. Многие прошли через издевательства в детстве, многие жили на улицах. Они приходят в реабилитационный центр в надежде избавиться от зависимости и криминала, построить новую жизнь и научиться тому, как можно стать частью общества.

На фото: клиент программы в «терапевтическом пособии», которое он сделал для того, чтобы напоминать себе о своем плохом поведении и показать свое желание искать поддержки у своих братьев по Peer 1.
Пол Томпсон начал нюхать клей, когда ему было 10 лет. Вначале это занятие казалось безобидным, но именно оно стало первым шагом на пути к зависимости и преступлениям.

Когда Полу было 17 лет, суд в Боулдере, Колорадо, приговорил его к десяти годам заключения за вооруженное ограбление. Он снова попал за решетку за нарушение режима условно-досрочного освобождения.

Томпсон рассказывает, что он оказался вдали от семьи и ему было не с кем поговорить. Именно тогда, в 1989 году, в Денвере зародилась школа «суровой любви» Peer 1. Он обратился в центр по совету сокамерника и начал участвовать в программе в возрасте 36 лет. С тех пор прошло больше двадцати лет, но Томпсон все еще остается в центре — теперь он заместитель директора.

На фото: заместитель директора Пол Томпсон (справа) делает Дэвиду Ф. «стрижку» — таким образом убираются негативные черты в поведении.
Многие из 126 мужчин, проходящих в Peer 1 реабилитацию от наркотической и алкогольной зависимости, провели долгие годы в тюрьме. В центре они обязаны заботиться друг о друге. Если один из них нарушает правила, другие обязаны сообщить об этом поступке — или им придется терпеть то же наказание, что и виновник, от своих «братьев» по программе.

Многие из пациентов центра пережили насилие в детстве и жили на улице. В центре они проводят до 12 месяцев. Терапия состоит из разных сессий, начиная с семейной терапии и заканчивая конфронтационными группами и упражнениями по построению доверительных отношений.

На фото: пациенты центра стоят перед стеной во время монадной медитации.
«Человеку, который всю свою жизнь был преступником, тяжело жаловаться на брата по центру, — говорит Томпсон. — Мы учим их принципу «не причинять страдания и не быть жертвой». Нормально, если вы заставите кого-то почувствовать ответственность за свои поступки».

Peer 1 — терапевтическое сообщество, члены которого работают над изменением своего образа жизни и учатся поддерживать друг друга. По данным профессиональной ассоциации терапевтических сообществ Америки, в США и Канаде работает больше 600 таких программ, их деятельность концентрируется на наркотической зависимости и психическом здоровье.

На фото: упражнение на кладбище показывает три пути, один из которых предстоит выбрать пациенту: умереть, вернуться в тюрьму или остаться в Peer 1 и выздороветь.
Эта программа Департамента психиатрии Школы медицины Университета Колорадо направлена на реабилитацию людей с долгим и зачастую непростым стажем преступной деятельности: у них за спиной кражи и ограбления, хранение и торговля наркотиками, разбойное нападение, мошенничество.

Наказания, предусмотренные за нарушение правил — например, добавление наркотика в сигареты, запрещенный телефонный звонок — принимают форму, которую пациенты называют «терапевтическим пособием». Нарушивший правила может смотреть на стену и медитировать на протяжении часа, или ему придется сделать и носить предмет, который будет иллюстрировать неправильное поведение.

«Это достаточно унизительно, но заставляет их подумать над своими действиями», — говорит Ильс Геталс, преподаватель Университетского колледжа в Генте, занимавшийся исследованиями терапевтических сообществ Бельгии.

На фото: Шейн П., который провел в тюрьме 18 лет — полжизни, слушает замечания своих братьев по центру во время «игры» — группового упражнения, которое направлено на то, чтобы привлечь внимание пациентов к своему плохому поведению и неправильному отношению.
Самые серьезные нарушения программы — хранение наркотиков и угрозы и насилие по отношению к другим участникам. Последствия варьируются: могут побрить голову в присутствии всех участников, могут исключить из программы и отправить обратно в тюрьму.

«Клиенты, которые еще находятся в тюрьме, часто попадают в программу с меньшей внутренней мотивацией, но именно они чаще остаются в центрах достаточно долго для того, чтобы почувствовать изменения к лучшему», — говорит Геталс. По данным государственного Департамента уголовной юстиции, интенсивные программы Терапевтического сообщества в Колорадо, среди которых и Peer 1, заканчивают около 60% клиентов.
По словам сотрудников программы, большинство мужчин, приезжающих в центр, характеризует антисоциальное поведение. Они нарушали режим условно-досрочного освобождения, их исключали из других терапевтических программ.

На фото: Джилл Франс удаляет Чэду Лэмберту татуировку в своей клинике "What Were You Inking" («Что ты набивал»). Франс безвозмездно удаляла татуировки пациентам Peer 1, поддерживая их стремление изменить свой образ жизни.
По данным Департамента уголовной юстиции, 11% среди тех, кто прошел подобную двухгодичную терапевтическую программу в Колорадо, совершают новое преступление на следующий год после программы и 21% — в следующие два года.

Данных для сравнения с заключенными, не прошедшими терапевтические программы, получить не удалось, говорит Ким Инглиш, руководитель исследовательской программы Департамента уголовной юстиции.

«Мы здесь не для того, чтобы лечить рецидивистов, — говорит директор Кеннет Гайпа. — Мы верим, что склонность к преступности связана с злоупотреблениями наркотиками и алкоголем, и, если нам удастся вылечить эту зависимость, потребность в совершении преступлений также уйдет».

На фото: Доминик Г. — его голова была побрита во время недавней «массовой стрижки» — целует свою дочь Кирстен на День ребенка.
«Тайник» — еще одно название секрета. Надпись на доске: «Я воровал деньги из свиньи-копилки своего восьмилетнего брата, чтобы купить кокаин».
Такие таблички участники программы носят с собой постоянно. Их цель — напоминать о неподобающем поведении и указывать на ключевые цели терапии.
Шейн П. (слева) и Кори Г. во время монадной медитации — упражнения, направленного на то, чтобы участники посмотрели на себя со стороны. Справа — «семейное собрание» других пациентов.
Чарльз Г. демонстрирует свои татуировки.
Патрик Сена на похоронах своего четырехлетнего сына Андреса. Андрес утонул. Патрик чувствует, что из-за своей зависимости не смог быть рядом с сыном, пока тот рос, он надеялся посвятить ему все свое время после окончания программы Peer 1.
Пациент центра Роберт А. играет со своей пятилетней дочкой Изабеллой.
Пациенты разыгрывают «Пьесу», рассказывающую историю Peer 1.
Джеймс Дж. смотрит на здание федеральной тюрьмы во время упражнения, развивающего доверие. Позже Джеймс без разрешения покинул Peer 1, сейчас его разыскивают за совершение побега с отягчающими обстоятельствами.
Подписывайтесь на нас в Twitter и каждый час получайте переводы материалов зарубежных СМИ.
test
Всего комментариев:Комментариев:1
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • windruf
    ну почему всё, что делают американцы превращается в секту?
Показать новые комментарии (0)

    Peer 1: тюрьма, смерть или новая жизнь

    Peer 1 — программа реабилитации от алкогольной и наркотической зависимости, работающая в Денвере, штат Колорадо. Многие из ее участников провели долгое время в тюрьме.

    Эти мужчины пытались изменить свою жизнь вновь и вновь — и всякий раз их попытки проваливались. Многие прошли через издевательства в детстве, многие жили на улицах. Они приходят в реабилитационный центр в надежде избавиться от зависимости и криминала, построить новую жизнь и научиться тому, как можно стать частью общества.

    На фото: клиент программы в «терапевтическом пособии», которое он сделал для того, чтобы напоминать себе о своем плохом поведении и показать свое желание искать поддержки у своих братьев по Peer 1.
    Пол Томпсон начал нюхать клей, когда ему было 10 лет. Вначале это занятие казалось безобидным, но именно оно стало первым шагом на пути к зависимости и преступлениям.

    Когда Полу было 17 лет, суд в Боулдере, Колорадо, приговорил его к десяти годам заключения за вооруженное ограбление. Он снова попал за решетку за нарушение режима условно-досрочного освобождения.

    Томпсон рассказывает, что он оказался вдали от семьи и ему было не с кем поговорить. Именно тогда, в 1989 году, в Денвере зародилась школа «суровой любви» Peer 1. Он обратился в центр по совету сокамерника и начал участвовать в программе в возрасте 36 лет. С тех пор прошло больше двадцати лет, но Томпсон все еще остается в центре — теперь он заместитель директора.

    На фото: заместитель директора Пол Томпсон (справа) делает Дэвиду Ф. «стрижку» — таким образом убираются негативные черты в поведении.
    Многие из 126 мужчин, проходящих в Peer 1 реабилитацию от наркотической и алкогольной зависимости, провели долгие годы в тюрьме. В центре они обязаны заботиться друг о друге. Если один из них нарушает правила, другие обязаны сообщить об этом поступке — или им придется терпеть то же наказание, что и виновник, от своих «братьев» по программе.

    Многие из пациентов центра пережили насилие в детстве и жили на улице. В центре они проводят до 12 месяцев. Терапия состоит из разных сессий, начиная с семейной терапии и заканчивая конфронтационными группами и упражнениями по построению доверительных отношений.

    На фото: пациенты центра стоят перед стеной во время монадной медитации.
    «Человеку, который всю свою жизнь был преступником, тяжело жаловаться на брата по центру, — говорит Томпсон. — Мы учим их принципу «не причинять страдания и не быть жертвой». Нормально, если вы заставите кого-то почувствовать ответственность за свои поступки».

    Peer 1 — терапевтическое сообщество, члены которого работают над изменением своего образа жизни и учатся поддерживать друг друга. По данным профессиональной ассоциации терапевтических сообществ Америки, в США и Канаде работает больше 600 таких программ, их деятельность концентрируется на наркотической зависимости и психическом здоровье.

    На фото: упражнение на кладбище показывает три пути, один из которых предстоит выбрать пациенту: умереть, вернуться в тюрьму или остаться в Peer 1 и выздороветь.
    Эта программа Департамента психиатрии Школы медицины Университета Колорадо направлена на реабилитацию людей с долгим и зачастую непростым стажем преступной деятельности: у них за спиной кражи и ограбления, хранение и торговля наркотиками, разбойное нападение, мошенничество.

    Наказания, предусмотренные за нарушение правил — например, добавление наркотика в сигареты, запрещенный телефонный звонок — принимают форму, которую пациенты называют «терапевтическим пособием». Нарушивший правила может смотреть на стену и медитировать на протяжении часа, или ему придется сделать и носить предмет, который будет иллюстрировать неправильное поведение.

    «Это достаточно унизительно, но заставляет их подумать над своими действиями», — говорит Ильс Геталс, преподаватель Университетского колледжа в Генте, занимавшийся исследованиями терапевтических сообществ Бельгии.

    На фото: Шейн П., который провел в тюрьме 18 лет — полжизни, слушает замечания своих братьев по центру во время «игры» — группового упражнения, которое направлено на то, чтобы привлечь внимание пациентов к своему плохому поведению и неправильному отношению.
    Самые серьезные нарушения программы — хранение наркотиков и угрозы и насилие по отношению к другим участникам. Последствия варьируются: могут побрить голову в присутствии всех участников, могут исключить из программы и отправить обратно в тюрьму.

    «Клиенты, которые еще находятся в тюрьме, часто попадают в программу с меньшей внутренней мотивацией, но именно они чаще остаются в центрах достаточно долго для того, чтобы почувствовать изменения к лучшему», — говорит Геталс. По данным государственного Департамента уголовной юстиции, интенсивные программы Терапевтического сообщества в Колорадо, среди которых и Peer 1, заканчивают около 60% клиентов.
    По словам сотрудников программы, большинство мужчин, приезжающих в центр, характеризует антисоциальное поведение. Они нарушали режим условно-досрочного освобождения, их исключали из других терапевтических программ.

    На фото: Джилл Франс удаляет Чэду Лэмберту татуировку в своей клинике "What Were You Inking" («Что ты набивал»). Франс безвозмездно удаляла татуировки пациентам Peer 1, поддерживая их стремление изменить свой образ жизни.
    По данным Департамента уголовной юстиции, 11% среди тех, кто прошел подобную двухгодичную терапевтическую программу в Колорадо, совершают новое преступление на следующий год после программы и 21% — в следующие два года.

    Данных для сравнения с заключенными, не прошедшими терапевтические программы, получить не удалось, говорит Ким Инглиш, руководитель исследовательской программы Департамента уголовной юстиции.

    «Мы здесь не для того, чтобы лечить рецидивистов, — говорит директор Кеннет Гайпа. — Мы верим, что склонность к преступности связана с злоупотреблениями наркотиками и алкоголем, и, если нам удастся вылечить эту зависимость, потребность в совершении преступлений также уйдет».

    На фото: Доминик Г. — его голова была побрита во время недавней «массовой стрижки» — целует свою дочь Кирстен на День ребенка.
    «Тайник» — еще одно название секрета. Надпись на доске: «Я воровал деньги из свиньи-копилки своего восьмилетнего брата, чтобы купить кокаин».
    Такие таблички участники программы носят с собой постоянно. Их цель — напоминать о неподобающем поведении и указывать на ключевые цели терапии.
    Шейн П. (слева) и Кори Г. во время монадной медитации — упражнения, направленного на то, чтобы участники посмотрели на себя со стороны. Справа — «семейное собрание» других пациентов.
    Чарльз Г. демонстрирует свои татуировки.
    Патрик Сена на похоронах своего четырехлетнего сына Андреса. Андрес утонул. Патрик чувствует, что из-за своей зависимости не смог быть рядом с сыном, пока тот рос, он надеялся посвятить ему все свое время после окончания программы Peer 1.
    Пациент центра Роберт А. играет со своей пятилетней дочкой Изабеллой.
    Пациенты разыгрывают «Пьесу», рассказывающую историю Peer 1.
    Джеймс Дж. смотрит на здание федеральной тюрьмы во время упражнения, развивающего доверие. Позже Джеймс без разрешения покинул Peer 1, сейчас его разыскивают за совершение побега с отягчающими обстоятельствами.
    Реабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в ДенвереРеабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking
    Реабилитационный центр Peer 1 в Денвере
    © REUTERS, Rick Wilking