ВАРШАВА. Каждый день, небольшая группа протестующих собирается напротив польского президентского дворца. Некоторые становятся на колени, некоторые плачут перед портретами тех, кто погиб в апрельской катастрофе. Тогда на западе России разбился самолет, на борту которого находился президент Лех Качиньский, его жена и еще 94 человека — польские политики и государственные служащие.

В центре внимания демонстрантов — простой, деревянный крест высотой в 4 метра, который был установлен у президентского дворца вскоре после катастрофы в Смоленске. Они говорят, что не намерены прекращать пикетирование или снимать крест, пока перед президентским дворцом не будет установлен памятник Качиньскому и другим жертвам Смоленской катастрофы.

В августе властям пришлось частично оцепить одну из самых оживленных в Варшаве улиц, чтобы предотвратить столкновения между сторонниками креста и тысячами молодых людей, придерживающихся светских взглядов, которые потребовали убрать крест со всеобщего обозрения и переместить его в церковь. С того момента отношения между властями и демонстрантами, которые называют себя «защитниками креста», зашли в тупик.

«Эта проблема стала чрезвычайно запутанной, — говорит Марек Цихоцкий (Marek Cichocki), преподаватель Колледжа Европы в Натолине в Варшаве, который был советником Качиньского по внешней политике. — Эти люди, сидящие на улице, совершенно одиноки. Нет ни одного учреждения, которое было бы готово договариваться о разумном компромиссе. И ответственность за то, чтобы сделать это, лежит на церкви и на городских властях».

Напряженные отношения между мирянами и фанатичными католиками — отнюдь не новость в посткоммунистической Польше. Но эти последние демонстрации «защитников креста» показывают, что патриотизм, религия и политика переплелись настолько тесно, что ни правительство, ни польский Епископат не готовы брать на себя какие-либо риски.

«Крест стал не только религиозным, но также патриотическим и политическим символом, который делает демонстраторов практически неприкосновенными, — сказал Яцек Кухарчик (Jacek Kucharczyk), директор варшавского Института общественной политики, независимой исследовательской организации. — Это своеобразная проверка влияния церкви и тех политических партий, которые стоят за крестом».

Во времена коммунизма Польская католическая церковь имела огромное влияние. Католицизм и национальное самосознание стали неразделимыми в борьбе против коммунистического режима. И церковь, и общество получили огромный прилив сил, когда в 1978 году архиепископ Краковский Кароль Войтыла (Karol Wojtyla) был избран Папой Римским Иоанном Павлом II. Его визит в Польшу в 1979 году придал полякам вдохновения и храбрости для создания независимого профсоюзного движения «Солидарность», которое, в итоге, и вытеснило, без кровопролития, коммунизм из страны в 1989 году.

С тех пор, церковь упорно борется за то, чтобы сохранить за собой  статус защитника традиционных ценностей. И она нашла союзников в лице национал-консервативной партии «Право и справедливость», которую возглавляет брат-близнец погибшего президента Ярослав Качиньский.

Во время предвыборной президентской гонки в прошлом июне, священники убеждали прихожан голосовать за Качиньского. Некоторые даже делали заявления, что прихожане совершат грех, проголосовав за Бронислава Коморовского — вице-председателя правоцентристской партии «Гражданская платформа», который и был, в конечном счете, избран президентом.

Тем не менее, когда речь заходит о «защитниках креста», польский Епископат до странности неоднозначен.

В прошлом месяце архиепископ Варшавы Казимеж Ныч (Kazimierz Nycz) предложил, чтобы крест был перемещен от президентского дворца в соседнюю церковь. Он также предостерег от использования креста в политических целях. «Проблема вышла из-под контроля во время президентской кампании», — считает архиепископ Ныч.

«Защитники креста» отказались сдвинуться с места, и до сих пор церковь не предпринимала никаких попыток переместить крест. «Демонстранты поставили польский Епископат в неудобное положение», — говорит Цихоцкий.

С другой стороны польский Епископат проявляет мнительность в том, чтобы взять «защитников креста» полностью под свою опеку. Это могло пробудить в народе поддержку оппозиционного «Союза демократических левых сил», или  же, попросту,  бывшей коммунистической партии, который торжественно пообещал cделать все для снижения влияния церкви на государство, запрещая духовенству присутствовать на государственных церемониях, отменяя бюджетные ассигнования церкви, обуздывая деловую активность освобожденного от налогов духовенства.

Есть и другая причина двойственного отношения церкви к этому вопросу. Это связано со случаями растления малолетних, а также со случаями сотрудничества священников и епископов с коммунистической тайной полицией, которые сильно ослабляют доверие множества верующих. Церковь просто не может позволить отталкивать от себя еще больше преданных сторонников или отпугивать несовершеннолетних верующих.

По данным, озвученным на конференции польского Епископата, за прошедшее десятилетие число кандидатов на получение духовного сана уменьшилось на 30 процентов. За прошлые три года число студентов 84-х духовных семинарий упало на 30 процентов, а количество членов женских религиозных орденов сократились вдвое, в одном лишь прошлом году снизившись на 15 процентов.  По данным опросов общественного мнения, даже при том, что девять десятых 38-миллионного населения Польши до сих пор называют себя католиками, большинство из них по-своему интерпретируют заявления церкви по поводу моральных проблем.

Цихоцкий говорит, что как раз из-за этих проблем церковь не проявила особой храбрости в своих попытках завершить дискуссию о кресте. Но премьер-министр и лидер «Гражданской платформы» Дональд Туск (Donald Tusk) тоже нельзя сказать, чтобы сильно отличился. Не проинформировав об этом ни демонстрантов, ни остальную общественность, недавно Туск, практически в обстановке секретности, торжественно открыл мемориальную доску памяти жертв Смоленской трагедии на стене Президентского дворца. Он сказал, что надеялся таким образом завершить спор, но этого, конечно же, не произошло.

Чем дальше правительство и церковь будут оттягивать решение этого спора, тем более велика вероятность того, что «защитники креста» и партия «Право и справедливость» будут пользоваться этим, чтобы получить поддержку на парламентских выборах, которые пройдут в следующем году. Это, по словам Кухарчика, лишь только обострит разногласия между антиклерикалами и церковниками.

Он добавил, что если польский Епископат, президент и правительство не договорятся, как разрешить возникшую ситуацию, жертвы Смоленской катастрофы станут пешками в реализации политических и религиозных интересов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.