Польша – шестая по размеру страна Европейского союза. Наравне с Великобританией Польша является самым верным союзником США в Европе. Она постоянно вовлечена в политическое и военное сотрудничество с Вашингтоном. Покойный президент Польши Лех Качиньский, а также мое правительство партии "Право и Справедливость" (PiS) последовательно выстраивали союз крупных и малых стран Центрально-Восточной Европы. Его осью были страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония) и страны Вышеградской четверки (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия). Мы многое сделали для того, чтобы приблизить к в европейским структурам и НАТО бывшие советские республики, такие как Украина, Грузия, Азербайджан, Армения и Молдавия. Реализуя национальные и региональные интересы, мы сталкивались с внешней политикой России, которая последовательно восстанавливает свою сферу влияния, на что часто не обращают внимания американские и европейские политики.

Наша политика вписывалась в традиции польской "Солидарности". Необходимо напомнить, что уже во время первого съезда профсоюза "Солидарность" (1981 год) было составлено специальное послание к народам Центрально-Восточной Европы, что вызвало сильное раздражение Кремля и Организации Варшавского договора. Многие поляки, в том числе и члены моего правительства, были вдохновлены убеждениями и национальной традицией в духе "за вашу и нашу свободу", считая, что свобода нашей страны тесно связана с гарантиями свободы и демократии во многих регионах Европы.

Вместе с другими народами мы одновременно боролись за очищение истории Центральной и Восточной Европы, которую многие десятилетия искажала советская пропаганда, от лжи. Сейчас мы стали свидетелями попыток умаления роли нашего региона в Европе. Такие действия – это подарок для государств, которые не признают демократических ценностей и прав человека. Они могут казаться привлекательными партнерами по бизнесу, но они не разделяют ценности и стандарты, превалирующие в евроатлантическом политическом пространстве. Сейчас ситуация значительно отличается от той, что была в 2004 году - в период расширения ЕС, но наш приоритет усиления роли Центрально-Восточной Европы остается неизменным, и мы верим, что он отвечает интересам трансатлантического союза. Страны, которые недавно обрели свободу и порвали с Москвой, в том числе и благодаря феномену польской "Солидарности", ожидают партнерских и серьезных отношений с Вашингтоном.

Отношения между Центрально-Восточной Европой и США должны быть двунаправленными. Страны нашего региона тоже обеспокоены политикой Тегерана или ситуацией на Ближнем Востоке, но наш регион хочет, чтобы была обеспечена и его защита и безопасность. Я пишу об этом вскоре после проведения военных учений России и Белоруссии под условным названием "Запад", где "врагом" была моя страна.

Мы являемся стабильным членом таких международных структур как НАТО и Европейский союз. Мы играем и в других международных командах. Но ради гарантии наших государственных интересов мы не можем раз и навсегда исключить возможность использования права вето при принятии решений в этих структурах, если эти решения будут противоречить нашим стремлениям и приоритетам. Впрочем, в ЕС два из трех государств, чаще всего использующих инструмент вето – это "отличники" европейской интеграции, чрезвычайно заинтересованные ее углублением – Германия и Бельгия. Это означает, что можно одновременно любить объединенную Европу и творчески возражать против некоторых ее аспектов.

В Польше и Чехии не были построены элементы системы ПРО, зато появляется все больше сигналов, что заинтересованность Америки Европой падает. Это плохо для обеих сторон. К сожалению, этой ситуации сопутствует отсутствие ответной реакции на неоимперскую внешнюю политику Москвы со стороны самых крупных политических игроков Европы и Америки. Завязывание более тесного двустороннего сотрудничества крупнейших европейских государств с Россией, продиктованное экономическими соображениями, несет за собой серьезные политические последствия и уменьшает значение Евросоюза.

Крупнейшие государства-члены ЕС в 2010 году в гораздо большей степени доминируют над Европой, чем это было в 2004 году. Лиссабонский договор не помог реализовать обещаний усиления роли Европы в международной политике. Этот инструмент также не помог сгладить последствия мирового экономического кризиса.

В жизни нужна дружба, а в политике – союзы. Дружба не строится на эгоизме, а союзы не цементируются забвением о союзниках. В этом втором контексте характерен пример Грузии: политика уступок в отношении России со стороны прежних европейских и неевропейских союзников не побуждает другие страны быть заодно с Евроатлантическим Альянсом в любых ситуациях. Польский публицист Юлиуш Мирошевский (Juliusz Mieroszewski), который после 1945 года не вернулся в оккупированную советскими войсками Польшу, выражая таким образом протест против навязывания российского и коммунистического доминирования в нашем регионе Европы, писал в эмиграции, что дабы политика была эффективной, прежде всего она должна быть морально верной.

Я хотел бы посвятить эту старую правду основным действующим лицам сегодняшней политической сцены. Следует уважать интересы не только самых крупных, но также средних и малых государств. Следует вернуться к стандартам и нравам, которые были для многих людей и народов основой их веры в лучший мир. Следует смахнуть пыль с дорожных указателей ценностей в международной политике.

В соответствии с этими принципами действовал в общественной жизни мой брат, президент Польской Республики Лех Качиньский, и погиб за них в чудовищной смоленской катастрофе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.