Польша отказалась от планов продлить на 15 лет контракт на поставку российского газа, а «Газпрому» уже не придется гарантировать, что он будет пересылать свой газ транзитом через нашу страну в Германию до 2045 года. Информация об изменении польской позиции появилась, когда последние согласования приближались к концу: через восемь месяцев после парафирования нового соглашения по поставкам российского газа в Польшу, по которому они должны были быть продлены на 15 лет, и через пять месяцев после утверждения этих соглашений в правительстве.

Встает вопрос, что изменилось за эти месяцы? Ответ прост: изменился польский подход к газовому договору. Вначале, в прошлом и в этом году, уже после парафирования нового соглашения звучали аргументы правительственной стороны и ее представителя, вице-премьера Вальдемара Павляка (Waldemar Pawlak), что речь идет о комплексном решении спорных вопросов и гарантии стабильных поставок газа из России. Только решение принимал не сам Павляк, он пользовался переговорными инструкциями, утвержденными правительством премьера Дональда Туска. Можно спорить о том, кто первым предложил продлить контракт на 15 лет: ведомство Павляка или руководство польского нефтегазового концерна PGNiG, но ввиду того, что это направление переговоров с россиянами было одобрено, значения это не имеет. Одобрение получили и договоренности, достигнутые в конце января, раз Совет министров, в беспрецедентном для таких важных документов ускоренном режиме, но все же одобрил газовое соглашение с Россией. Речь шла не только о продлении, но и об увеличени
и объема поставок (с 8 до 10 миллиардов кубометров газа в год), что незамедлительно вызвало резкую критику со стороны политической оппозиции и части экспертов. Критика не утихла, и все громче поднимался вопрос, что Польша на четверть века попадет в зависимость от российского газа. Контраргументы, что поставки могут быть даже на 15 процентов меньше согласованных, не подействовали.

Обвинения в том, что Польша попадает в зависимость от России, усилились, когда стало появляться все больше сообщений о заинтересованности американских (и не только) компаний разведкой сланцевого газа на польской территории. Правда, пока их деятельность не вышла за рамки получения концессии и подготовки проекта сейсмических исследований, а также графика первых бурений, но это пробудило большие надежды. Тем более что данные о возможных запасах сланцевого газа «головокружительны» – более 3 триллионов кубометров, в то время как в год Польша потребляет около 13,5-14 миллиардов кубометров. Хотя эксперты указывают, что только на то, чтобы выяснить, годятся ли вообще эти месторождения для разработки, понадобится три-четыре года, надежды на сланцевый газ остаются огромными. Более реальный аргумент в пользу отказа в долговременной перспективе от увеличения объема поставок из России – это строительство газового порта. Через терминал в Свиноуйсьце (Świnoujście) Польша сможет получать газ от любых поставщиков, к тому же в
значительных объемах – до 7,5 миллиардов кубометров в год. Утвержденный правительством новый газовый договор фактически давал  преимущества российской стороне, так как «Газпром» получал многолетнего постоянного получателя и при этом не должен был опасаться высоких ставок за транзит газа через нашу страну. Одновременно российский гигант не пошел ни на какие уступки в плане цены. А часть экспертов напоминала, что, к сожалению, Польша выступает в роли просителя, потому что ей нужен дополнительный газ, а кроме «Газпрома» поставить его никто не может.

У «Газпрома» и так есть гарантированные долговременные договоры с ключевыми клиентами в Европе - E.On Ruhrgas, GdF Suez, ENI. Помимо этого он интересуется китайским рынком, который приобретает особое значение в российской энергетической политике.

Более серьезные последствия для «Газпрома» имеют положения договора, касающиеся газопровода «Ямал-Европа», по которому концерн пересылает газ в Германию. Газопровод должен перейти под контроль компании Gaz-System. Европейская комиссия хочет, чтобы работа газопровода регулировалась европейским законодательством, то есть он мог использоваться не только владельцами («Газпромом» и PGNiG), но и другими компаниями (согласно принципу Third Party Access – доступа третьих сторон). По мнению части экспертов, польско-российский газовый договор - это своеобразная проверка возможностей Брюсселя ввести единые принципы пользования газовой инфраструктурой в ЕС. Если удастся склонить «Газпром» приять принципы TPA в отношении газопровода «Ямал-Европа», это станет возможным также и в других странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.