6 декабря закончился застой в польско-российских отношениях. Так определил это президент Бронислав Коморовский. Лед тронулся. Праздничная радость охватила крупнейшие электронные СМИ, которые сейчас в Польше связаны с лагерем власти такими же узами, как и в дружественной Москве – нашем новом образце демократических стандартов.

Возникает вопрос, с чем можно было бы сравнить эти небывалые торжества? Ни один из двух предыдущих визитов президентов России не был так оформлен и не вызывал такого энтузиазма в правительстве. Даже визит генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, говорившего о перестройке и начавшего игры Катынью, не принимался с подобным благоговением. Я не припоминаю, чтобы кто-то мог написать, что поляки ожидают Горбачева, как папу римского. Сейчас же такое сравнение прозвучало в «Независимой газете», и его всерьез повторяют польские СМИ. Мне оно все же окажется преувеличением.

Миллион рублей царю


У меня визит Медведева вызывал ассоциации с торжественным приездом в Варшаву Николая. Не святого Николая, а царя Николая II в сентябре 1897 года. Энтузиазм был поразительно похожим. Место визита - Наместниковский дворец - было тем же самым, что и сейчас.

Звучали восторги по поводу «либеральных и модернизационных тенденций», приписывавшихся молодому царю. Его встречал «лес триумфальных арок». Кто-то там протестовал, но это были маргиналы – Польская социалистическая партия (PPS).

Верно мыслящие жители Варшавы рассчитывали, скорее, что новый царь наконец изменит судьбу государства на Висле. Больше никаких восстаний и прочих опасных мечтаний, но зато мы сможем лучше развиваться и более выгодно торговать с большим восточным партнером. «На повороте истории» - под таким заголовком вышла программная статья главной петербургской печатной трибуны «примиренцев», которой они встречали этот эпохальный визит.

Надежды были так велики, что польское общество под влиянием агитации энтузиастов польско-российской «оттепели» решило организовать сбор денег для царя. Было собран миллион рублей (заработок квалифицированного рабочего не превышал тогда 40 рублей в месяц). Царь милостиво принял деньги и соизволил пожертвовать их на строительство русского Технического университета в Варшаве. Он также согласился  на организацию другого сборf средств: на строительство памятника Адаму Мицкевичу…

Кто-то скажет: совершенно неудачное сравнение. Тогда у Польши не было независимости, сейчас она есть. Это, действительно, самое большое отличие. Однако атмосфера, этот особый официальный энтузиазм кажется схожим. И именно это меня удивляет. Почему? Что конкретно мы получим благодаря этому визиту? Что даст нам «конец застоя»? В чем заключается нынешний «исторический перелом» в польско-российских отношениях?
[…]

Меню важнее газа


Обретет ли Польша, получающая газ исключительно из России (под все более тесным контролем Газпрома) и решающаяся на российскую атомную энергетику вместо собственной, большую безопасность? Наверняка да – с точки зрения Кремля. А с точки зрения гражданина того государства, которое представляют президент Коморовский и премьер Туск? Мне кажется, что это практически важнейший вопрос, которой стоит задать себе по случаю «окончания застоя» в отношениях с Кремлем.

Если кто-то скажет, что в последнее время значение имеют исключительно экономические интересы, а покупка газа или атомной энергии из России может быть более рентабельной, чем откуда-то еще (хотя, скорее, ничто не указывает на то, чтобы ситуация, когда поставщик имеет монополию, способствовала бы когда-либо снижению им цен), стоит напомнить об одной детали.

У одного важного российского политика (его зовут Владимир Путин) среди многочисленных титулов и званий есть и научная степень кандидата наук. Он получил ее в петербургском Университете газа (так в тексте, в действительности – в Горном институте, - прим. пер.) за диссертацию, посвященную очень интересному вопросу: как использовать экспорт энергетического сырья для реализации политических целей России?

Президент (ныне премьер) Путин и его помощники (нынешний президент Медведев) в первую очередь, в сущности, занимаются проверкой этой важной диссертации на практике. Польша является одним из ее небольших, но не лишенных значения, разделов.

Данный аспект визита президента Медведева как-то не вызвал широкого интереса прессы. Жаль. Зато мы смогли в подробностях узнать, как выглядело меню ужина президентов в президентском дворце.
[…]

Польские сокровища в Москве


К сожалению, в сфере исторических вопросов встреча Медведева и Коморовского не принесла никаких существенных изменений помимо того, что польский министр иностранных дел принял ту версию катынского дела, которой придерживается премьер Путин (в последний раз он полностью изложил ее 7 апреля в Смоленске после встречи с Дональдом Туском). Министр Сикорский (Radosław Sikorski) заявил, что «мы можем гордиться» достижениями на ниве преодоления дурного наследия истории. Пожалуй, преждевременно.

правительство Российской Федерации в ответ на жалобу членов катынских семей, направленную в Страсбургский суд, недавно повторило: Россия не обязана выяснять судьбу жертв «катынских событий». Если бы польский президент и правительство смогли убедить российских гостей изменить позицию, тогда, возможно, мы могли бы говорить о поводах, но не для гордости, а для того чтобы элементарно быть этим довольными. К сожалению, я не слышал, чтобы польская сторона во время визита Медведева такие попытки предпринимала.

Я также не слышал, чтобы польская принимающая сторона напомнила, наконец, о возврате сокровищ польской культуры и истории, которые были похищены захватнической Красной Армией в сентябре 1939 года и находятся сейчас в Российском государственном военном архиве в Москве. Речь идет о таких собраниях, как архив Польских легионов, практически полный архив разведки Второй Польской республики, архив правительства, сейма и даже канцелярии польских примасов. Почему эти бесценные для поляков собрания должны оставаться в Москве? Почему мы должны об этом молчать? Мы будем выстраивать на этом молчании хорошие отношения с Россией?

Приветствуем прокурора Чайку

Должны ли мы также тактично молчать по поводу необходимости безотлагательного возврата материальных свидетельств катастрофы? Почему президент Медведев не привез с собой в ознаменование «окончания застоя» и так уже четвертованный остов президентского самолета? Почему польский президент и премьер не напомнили о возврате «черных ящиков», ведь российское следствие уже сделало свои выводы? Почему мы не напоминаем о спутниковых телефонах погибшего президента и шести сопровождавших его генералов, которые были все-таки генералами НАТО? Об этом действительно лучше молчать? А, может быть, достаточно удовлетвориться высказыванием министра юстиции РФ Александра Коновалова, который обещал «посмотреть, что можно сделать» по поводу обломков самолета?

Что же, пока он показал, что можно сделать, представляя в Страсбурге вышеупомянутую позицию российского правительства по «катынским событиям». 

Может, нам следует положиться на улучшение взаимодействия с генеральным прокурором России Юрием Чайкой, который также появился в свите Медведева? На счету прокурора Чайки, которому был поручен надзор за российским следствием по расследованию смоленской катастрофы, надзор за всеми, скажем мягко, сомнительными политическими следствиями в России: над расследованием смерти Анны Политковской, отравления полонием Александра Литвиненко, новым процессом Михаила Ходорковского. Он прославился оригинальным тезисом, который приписывал ключевую роль в убийстве Литвиненко сидящему в лагере у границы с Монголией Ходорковскому… Сейчас он отвечает за формулировку принципиального тезиса смоленского следствия.
[...]


Мы с гордостью и надеждой приветствуем прокурора Чайку на польской земле. Пусть он расследует смерть польского президента и еще 95 польских граждан…

Ближе к российским стандартам

Нынешний президент Бронислав Коморовский на торжественном ужине в честь Медведева провозгласил такой тост: «Мы счастливчики, так как мы живем в мире, который становится все ближе к демократическим стандартам».

У меня нет сомнений, что Польша все более приближается к тем стандартам, которые действуют в России. О них в тех депешах, которые мы могли недавно прочесть в серии утечек в WikiLeaks, откровенно говорили американские дипломаты и западноевропейские политики.

Мы возносим триумфальные арки. Президент Медведев уже под ними прошел. Что придет за ним? «Имперское мафиозное государство» (это из WikiLeaks) и его политические интересы или надежный партнер по «модернизации и либерализации»? Практический ответ будет отрабатываться в Польше.

Анджей Новак – эксперт по России, профессор Ягеллонского университета, главный редактор журнала «Arcana».