Когда Дмитрий Медведев вступал в должность президента, он напоминал «генерала без армии» - он, правда, перебрался в Кремль и получил другие властные регалии, но несомненным лидером России, выразителем и гарантом интересов политической и бизнес элиты остался его предшественник Владимир Путин.

Со временем в среде представителей российского истеблишмента стали звучать робкие голоса, что после десятилетия путинского застоя пришло время Медведева - единственного, кто может придать России модернизационный импульс. Постепенно формирующийся тыл российского президента (который мотивирует не только желание реформировать Россию, но и собственные интересы) был раздробленной «армией без генерала». Медведев, казалось, дистанцировался от своих почитателей, заботясь, прежде всего, об устойчивости официальной линии, и заявляя, что тандем работает безупречно, а оба лидера отлично дополняют друг друга.

В последние недели, спустя почти три года от вступления в должность, Дмитрий Медведев отчетливо пересмотрел свою стратегию. Все более смелым реформаторским лозунгам впервые стала сопутствовать публичная готовность противостоять Владимиру Путину и предпринимать действия, идущие вразрез интересам представителей политической элиты. Неужели началась российская «война в верхах»?

Малая прозрачность процессов, происходящих в российских властных верхах, позволяет сформулировать как минимум три противоречащих друг другу теории на тему отношений в правящем тандеме. Большинство комментаторов местной политической сцены, скорее всего, согласятся друг с другом лишь в одном: подготовка находящейся у власти группировки к президентским выборам, которые состоятся в следующем году, вступает в заключительную фазу.

Тем временем растущая самостоятельность Медведева может указывать как на то, что российский президент осмелился, наконец, бросить перчатку Путину и побороться с ним за второй срок, как и на то, что это обычная мистификация – политический театр. Не исключено, что управляющий Россией дуумвират решил накануне выборов преподнести обществу и иностранным комментаторам суррогат реального плюрализма, а каждое «самостоятельное» действие Медведева детально продумано кремлевскими политтехнологами.

Можно рискнуть выдвинуть и третью (кто знает, возможно, самую правдоподобную) теорию: наметившийся спор во властных верхах совершенно реален, но его ставкой не являются ближайшие выборы. Наоборот: российский президент решился топнуть ногой только тогда, когда оказалось, что все уже решено, битва проиграна, а в Кремль спустя четыре года вернется Путин.

В тени Путина


Несомненно, важнейшим достоинством среди качеств идеального кандидата в преемники Путина на президентском посту, должна была быть лояльность. Именно поэтому был выбран Медведев, вся профессиональная карьера которого с начала 90-х годов разворачивалась рядом с Путиным, в его тени. Отпали же кандидаты, обладающие большим опытом, харизмой и политической смекалкой.

Преемственность власти должны были одновременно гарантировать инструменты, которые остались в руках Владимира Путина: пост премьера и лидерство в партии власти (контроль парламентского тыла), а также сеть доверенных соратников, которых он разместил на ключевых государственных постах, в компаниях и ведомствах, в том числе формально подчиняющихся президенту.

В течение трех лет Медведев соответствовал свой роли. Осознавая свою слабость, он избегал излишней самостоятельности, подчеркивал необходимость командной игры, делился с премьером почестями и брал на свои плечи проблемы. Даже если время от времени он публично занимал отличную от Путина позицию, то старался создать впечатление, что эти расхождения касаются лишь акцентов, а также следил, чтобы его критика не приобретала личного звучания.

Дима, останься


Одновременно президент Медведев нашел собственную нишу, которая должна была сгладить впечатление, будто он является лишь статистом: он формирует свой имидж, апеллируя к лозунгам модернизации России в либеральном, антибюрократическом и прагматично прозападном духе. Со своей риторикой он выглядит относительно естественно, особенно на фоне консервативного чекиста Путина, который старше его на 13 лет. Лозунги Медведева снискали симпатию в мире и соответствуют ожиданиям влиятельной части российского общества. Одновременно в течение последних трех лет Дмитрий Медведев заметно избегал революционных идей, которые могли бы представлять реальную угрозу для политической и деловой элиты, которую ему как президенту пришлось представлять и защищать.

Лояльное и единодушное сотрудничество с Путиным, а одновременно модернизационная реформаторская риторика представляли собой продуманную и стройную стратегию формирования своей позиции внутри элит. Эта стратегия, как можно предположить, должна была стать его пропуском для того, чтобы сохранить за собой пост президента и на второй строк. Не располагая инструментами для того, чтобы удержаться на этом посту вопреки Путину и его окружению, он хотел достичь этой цели с их одобрения.

Он рассчитывал, что его уход (и естественное в этой ситуации возвращение в Кремль Путина) был бы невыгоден для политической и деловой элиты с имиджевой точки зрения: это бы произвело впечатление «возврата к прошлому», отказа от пробудившихся мечтаний о модернизации России. Так что российский президент мог надеяться, что в один прекрасный день к нему придет премьер Путин и скажет: «Дима, ради блага нашего общего дела оставайся на второй срок…»

Стремление к независимости


Мы, конечно, не знаем, что Владимир Путин в последние недели говорил Дмитрию Медведеву, но прежняя стратегия российского президента отчетливо изменилась. Медленный, идущий уже три года процесс стремления Медведева к независимости ускорился.

Еще четыре месяца назад в своем ежегодном послании президент сосредоточился не на идеях радикальных реформ, а обещал, как лояльный член элиты, продолжать прежнюю политику. Он также не воспользовался возможностью подчеркнуть свои независимые либеральные взгляды во время граничащего с фарсом второго процесса Михаила Ходорковского. Тогда приоритетом президента были декларации лояльности Путину и политической элите.

Однако в начале марта Медведев неожиданно использовал конференцию, посвященную реформам царя Александра II, для того, чтобы сформулировать смелый освободительный манифест с явными уколами в адрес Путина. Две недели назад россияне терли глаза от удивления, когда правящий дуумвират столкнулся на почве отношения к военной операции западных стран в Ливии. Президент Медведев не только занял другую, в большей степени прозападную позицию, чем Владимир Путин (что еще не было бы сенсацией), но, прежде всего, назвал слова российского премьера «абсолютно недопустимыми».

Разумеется, в этом контексте важна не политика в отношении Ливии, а намерения, которые руководили президентом, когда он решился сделать публичный выговор влиятельному премьеру.

Рискованная стратегия


Еще Медведев всех удивил, когда ради улучшения инвестиционного климата потребовал от высокопоставленных чиновников отказаться от мест в советах директоров в предприятиях подчиненных им отраслей. Это решение, правда, не приведет к разрушению нынешней системы взаимодействия политики и бизнеса, управляющей Россией. Однако, невозможно не задаться вопросом, почему Медведев решил так демонстративно вмешаться в дело, которое раньше находилось в исключительной компетенции Путина, а одновременно восстановить против себя нескольких ключевых вице-премьеров и министров, в том числе и без того неблагосклонного к нему Игоря Сечина (ближайшему соратнику Путина в ближайшие месяцы придется оставить кресло главы совета директоров компании «Роснефть»).
 
Для политика, который рассчитывает на выдвижение от правящего лагеря на грядущих выборах – это рискованная стратегия. Вдобавок такой принципиальный сейчас Медведев еще будучи вице-премьером не видел ничего неуместного в том, что он возглавлял совет директоров Газпрома. 

Действия Медведева сопровождаются наступлением его экспертного тыла. В середине марта связанный с президентом либеральный Институт современного развития представил каталог глубинных реформ, которые должны привести к демократизации политической системы, и которые должен провести Медведев во время своего второго срока. Авторы доклада выдвигают демонстративный тезис о необходимости демонтировать систему, которую в предыдущее десятилетие создал Владимир Путин. 

Без шансов


Невозможно себе представить, чтобы жесты и действия Дмитрия Медведева (и его кругов) каким-либо образом увеличивали его шансы на то, чтобы стать представителем российской политической и деловой элиты на грядущих президентских выборах. Также кажется сомнительным вариант, что действия Медведева – это согласованная на высшем уровне стратегия, которая должна выдвинуть его и добавить ему веса в глазах общества. Ведь кандидат элиты в независимости от того, будет ли это Путин или Медведев, не нуждается в дополнительной рекламе для победы на выборах, особенно если побочным эффектом могло бы стать раздробление элиты на группы или дезинтегрирующая ее «война в верхах».

Почему же тогда нынешний Медведев не напоминает Медведева несколько месячной давности, который умело соединял лояльность к элите с безвредными для нее модернизационными лозунгами?

Резкий поворот становится понятен, если допустить, что он знал, что ему придется уступить место старшему коллеге, т.к. Владимир Путин решил после четырехлетнего перерыва в соответствии с конституцией вернуться в Кремль.

Долгий марш


Раз у российского президента нет шансов на переизбрание, стратегия балансирования между лояльностью к элите и реформаторскими лозунгами теряет свою актуальность. В его интересах – по максимуму использовать последний год президентства, чтобы преодолеть неблагоприятный имидж эпизодического дублера эпохи Путина. Усиливая либеральную и демократическую риторику, выходя из тени своего учителя и шефа, предшественника и преемника, Дмитрий Медведев формирует свою позицию на последующие годы. 

Нынешний президент, скорее всего, не перейдет на внесистемный фронт, не захочет разрывать пуповину, связывающую его с элитой, но в его интересах завоевать себе специальную, автономную позицию в рамках истэблишмента.

Миф бывшего президента-реформатора может оказаться выгодной инвестицией через несколько лет, когда элита и общество устанут от долгого правления Путина. Если в ближайшие месяцы Медведев не переборщит с критикой своих коллег, то ему наверняка удастся извлечь выгоду из формируемого в настоящий момент имидж непосредственно после ухода с поста президента, например, на международной арене. Как для собственной пользы, так и в интересах политической элиты, влиятельным, хотя и все более независимым членом которой он продолжает оставаться.

Адам Эберхардт – политолог, эксперт по восточноевропейской проблематике, заместитель директора Центра восточных исследований

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.