По различным данным число мусульман в России составляет 12-15 процентов от всего населения. Для большинства приверженцев ислама религия – это частное дело, они не поддаются влияниям радикальных религиозных движений. Радикализации религиозных настроений среди части правоверных способствовал распад СССР и в особенности война в Чечне. В основном это произошло на Северном Кавказе, где религия и этническая солидарность стали показателем отношения к российскому государству.

Этническая разнородность общества отражается также в структуре армии. Сосуществование разных вероисповеданий в российской или советской армии порождало конфликты, которые более или менее эффективными методами пыталась разрешить власть. В царские времена православные священники были включены в структуру армии и разделяли судьбу солдат. Представители других религий официально представлены не были, но в более крупных гарнизонах, где служило много солдат разного вероисповедания, религиозные обряды проводили местные священнослужители. В ходе Первой мировой войны формировались моноэтнические части из мусульман, боеспособность которых высоко ценилась.

Нерелигиозная армия

Во времена СССР официально пропагандируемым в армии мировоззрением был атеизм. Верующими тогда называло себя 30 процентов военнослужащих, при этом все проявления религиозного культа были запрещены и пресекались.

Мусульмане в армии вызывали много проблем не только религиозного, но и бытового свойства. Пятничные религиозные обряды, запрет на употребление свинины, пост в рамадан соблюсти зачастую было невозможно. Это порождало конфликты и нарушало действующее представление о «нерелигиозной» советской армии. Политические органы армии, официально пропагандируя атеизм, издавали полуофициальные брошюры и руководства для командиров, сталкивающихся с солдатами-мусульманами. Однако открытое заявление о своей религиозной принадлежности или культивирование обрядов и традиций было запрещено.

Изменения принес только распад Советского Союза. Религиозное возрождение отразилось и на военнослужащих. Верующие, в том числе мусульмане, начали открыто заявлять о своей вере. Армия, однако, долго не реагировала на это явление. Только рост числа исповедующих ислам призывников и связанные с их службой вызывающие беспокойство инциденты, вынудили власть к действиям.

Уже в конце 1980-х было замечено явление смены традиционной российской дедовщины дискриминацией на расовой почве. Подчиненные отношения, базировавшиеся на сроке службы, стали вытесняться этническими отношениями. Призывники из мусульманских регионов объединялись в группы, чтобы терроризировать своих славянских сослуживцев. В начале 1990-х две трети преступлений совершалось призывниками из Средней Азии и Закавказья, а 80 процентов самоубийц было славянского происхождения.

Проблемы усилились одновременно с изменением системы призыва. В СССР призывников из Азии и Кавказа направляли обычно в многочисленные в то время пехотные, строительные, железнодорожные части, они занимались там самой простой и самой тяжелой работой. После распада СССР без призывников из Прибалтийских республик, Украины и Белоруссии военнослужащих, которые традиционно занимали должности, требующие больших навыков, в особенности технических, стало не хватать. Мусульман начали принимать на флот, в авиацию, ракетные войска стратегического назначения, т.е. в те рода войск, которые раньше неофициально избегали их появления в своих рядах. Нежелание призывников-славян служить в армии, меньшее число коренных русских и постепенный отказ от экстерриториального призыва привели к тому, что в армии стало больше мусульман. В некоторых частях они составляли большинство призывников.

Взятка за службу

Многие молодые россияне пытаются любой ценой избежать попадания в армию. Они прибегают к разным, в том числе нелегальным, способам. Мусульмане же наоборот даже готовы давать взятки за то, чтобы их взяли служить. Исламские регионы России традиционно являются самой бедной частью этой страны. Для призывников-мусульман год, проведенный в армии, т.е. крыша над головой, питание и скромное денежное довольствие – это привлекательная альтернатива отсутствию перспектив в родных местах. Прохождение обязательной военной службы открывает им путь к контрактной. По исламским традициям военная служба – это одна из основных обязанностей мусульманина. Согласно Корану оборона родины – одна из составляющих веры.

Изменение национальных пропорций повлияло на изменение отношений между отдельными этническими группами. Военнослужащие-мусульмане, которых раньше отправляли на самую простую и тяжелую работу, стали, используя свое численное преимущество и организованность, заставлять выполнять ее своих славянских сослуживцев. Командование, как и в случаях дедовщины, не реагировало, считая эти явления элементом неформального «порядка». В тех регионах России, где большинство населения составляют мусульмане, опасались также мести локальных преступных групп, с которыми были связаны некоторые солдаты. Случались ситуации, когда офицеры командовали только «русской» частью солдат, а мусульман оставляли в покое.

В последнее время всплыло несколько ярких примеров нарушения основ межчеловеческих отношений на этнической почве. В августе 2009 года в одной из частей Балтийского флота призывники из Дагестана заставили своих славянских сослуживцев выложить из своих тел слово Кавказ. Летом 2010 года в казармах под Наро-Фоминском произошла масштабная драка между дагестанскими и русскими призывниками.

В октябре 2010 года более ста призывников с Северного Кавказа отказались выполнять приказы русских офицеров на одной из авиабаз в Пермском крае. Поводом послужили якобы религиозные причины. СМИ называли те события «исламским бунтом», что решительно отрицало военное начальство. В итоге конфликт удалось загладить благодаря помощи местных мусульманских священнослужителей.

Большую роль в разоблачении таких случаев играют общественные организации, как, например, Комитет солдатских матерей (занимающийся нарушением прав солдат), СМИ и Интернет. Обнародованные в сети видеозаписи заставили военных отреагировать на подобные инциденты. Раньше такие случаи обычно замалчивались.

Реакция армии на «мусульманскую проблему» замедлена и, скорее, неадекватна масштабу. Некоторые шаги предпринимались по собственной инициативе местными командирами, которые осознали эту проблему. Они выделяли мусульманам отдельные комнаты для молитвы, разрешали имамам (местным или из рядов военнослужащих) деятельность в частях, старались готовить пищу без свинины и давать освобождение от занятий в пятницу.

Видимость деятельности

На центральном уровне вся деятельность чаще всего сводилась к заявлениям. В официальной позиции Совета Муфтиев России, выраженной в документе «Основные положения социальной программы мусульман» от 2001 года, подчеркивалось, что мусульманские организации готовы вести сотрудничество с государственными органами в подготовке молодежи к службе в армии, считая ее обязанностью гражданина Российской Федерации. Документ одобрил Владимир Путин, но конкретных действий не последовало. В 2003 году командование сухопутных войск и мусульманские организации подписали соглашение под названием «Мусульмане – образцовые защитники отечества».

В августе того же года начал выходить военный бюллетень «Азан» (в исламе – призыв на молитву). В основном он был предназначен тем, кто исповедует эту религию, но должен был также приблизить исламскую культуру и мировоззрение представителям других религий. 

В 2006 году при Министерстве обороны РФ был создан Общественный совет, в его состав, в частности, вошел Рамиль Аляутдинов – имам, представляющий Центральное духовное управление мусульман России. Создание совета, в котором оказалось много представителей мира культуры и бизнеса, однако, воспринималось, как пропагандистский ход, направленный на создание видимости большего общественного контроля над армией. 

Священники на постоянной работе

Конкретные действия начали предприниматься лишь в конце 2009 года. Министерство обороны после долгих размышлений решило официально ввести священнослужителей в армию. Раньше они находились там полуофициально, с согласия местного военного командования. Новые принципы касаются прежде всего православных и мусульманских священников в случае, если число верующих в личном составе части превышает 1000 человек или 10 процентов. Эта должность была названа «помощник командира воинской части по работе с верующими», а ставка является гражданской.

Осенью 2010 года генштаб обещал начать формирование моноэтнических военных частей во избежание трений на национальной почве. Также должна появиться военная полиция численностью в 20 тысяч человек. Для российской армии это необычный прецедент, т.к. обычно поддержание порядка и дисциплины входило в обязанности командиров.

Эти решения являются ответом на меняющийся этнический состав армии. Социологические исследования, проведенные в начале 2010 года в Приволжско-Уральском военном округе, показали, что около 60 процентов верующих среди военнослужащих – это мусульмане. По прогнозам из-за нежелания этнических русских служить в армии и большего естественного прироста среди исповедующих ислам в течение ближайших 10-15 лет они могут составить в российской армии большинство.

Планы по введению контрактной службы для граждан других государств может этот процесс ускорить. Можно ожидать наплыва в ряды армии русскоязычных жителей из южных стран, соседствующих с Россией. Проект нового закона устанавливает временный характер их службы и принятие на воинские должности, для которых предусмотрено воинское звание только от рядового до сержанта. Однако при остающейся беспокойной обстановке на Кавказе и росте религиозных влияний в странах Средней Азии сложно избавиться от впечатления, что этот проект продиктован в первую очередь проблемами с комплектованием рядов российской армии. Как поведут себя приверженцы ислама, если они кажутся в ситуации конфликта совести, и будут ли они воевать за Россию, остается открытым вопросом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.