Настоящая холодная война продолжалась лет 30. Моя личная – гораздо меньше. За мои статьи с анализом происходящего в СССР и его окрестностях меня, к счастью, не ждало ничего более страшного, чем возмущенные доносы советского (и польского) посольства главному редактору газеты Le Soir на Унгера, который очерняет Советский Союз.

После того, как СССР не стало, атмосфера начала меняться. Я даже взял интервью у Николая Афанасьева в тот день, когда он перестал быть послом СССР, а стал, не меняя адреса, послом России.

Но все рухнуло. Я неверно процитировал одно слово Владимира Путина, вовремя не извинился, и через много лет после окончания холодной войны предлог для мести наконец-то нашелся: российское посольство заявило, что за «клевету на тему политики России Полю Матилю (мой псевдоним) запрещен въезд на территорию Российской Федерации». Подуло холодной, но уже только личной войной.

Моя холодная война с Россией уже закончилась. Оттепель нарастала в темпе крещендо: посольство в Брюсселе официально поздравило меня с получением звания почетного доктора университета города Люблин. И сенсация, а одновременно повод, чтобы написать эту статью: впервые по случаю государственного праздника Российской Федерации я получил приглашение на прием от трех российских послов одновременно (моего противника уже не было).

Вроде бы мелочь – приглашены несколько тысяч человек (меня, к моему искреннему сожалению, там не будет, впрочем, никто этого не заметит), но я решил, что такие небольшие жесты - это один из признаков, что в Москве происходят большие перемены. Российские дипломаты объяснили: «Сменился посол».

Я описываю этот случай, потому что мне бы очень не хотелось, чтобы сменился начальник посла – президент России. В день коронации Дмитрия Медведева 7 мая 2008 года никто не сомневался, что это лишь марионетка, что он призван заполнить время, которое должно пройти, чтобы Путин смог вернуться в Кремль. Через год время выйдет, и я думаю, что эту гипотезу можно подвергнуть сомнению.

Медведев так изменил обычаи Кремля, что подобное приглашение (не мое, а в целом) стало в российской дипломатии возможным и нормальным. Перемены огромны и, в сущности, на всех стоит подпись Медведева. Именно из его уст прозвучали важные, неслыханные раньше в России слова: что террору советской эпохи нет оправдания, что память об ужасном прошлом столь же важна, как празднование побед. Летели головы коррумпированных генералов, министров и чиновников. Вылетел со своей должности король темных делишек – мэр Москвы Юрий Лужков.

И, наконец, самое важное. Медведев начал рисовать образ модернизации страны, неразрывно связанной с демократией, свободой прессы и борьбой с коррупцией. Он говорил, что Россия движется к стагнации, в частности из-за отсутствия политической оппозиции. Говоря кратко, Медведев считает, что в России нужно «навести порядок». После кого? Кто управлял страной с президентского кресла в упущенные восемь лет?

Для Запада «кремлевский дуэт» остается загадкой. Неизвестно, что это: двойная игра или, как говорил о Кремле Черчилль, «схватка бульдогов под ковром». Из-под ковра живым выйдет наверняка Путин. В его руках госорганы, «диктатура права», и его искренне поддержит большинство избирателей.

Медведев же останется (неизвестно, где) с меньшинством – поколением, строящим новую Россию. А я останусь с моим приглашением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.