Победа на выборах «Гражданской платформы» (PO) и ее способность создать в новом Сейме правительственную коалицию с «Польской народной партией» (PSL) позволяет сделать несколько выводов о будущей внешней политике нового-старого правительства. Ее основные векторы останутся неизменными. Также можно с уверенностью ставить на то, что Радослав Сикорский (Radosław Sikorski), которого уже называли «железным» претендентом на министерский портфель, сохранит свой пост (главы МИД – прим. пер.) в новом-старом кабинете.

Курс на европейский вариант

Польша будет дистанцироваться от Соединенных Штатов (которые сейчас, впрочем, сами не усиливают активность в нашем регионе) и выберет «европейский», т.е. на самом деле, немецко-французский вариант. Следует ожидать, что Польша будет уменьшать свое военное участие в совместных заграничных операциях с США и НАТО (Афганистан), а, возможно и вообще отзовет свои войска. Она будет поддерживать немецкие инициативы на международной арене (ЕС, восточная и балканская политика, отношение к США, палестинскому вопросу и арабским революциям) и избегать споров с Берлином или Москвой. Польша будет занимать пассивную позицию по поводу военного сотрудничества Германии (создание концерном Rheinmetall, со всей военной техникой Бундесвера, центра боевой подготовки армии в Мулино под Нижним Новгородом) и Франции (продажа десантных кораблей класса «Мистраль») с Россией. Польша не будет высказывать протестов по этому поводу на форуме НАТО или ЕС. При этом остается загадкой, положат ли возражения местных властей земли Бранденбург против планов строительства атомной электростанции в Польше начало польско-немецкому спору на этой почве, и решится ли правительство PO-PSL в него ввязаться или же пойдет на уступки.

Флагманским проектом польской восточной политики останется увядающее по причине отсутствия средств и привлекательных политических предложений «Восточное партнерство». В свое время это была полезная инициатива, которая  позволила отодвинуть на второй план проект «Черноморской синергии» (в котором не участвовала Польша). Она напоминала Европе о Белоруссии и способствовала улучшению имиджа Польши в Брюсселе. Однако проект достиг пика своих возможностей и приобрел сейчас ритуально-театральный облик. Несмотря на это, он будет демонстрироваться польской общественности как доказательство «участия Польши в формировании восточной политики». Грядущее падение диктатуры в Белоруссии станет для польского руководства сюрпризом, и оно останется бессильным в отношении его последствий, отдавая инициативу Москве.

Нерешенной останется проблема доступа в порт Свиноуйсьце (Świnoujście), который был затруднен газопроводом «Северный поток», а также инфраструктурного (создание канала через Балтийскую косу), а не «бумажного» (которое может быть в любой момент отменено) разблокирования международного судоходства по Балтийскому проливу и Калининградскому заливу, которые Россия закрывает в зависимости от своей прихоти.


Польша будет продвигать идею расширения зоны малого трансграничного движения на Калининградскою область, нарушая тем самым принцип, согласно которому российский паспорт не должен быть более привлекательным документом для путешествий по ЕС, чем паспорт украинский, белорусский, грузинский или молдавский. 

Вызовом для польской дипломатии станет судьба соглашения об ассоциации ЕС-Украина и связанной с ним зоны свободной торговли. Польша совершенно справедливо призывает в соответствии с заявлением самой Юлии Тимошенко не использовать вынесенный ей приговор как предлог для приостановки переговорного процесса с Киевом по обоим этим вопросам. Однако в странах «старого» Евросоюза сопротивление против открытости ЕС к Украине настолько велико, а приговор Тимошенко является настолько фундаментальным нарушением европейских норм, что Варшава может попасть под давление Берлина и Парижа и проиграть эту игру. Это будет хорошим шансом для оппозиции продемонстрировать надпартийный характер внешней политики государства на стратегически важном украинском направлении и оказать правительству демонстративную поддержку по этому вопросу. Отвергнуть Украину (несмотря на, скажем прямо, серьезный повод, который нельзя назвать лишь предлогом), означало бы подтолкнуть ее в направлении России.

Позиция Польши в ЕС будет становиться все слабее. Самые важные решения будут приниматься без польского участия в неформальных группах (немецко-французских) и передаваться нам «на исполнение». Правительство не сможет прикрыть этой реальности «успехами» личного масштаба, т.е. выдавать за триумф государственной политики факт получения поляками важных, но в большей мере лишь почетных постов в ЕС (Ежи Бузек (Jerzy Buzek) в конце года покинет кресло председателя Европейского парламента). Этот процесс останется, однако, незамеченным польской общественностью, которая слабо ориентируется в международных реалиях.

На фоне ситуации с польским меньшинством в Вильнюсском районе обострятся споры с Литвой. Правительство «Гражданской платформы» и «Польской народной партии» выстраивает отчетливую иерархию государств и ведет политику уступок в отношении крупных держав, а в отношении более слабых партнеров (страны Балтии, Грузия, Венгрия, Румыния) действует твердо либо пренебрежительно. Спор с Литвой будет парализовать способность Польши вести сотрудничество со странами Балтии по строительству совместной АЭС в Висагинасе и энергетического моста, который ликвидировал бы зависимость Литвы, Латвии и Эстонии от российских транспортных сетей, а также исключит возможность реализации проекта газопровода из Свиноуйсьце в Литву. Все эти инвестиции сделали бы Польшу гарантом энергетической независимости Вильнюса от России, и дали бы Варшаве действенный инструмент убеждения, который был бы полезен и в вопросе прав литовских поляков. Отказ от них и углубление данного спора, возможно, станут фоном для попытки Польши подключиться к российскому проекту атомной электростанции под Калининградом, создание которой упрочит доминирование Москвы в энергетической отрасли региона. [...]

Бизнес с Россией

Присутствие в правительстве «Польской народной партии» Вальдемара Павляка (Waldemar Pawlak) приведет к сохранению невыгодного для Польши договора на поставки газа из России и дальнейшей пропаганде мифа огромного и емкого (особенно в плане сельскохозяйственной продукции) российского рынка. Этот миф будет преподаваться как база развития «прагматичных» отношений с Россией. («С Россией нужно торговать, а не вступать в споры, потому что это вредит нашему бизнесу».) Рынок – это не территория или размер населения, а покупательная способность и стоимость дистрибуции (транспортировки товаров). Огромная и коррумпированная Россия (взятки плюс дорогостоящие перевозки на большие расстояния) с большим числом бедных жителей (низкая покупательная способность)  - это худший рынок для польских товаров (экспорт из Польши в 2010 г. – 5,031 млрд долларов), чем небольшая и относительно богатая Чехия (7,202 млрд долларов в 2010 г.). Помимо этого отказ Польши от поддержки Грузии, Эстонии или Украины в их спорах с Россией будет мотивирован именно «прагматичным», т.е. бизнес-подходом к внешней политике. Польская общественность поверит в эту пропаганду.

Во внутрипольской дискуссии на тему внешней политики правительство будет пытаться выставить оппозицию политической группировкой, мотивированной историческими фобиями (Катынь, Эрика Штайнбах (Erika Steinbach)) и приверженной «символическим» темам (Смоленск), которые якобы вредят «прагматизму». Задачей оппозиции будет переломить этот дискурс и выносить оценку правительству по текущей проблематике.

Пшемыслав Журавский вель Граевский - сотрудник кафедры теории внешней политики и безопасности университета города Лодзь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.