Мероприятие было организовано профессионалами. Под золотыми канделябрами Испанского зала чешского президентского дворца президент Барак Обама и его российский коллега Дмитрий Медведев подписали новый договор СНВ. Сложно было подобрать более подходящее место для торжественной церемонии: Прага была одним из самых мучительных символов “холодной войны”, и именно здесь, почти год назад, Обама пообещал двигаться вперед, к “миру без ядерного оружия”. Все, включая время подписания - на следующей неделе состоится важный саммит по ядерной безопасности - было спланировано так, чтобы продемонстрировать дружеские отношения, примирение и историческое достижение.

И так все и было - для Обамы.

Новое соглашение СНВ-3 последовало вскорости за дорого обошедшейся Обаме победе в споре о реформе здравохранения. И после года ослабевающих надежд для сторонников президента, это достижения в сфере внутренней и внешней политики внезапно показали Обаму не просто идеалистом, а идеалистом, способным выполнить обещания, которые изначально казались многим далекими от реальности. И давайте уясним: это действительно является крупной победой для Обамы. После Джорджа У. Буша, годами читавшего нотации вновь ощутившей свою силу России пока ее позиция не стало столь воинственной, что речь зашла о новой “холодной войне”, Обама умудрился привязать Россию к соглашению, которое на самом деле не сокращает американские арсеналы, а лишь отправляет большую часть разобранных боеголовок на хранение, позволяя Вашингтону перевооружиться в течение двенадцати месяцев в случае необходимости, - а главное, не уступает российским требованиям по привязке разоружения к отказу от американской системы ПРО в Восточной Европе. Вдобавок ко всему, Обама убедительно продемонстрировал нравственное лидерство Америки в мире, одновременно выполнив большую часть своего домашнего задания в связи с Нобелевской премией мира.

Неудивительно, что русские не продемонстрировали особого энтузиазма.

Ни Медведев, ни премьер-министр Путин не сделали никаких официальных заявлений по поводу договора, а некоторые российские чиновники среднего звена озвучили свое мнение прохладным, должным образом позитивным тоном. Освещение в российской прессе было минимальным и в лучшем случае непосредственным: мы подписали с Америкой договор, вот, о чем в нем речь. Следующая новость. Если вы хотите узнать, почему подписание имеет историческое значение, придется почитать американские СМИ.

Частично это потому, что Россия не получила от договора то, чего хотела. Соединенные Штаты продолжат разворачивать систему ПРО в Румынии. Это, конечно, соль на едва зажившую рану, оставленную планами Буша по развертыванию противоракетного щита в - угадайте где? - Чешской Республике, и русские хотели полного отказа от системы в обмен на подписание нового договора СНВ. Этого они не получили, но все равно подписали договор, что является серьезным ударом для страны, до истерики одержимой проецированием образа грубой силы и бахвальства. Что еще хуже, во время ужина Обамы с восточноевропейскими и центральноевропейскими главами государств он планирует посоветовать им отказаться от старых стереотипов по поводу русских. Что это, успокаивающая таблетка для Москвы?

Мало того, для страны, по-прежнему столь одержимой своей славой в разгар “холодной войны”, довольно странно сделать шаг в сторону от одной из немногих вещей, гарантирующих ей место на карте в роли мировой державы. Антиамериканизм, хотя и не такой сильный, как во времена президентства Буша, по-прежнему остается отличительной чертой господствующего в России мышления. (Московский таксист недавно рассказал моему другу, что все, что России остается сделать, это “окончательно раздавить Америку”.) Остатки “холодной войны” по-прежнему видны и на уровне стратегии. Всего лишь два месяца назад Медведев подписал военную доктрину, назвавшую НАТО одной из главных угроз российской безопасности.

С прагматичной точки зрения, избавление от всего этого наследия прошлого могло бы пойти на пользу Кремлю, но России думает по-другому. Россия маринует себя в старых обидах и считает, что позиционирование себя в роли противовеса - или бельма на глазу - американской геополитики является простым способом оставаться значимой: стоит превратиться в помеху, чтобы люди начали обращать внимание и попытались уломать и умиротворить тебя. “Россия хотела, чтобы переговоры тянулись вечно”, - говорит Александр Гольц, пишущий об армии и ВПК для либерального вебсайта ej.ru. Возможно, поэтому подписание договора оказалось для России разочарованием: теперь у Запада есть на одну причину меньше обращаться к России. Что же осталось теперь? Иран?

И в этом тоже дело: у России сегодня есть гораздо более важные дела. Об этом просто забыть, находясь в американской новостной реальности, но у России и так руки полны. Вслед за двойными терактами самоубийц в Москве, прошедшими на прошлой неделе, она разбирается с возрождающейся угрозой внутреннего терроризма и исламистского мятежа на Северном Кавказе, а также с кровавой и хаотичной революцией в Кыргызстане. У Украины новый, дружелюбный президент, в то время как у “Газпрома”, похоже, уменьшилось влияние; есть еще вопрос создания Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. Москва также работает над улучшением отношений с Польшей. И это только на внешнеполитическом фронте. “У нас есть другие дела, требующие решения, - говорит Антон Хлопонов из московского Центра исследований энергетической безопасности. - Для Обамы это был важный пункт его внешней политики. Для нас это ничего особенного”.