Как знает каждый, кто уделял этой теме хоть сколько-то внимания, Михаила Ходорковского признали виновным в хищении. Наказание пока оглашено не было, но по-максимуму он может получить еще 14 лет сверх отбытого срока. Впрочем, многие предполагают, что в итоге дело ограничится 6 годами. Вряд ли обвинительный приговор кого-то шокировал – в общем, никто ничего другого и не ждал. Однако вот что странно: позиция Запада, похоже, заключается в том, что если Россия хочет… подождите, как там пишут в New York Times? Ах, да: «…сделать хотя бы скромный шаг к установлению настоящей законности», суд должен ограничиться небольшим или условным сроком.

Так, теперь остановимся на минуту и подумаем. Чтобы убедить своих западных критиков в том, что она делает реальные шаги в сторону законности, России следует отпустить нарушителя закона на свободу, погрозив ему для острастки пальцем. Такое вот правосудие в западном стиле.

Но действительно, нарушал ли Ходорковский закон? Думаю, все понимают, что нарушал. То есть многие, конечно, полагают, что его процесс был «политически мотивирован», или что его главное преступление состояло в том, что он осмелился поссориться с Путиным, но я ни разу не видел человека, который бы всерьез утверждал, что он невиновен. Впрочем, нет, одного все же видел – это был сам Ходорковский, который на своем первом процессе настаивал именно на этом. Если говорить совсем точно, в 2005 году его, по данным опроса, считали невиновным целых 4% россиян. Интересно, по крайней мере, на мой взгляд, что тогда же большинство опрошенных назвали основой демократического процесса всеобщее равенство перед законом. Также интересно, что они отозвались о приватизации государственных активов, проходившей в 1990-х годах при Ельцине (и Борисе Немцове), как о несправедливой (довольно мягкая формулировка, надо сказать). Но самое интересное, что в то время россияне склонны были считать, что «дело ЮКОСа имеет положительный эффект и станет первым шагом к закону и порядку – в первую очередь в экономике». Нет, я, конечно же, не имею в виду, что мы должны обращать внимание на то, что россияне думают о прогрессе законности в их собственной стране - любому понятно, что такие вещи должны решаться на Западе! Но все же интересно, не правда ли?

Хотя обвинительный вердикт не был неожиданным, а точный приговор пока неизвестен, авторы блогов Shanghai Blueprints и RussiaWatching подтолкнули меня все же высказаться на тему происходящего, чем я сейчас и занимаюсь. В процессе я зашел в блог La Russophobe, чтобы посмотреть на ее реакцию (внимание, спойлер: ей не понравилось), и с удивлением обнаружил у нее перепечатку статьи из Christian Science Monitor. Статья эта выглядит настолько нелепой и злобной, что я сначала принял ее за творение самой La Russophobe. Вдобавок ее отличает еще и характерная небрежность – в частности, ее автор на 4 года промахнулся с датой Олимпиады в Сочи. Кто на самом деле написал этот шедевр, можно только предполагать, но я считаю его автором либо Фреда Уэйра (Fred Weir), либо Ольгу Подольскую, либо их обоих вместе – благо они часто работают совместно и нередко несут чушь. Так после войны в Грузии они обсуждали вопрос о том, кто ее начал. «Большая часть стран в мире соглашается с ключевыми положениями российской версии, и мало кто ее опровергает», - писали они. Неужели? Вы тоже считаете, что большая часть мира просто приняла на веру российские слова? Неудивительно, что и эту статью я обнаружил на сайте La Russophobe, и что на Уэйра и Подольскую она вообще часто ссылается.

Кстати, если говорить о последней статье, я должен был сразу понять, что ее, несмотря на ее язвительный тон, писала не La Russophobe. Об этом говорит, например, такой пассаж; «Главный долговременный интерес США в России заключается в том, чтобы помочь этой стране принять западные гражданские ценности. (Именно это было основным смыслом холодной войны.)» Вот оно как. Вот в чем был, оказывается, основной смысл холодной войны - в том, чтобы помочь России принять западные гражданские ценности! Кто в это верит, поднимите руки. Интересно, может ли кто-нибудь действительно подумать, что La Russophobe, регулярно называющая русских свиньями, животными и варварами, таким образом помогает им принять западные гражданские ценности? Слышите, свиньи, La Russophobe на самом деле вас любит! Она просто хочет, чтобы вы приняли западные гражданские ценности!

Впрочем, закончим наше небольшое, но веселое – даже чересчур – отступление и вернемся к Ходорковскому. Думаю, никто не будет отрицать, что он был одним из первых и главных российских олигархов, так же как никто не будет отрицать, что олигархи не только были преступниками, но и до сих пор ими остаются. ( По крайней мере, те из них, кто остался в России. Вот, скажем, Борис Березовский больше не преступник, даже если в России за ним и числились какие-то преступления, потому что сейчас он живет в Англии и ругает Путина.) Собственно поэтому в основном спорят не о том, почему Ходорковского арестовали, а о том, почему не арестовали всех остальных. По мнению многих, дело в том, что Путин сказал олигархам: «Грррр! Не суйтесь в политику, и мы вас не ограбим». Сомневаюсь, что он выражался именно так, но действительно, большинство олигархов сохранили свои неправедно нажитые богатства. Также правда, что Ходорковского до ареста не раз предупреждали, что его поведение выходит за рамки. В частности это было связано с тем, что он финансировал оппозиционные партии и пытался с помощью своих денег перекроить карту российской политики. Однако с западной точки зрения это вряд ли выглядит как преступление. Вмешательство богача в политику - это очень по-американски, почти как мамочкин яблочный пирог. Слышали о Джордже Соросе (George Soros)? Ладно, он – плохой пример, так как он поддерживает демократов, и для многих американцев уже это делает его преступником. Тогда как насчет Т. Буна Пикенса (T. Boone Pickens)? Вмешиваться в политику – его хобби, и он не преступник. В сущности, на мой взгляд, в Америке вмешательство в политику могло бы сделать Ходорковского героем, ведь именно так в ней поступают богатые люди, которые хотят стать еще богаче. Вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что обогащение всегда интересовало Ходорковского больше чем собственно занятия политикой – недаром, когда в 1996 году Ельцин в награду за поддержку предложил ему правительственный пост, он отказался, предпочтя место в Совете по вопросам банковской деятельности.

Есть и еще одно обстоятельство, входящее в число причин ареста Ходорковского, которое делает его для Запада любимым героем и стопроцентным политическим заключенным. Дело в том, что, когда Ходорковский второй раз пытался осуществить слияние «ЮКОСа» и «Сибнефти» (компании Романа Абрамовича, которого русофобы вроде Джулии Иоффе (Julia Ioffe) не перестают порицать как олигарха), он планировал обменять свои акции новой компании «ЮКСИ» на акции Chevron-Texaco, что дало бы американцам доступ к российским месторождениям нефти. Государство в принципе не запрещает подобные сделки, но в целом оно предпочитает сохранять контроль над доступом к своим национальным богатствам. Думаю, большинство правительств согласится с тем, что это вполне разумный подход.

Тем, кто действительно хочет разобраться в причинах ареста Ходорковского, стоит прочесть классическую статью Марка Эймса (Mark Ames) в eXile (спасибо, Джузеппе), в которой подробно, с начала и до конца, рассказывается, как Ходорковский, начав с легкого недовольства правительством, в итоге сам довел дело до кризиса. В целом все это, создает образ человека, который решил, что он стоит над законом, потому что давно привык не обращать на него внимания и добиваться своего благодаря уму, богатству и связям.
Предположения о том, что Ходорковского выбрали для показательного наказания, в то время как многим другим подобные вещи сошли с рук, скорее всего, во многом справедливо, но что их этого следует? Он показал, что хочет присвоить национальное достояние ради личной выгоды, решив, что власти страны не осмелятся его остановить. Они осмелились. Лично я не склонен считать финансовые преступления вроде хищения преступными деяниями в том же смысле, что и, скажем убийство или вооруженный грабеж, однако это только мое мнение, а суд должен руководствоваться законами страны, в которой он действует. Самое смешное, что сначала Запад упрекает Россию в отсутствии законности, а затем, начинает жаловаться, когда человека, который ему нравится, сажают в тюрьму за то, что он преступник.

Ходорковский был самым богатым человеком в России, и, когда это ему было нужно, он был абсолютно безжалостен. Неужели сейчас кто-то хочет сказать, что он действительно совсем ни в чем не виновен? Может ли кто-нибудь убедительно продемонстрировать, что против него совсем нет улик? Его адвокатская гвардия долго старалась это сделать. Из его процесса никто не делал тайны, и множество людей на Западе с жадностью следили за происходящим в суде. Прежде чем назначать наказание судья должен подытожить доказательства. Однако без доказательств до приговора бы просто не дошло дело. Если бы их не было, или если бы все они были сфабрикованными, западные сторонники Ходорковского подняли бы такой крик, что здание суда бы рухнуло. Пока же, насколько я вижу, реакция на обвинительный приговор в целом остается довольно сдержанной – за вычетом истерического визга на таких сайтах как La Russophobe.

Происходящее сейчас будут называть черным днем для российского правосудия – особенно если приговор будет максимальным. Но я не думаю, что это оправданно. Если, находясь на свободе, Ходорковский так много делал для России, вряд ли Путин и Медведев, не только чувствительные к общественному мнению, но и его культивирующие, могли бы игнорировать активные призывы россиян его освободить. Вы такие призывы слышите?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.