Российская сторона заявила, что дальнейшее сокращение ядерных вооружений, которого так добиваются США, может быть достигнуто только как часть межнационального совместного сокращения прочих типов вооружений. Такая позиция уменьшает шансы администрации Обамы на быстрое продвижение к одной из главных целей ее внешней политики.

Условия, которые огласил во вторник министр иностранных дел Сергей Лавров, таковы: новый виток переговоров по урезанию обширного российского арсенала тактических ядерных вооружений малой дальности должен включать сокращение ядерного потенциала других стран; также следует сделать упор на не несущих ядерного заряда боеголовках и космических вооружениях.

Это заявление прозвучало после подписания эпохального договора о сокращении стратегически наступательных вооружений СНВ-III. Договор, ставший краеугольным камнем движения администрации США к «перезагрузке» отношений с Россией, был ратифицирован Сенатом 23 декабря прошлого года. Российские парламентарии обещают последовать их примеру в январе.

Представитель Совета национальной безопасности Белого дома Томми Витор (Tommy Vietor) сообщил, что администрация президента намерена перейти к переговорам по вопросу тактических ядерных вооружений «в течение года после того, как СНВ-III войдет в силу». По заявлению Белого дома, уже готово расписание переговоров по вопросам противоракетной обороны, которое «поспособствует реализации более широкого плана разоружения».

По предположению Лаврова, переговоры по вопросам тактических ядерных вооружений не смогут пойти так быстро. «Перед тем, как обсуждать дальнейшие шаги в сфере ядерного разоружения, следует выполнить условия СНВ-III», — предупредил он на пресс-конференции. Бывшие противники по холодной войне должны сократить максимальную численность ядерных боеголовок высокой дальности с текущего потолка в 2 200 единиц до установленного предела в 1 550 единиц.

«Тогда станет ясно, какие дальнейшие шаги нам следует предпринять для усиления мировой безопасности и стратегической стабильности», — сказал Лавров. Он добавил, что в таком случае потребуется участие в программе прочих стран с ядерным потенциалом, а также то, что в план сокращения должно войти оружие космического базирования, стратегические ракеты, несущие обычный заряд, и прочие виды вооружений.

Россия давно пытается связать вопрос об оборонных системах космического базирования с переговорами о разоружении, а США давно противятся этому.

Но то, что Лавров призывает задействовать другие страны, — очевидная попытка втянуть в переговоры Китай — усложняет дело гораздо больше. По поводу растущей военной мощи Китая у США ведутся с ним собственные переговоры.

Военные эксперты, работающие в Москве, считают, что эти замечания отражают нежелание России сдавать свои позиции, — обширный резерв тактического ядерного вооружения — перед лицом превосходящих сил Запада и Китая.

Главный редактор влиятельного журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов отметил, что «не следует понимать буквально» настоятельные рекомендации Лаврова начинать очередной раунд переговоров лишь через несколько лет. Тем не менее, по его словам, Россия твердо намерена изменить вид плана по разоружению. «По части неядерного оружия Россия проигрывает Китаю, и на случай конфликта на российско-китайской границе России потребуется как-то это уравновесить, — продолжил Лукьянов. — Вести переговоры о ядерном оружии только с американцами — для России это уже неактуально».

Стратегические боеголовки, которых касается СНВ-III, созданы для нанесения ударов по городам. Тактические боеголовки подразумевают использование их на ближней дистанции в процессе военных действий. По части последних у России имеется неоспоримое преимущество: порядка 2 050 единиц против 500 действующих боеголовок у США.

В среду Лавров заявил, что России это необходимо, поскольку с расширением НАТО на восток «баланс сил в Европе значительно сместился».

Лавров благосклонно отозвался о политике администрации Обамы по «перезагрузке» отношений с Россией. По его словам, за последний год благодаря потеплению в отношениях между странами произошло «значительное улучшение международного положения». Он добавил: «Самой главной задачей в нашей работе с Вашингтоном остается сохранение положительной динамики в наших отношениях».

Белый дом надеется, что импульс, полученный в этом стратегическом соглашении, поможет в дальнейшей работе с Россией по таким вопросам, как ядерные программы Ирана и Северной Кореи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.