Вероятно, мы никогда не узнаем всю правду о бойне, происшедшей  вчера в московском аэропорту, в которой потеряли жизни 35 человек и остались ранеными 150 человек, среди них один итальянец. Когда террористы наносят удар по России, никто не ждет, пока  кто-то возьмет на себя ответственность за него или закончит официальное расследование. Не стоит и  слишком доверять новостям, которые просачиваются сейчас в российскую печать.

Как это уже случалось в прошлом, Москва ограничивается заявлениями о террористическом акте, в организации которого прослеживается арабский  или ближневосточный след, чему никто не верит. Почти наверняка покушение совершили выходцы с Кавказа, то есть из Чечни. В этом вся трагедия. Аль-Каида здесь ни при чем, как ни при чем и длинная волна террористических актов, поднятая покушением 11 сентября и вызвавшая к действию десятки исламистских группировок, объединенных общей ненавистью к Западу, базирующейся на смутной и теологически неправильно истолкованной принадлежности к исламской религии.

Эта бойня имеет корни в российской истории, и поэтому нам, европейцам трудно понять ее причины и истоки. Чечня была оккупирована Петром Великим в 1770 году (Петр умер в 1725 году, примечание переводчика), но она не покорилась русскому владычеству. Относительно спокойные периоды, когда казалось, что Чечня усмирена, перемежались с неожиданными вспышками насилия, и тогда Москва применяла силу, подавляя мятеж. Эта кровавая спираль насилия продолжается уже 240 лет.

Почитайте Толстого (его репортажи с Кавказа кажутся удивительно актуальными) или свидетельства о массовых убийствах гражданских лиц и солдат, с которых сдирали кожу, когда они еще были живы, в коммунистическую и послекоммунистическую эпоху. Перелистайте леденящие кровь репортажи Анны Политковской, героини журналистики, заплатившей жизнью за свои обличения.

Все это уже было десять, сто, тысячи раз. Каждый раз, когда Кремль заявляет, что терроризм уничтожен, а на этой земле окончательно установлен мир, новые борцы за независимость возрождаются из ничего, неожиданно нанося удары на Кавказе, а особенно в Москве или в символических местах, и цензура не может это скрыть. В 2002 году были захвачены 800 зрителей в театре на Дубровке, два года спустя — тысячи детей в школе в Беслане, террористы закладывают бомбы в метро Москвы, в концертных залах, на рынках. Последний террористический акт, осуществленный камикадзе, произошел в одном из основных аэропортов столицы в Домодедово, откуда отправляется множество самолетов внутренних рейсов, а также лайнеров, направляющихся в бывшие советские республики. Этот аэропорт имеет меньшее значение, чем международный аэропорт Шереметьево, но это тоже место символическое.

Тот, кто симпатизирует чеченцам, считает, что они не террористы, а борцы за независимость. Подобную аргументацию президент Медведев и премьер-министр Путин гневно отвергают, естественно, из патриотической гордости, а также из экономических интересов: несмотря на свою бедность и труднодоступность, Чечня занимает важное стратегическое положение в сердце Кавказа. Но самое главное нужно сохранить целостность страны. Если отделится Чечня, то может возникнуть эффект домино, и десятки других автономных республик и краев, из которых состоит Российская Федерация, захотят последовать примеру Чечни. Тогда Россия рискует закончить так же, как закончил Советский Союз. Москва не может позволить себе потерять Чечню, а чеченцы никогда не покорятся господству Москвы. Это бесконечное противостояние напоминает западным людям об ужасе терроризма, особенно если он имеет религиозную или этническую подкладку. Путин за последние десять лет применял меры, гораздо более жесткие, чем те, которые взяли на вооружение американцы, но и они не могут обеспечить безопасность. Никакие репрессии и контроль не могут победить камикадзе и доморощенный терроризм. Только превентивные меры и эффективная работа секретных служб могут служить правильным ответом на опасность, с который нам предстоит сосуществовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.