О результатах визита в Москву вице-президента США Джозефа Байдена и том, как результаты визита могут отразиться на политике России в отношении Грузии, «ИнтерпрессНьюс» беседует с экспертом московского центра Карнеги Андреем Рябовым.

- Господин Рябов, как вы оцениваете визит вице-президента США в Москву? По мнению большинства экспертов, в рамках визита стороны сделали только очередные заявления касательно взаимоотношений двух стран. Байден 125-й раз дал обещание отменить поправку Джексона-Веника и обещал Кремлю, что США попытаются урегулировать существующие с Грузией проблемы в связи с вступлением России во Всемирную торговую организацию…

- По поводу визита в Москву вице-президента США Байдена было высказано много различных соображений, но, по-моему, самая реалистичная оценка такова – это был зондирующий визит. Очевидно, что первый этап перезагрузки, инициатором которой был Джозеф Байден, после подписания соглашения между США и Россией о сокращении стратегического вооружения, в определенной мере, закончился. Сейчас, возможно, стоит проблема не новой повестки дня политики перезагрузки, а концептуальной версии нового этапа.

Важные темы для сотрудничества США и России ядерная программа Ирана, транзит военных грузов в Афганистан, недавно к этим вопросам прибавилась необходимость совместных дипломатических и военных усилий в связи с развивающимися в арабских странах процессами. По происходящим в Ливии событиям готовится заседание Совбеза ООН. Какую позицию разработает международное содружество, во многом зависит от постоянного члена совета безопасности - России.

Важно прояснить, какие цели ставит США в отношениях с Россией и Россия – по отношению к США. Думаю, целью последнего визита Байдена было, чтобы США глубинно разобрались, по каким вопросам возможно сотрудничество с Россией, а по каким – маловероятно. С этой точки зрения интересны соображения членов американской делегации, суть которых такова – пока рано говорить о том, какими будут результаты визита, но факт, что американская сторона уточнила свои представления о позициях Москвы по ряду вопросов. Поэтому визит можно считать успешным как для американской, та и для российской стороны.

- Создалось впечатление, что Путин попытался загнать гостя в тупик, когда предложил Байдену упразднить визовый режим между США и Россией, однако Байден не растерялся и переадресовал вопрос президентам обеих стран…

- На самом деле никто не знает, что хотел сказать этим предложением Путин. Оно было неожиданным и для Байдена, и для всей американской делегации. Вероятнее всего, здесь возможны два варианта. Первый – Путин не раз использовал подобный дипломатический трюк и его суть такова – мы готовы пойти в отношениях довольно далеко, а вы? Хотя ни в Думе, ни в правительстве не сидят такие оптимисты, которые считали бы, что реализация идеи безвизового сообщения между США и Россией возможна в ближайшем будущем.

Второй, довольно важный аспект – Москва хочет показать Евросоюзу, который медлит с соглашением о безвизовом сообщении между Россией и ЕС, что Кремль пытается решить вопрос безвизового передвижения своих граждан и с США. Если вы не сделаете, я попытаюсь с Америкой. Такова логика действий Москвы. Кстати, разговоры на эту тему раздражают Евросоюз. Там считают, что решить вопрос безвизового сообщения между Россией и ЕС, предположительно, будет возможно через 15-20 лет.

- До визита российская элита и аналитики считали, что визит вице-президента США связан с поддержкой кандидатуры Медведева на приближающихся президентских выборах. По той же версии, Байден должен был предложить Путину председательство Международного олимпийского комитета или какую-то должность в ООН… По вашему мнению, что может означать появление подобных мнений и такое восприятие процессов российской элитой и аналитиками?

- Бесспорно, сегодня у США нет и не может быть таких планов. США поддерживают внутриполитическую динамику там, где она существует. Примером в скором времени может стать Молдова, но не Россия или Украина, где обстановка довольно спокойная и осуществить инициативы внутриполитического характера невозможно. Соответственно, возникает вопрос – откуда появились подобные соображения?

Появление таких материалов имеет внутриполитические российские корни. По моему мнению, эти корни надо искать в команде президента Медведева, члены которой хорошо видят определенные перемены в соотношении сил в российской элите и хотят показать обществу, что демократический Запад поддерживает их и Медведева. Между прочим, эта версия разожгла интерес хотя бы на несколько дней, но следует сказать также, что за этой успешной пиар-комапнией не могут стоять реальные политические процессы.

- Нельзя ли предположить, что упоминание Байденом Сергея Магницкого и Михаила Ходорковского при выступлении в Московском университете было демонстрированием именно того, что имитация демократии в России не может обмануть Вашингтон?

- Разумеется, не может. Мы должны отличить друг от друга два подхода администрации Белого дома к России – первое, США руководствуется внутриполитическим реализмом – мы имеем дело с такой Россией, какая она есть. США не могут ее изменить. При желании это может сделать только российский народ. Второй подход касается того, что происходит в России. Конечно же, у США и России разные системы ценностей, различные цели, и США это подчеркивают. В своем выступлении в Москве Байден, практически, сказал следующее – США хорошо понимают, что Россия не западная страна, но она важный партнер, имеющий собственные интересы, и США готовы искать баланс между интересами Вашингтона и Москвы.

- Господин Рябов, в своей статье «Проводимая Грузией после августа 2008 года политика в отношении России – основные подходы и факторы влияния» вы высказываете мнение, что администрация Обамы практически признает постсоветское пространство сферой привилегированного влияния России. Что вам дает повод думать так? И еще, после визита Байдена вы остались при своем мнении?

- Нет. В 2009-2010 годах в американской администрации бытовало мнение, что постсоветское пространство является сферой влияния России. Но думаю, что в этом подходе США произошли определенные изменения. Там, где замечается какая-та динамика, без сомнения, США, как влиятельный и глобальный игрок, активно принимает участие в поддержке демократических процессов. Там, где такой динамики нет, США остается на основной позиции. Считаю, что в отношении постсоветского пространства США диверсифицирует, уточнит свою основную позицию и его политика будет более целенаправленной и точечной.

- Нельзя ли предположить, что подобная политика США коснется и Грузии?

- По-моему, непременно коснется, если Грузия продолжит осуществление реформ. Если динамика реформ в Грузии продолжится и без сомнения будет позитивной, США и впредь будет поддерживать Грузию. Более того, Вашингтон попытается превратить Грузию, как проводящую успешные реформы страну, в своего рода «витрину» не только для постсоветских стран. Что касается территориальных проблем, пока не вижу никаких признаков того, что в позициях Вашингтона и Москвы по вопросу Абхазии и Южной Осетии в ближайшем будущем произойдут перемены.

Хочу привлечь ваше внимание еще к одной теме, которую вы упомянули в начале беседы. Я не уверен, что обещания США помочь России в вступлении в ВТО будет достаточно для изменения позиции Грузии. Естественно, в этом вопросе Вашингтон поддержит Москву, но не думаю, что это произойдет так, как надеются в российских политических кругах. В этом вопросе много сложностей и я не уверен, что в ближайшее время все завершится положительно для России.

- Господин Рябов, вы относитесь к числу экспертам, по мнению которых тема Абхазии и Южной Осетии никогда не станет предметов торга между Вашингтоном и Москвой и Обама, практически, смирился с пребыванием российской военной силы в этих оккупированных регионах Грузии. Каковы ваши аргументы в пользу этого тезиса?

- Считаю, что такая позиция фиксировалась до определенного времени, несмотря на то, что позиция США по поводу последствий августовской войны 2008 года абсолютно отличается. Насколько мне известно, во время последнего визита Байден имел беседу на эту тему с Медведевым и Путиным.

Насколько я понимаю, на фоне неопределенного положения на Ближнем Востоке и осложнившейся обстановки на Северном Кавказе в ближайшее время Вашингтон и Москва не переведут вопросы Абхазии и Южной Осетии в практическую плоскость. Однако позиции сторон известны и не вижу предпосылок для того, что в них произойдут радикальные изменения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.