Взрывающаяся Европа, ядерный Иран, «оккупированные» американские города, окончание локаута в НБА… Какие бы новости ни казались главными в мире в последнюю неделю предпоследнего месяца 2011 года, совершенно ясно, что не попало на первые полосы: эту неделю не запомнят как время, когда Россия угрожала Европе ядерными ракетами.

И тем не менее, именно это и произошло. Давая залп из прошлого холодной войны, российский президент Дмитрий Медведев заявил, что если Соединенные Штаты Америки и их натовские союзники продолжат реализацию планов по созданию региональной системы противоракетной обороны, то Россия возьмет в перекрестье своего ядерного прицела европейские объекты ПРО.



Поражает то, чего не произошло вслед за этим. Если не считать формальных ответных выпадов со стороны официальных представителей американских властей, грозные речи Медведева были встречены всеобщим безразличием. Молодой американский президент не стал приводить страну в состояние повышенной боевой готовности; не стал он и уговаривать Россию отойти от края пропасти в сторону неспокойного мира. Да и обеспокоенные ученые-атомщики не потянулись к стрелкам часов судного дня, чтобы перевести их на без пяти двенадцать.

Еще по теме: Выйти за рамки мышления холодной войны

Нет, жизнь шла своим чередом. Американцы занялись поеданием индеек на День благодарения, футболом и битвами за покупки в Черную пятницу. А Европа – ну, она продолжила размышлять о том, кто будет оплачивать счета Греции, Италии, Испании и Португалии.

Может, нам пора обратить внимание?

На той же самой неделе, когда Москва пригрозила превратить в мишень своих европейских соседей, она отправила три боевых корабля патрулировать сирийское побережье и предупредила Запад, что любая «иностранная интервенция» с целью прекращения кровавой бойни режима Башара аль-Асада может наткнуться на сопротивление России.

Российские делегаты в ООН четко дали понять, что сорвут более жесткие санкции по Ирану, несмотря на появление нового доклада МАГАТЭ, в котором указывается, что тегеранские правители как никогда близки к созданию ядерного оружия.

Читайте еще: По мнению России доклад ООН по ядерной программе Ирана необъективный и предвзятый

В Венесуэле российский банк открыл кредитную линию на 2 миллиарда долларов, и это вдобавок к поставкам российского оружия вооруженным силам Уго Чавеса на 4 миллиарда.

А в Москве диктор последних известий с национального телеканала прямо в вечернем эфире отсалютовала американскому президенту Бараку Обаме известным жестом средним пальцем. Хотя номинально российские средства массовой информации по-прежнему свободны, контрольный пакет указанного телеканала – как говорит Тина Берретт – принадлежит санкт-петербургскому банку, которым управляет близкий друг премьер-министра Владимира Путина.



Но в таком враждебном отношении России к Америке после холодной войны есть своя особенность. Заключается она в том, что чувства эти не взаимны. И дело не в том, что американский диктор не может опуститься до таких неприличных жестов. Может, но если палец появится, он, скорее всего, будет означать неприязнь его хозяина к любому из десятка публичных фигур, но не к Путину. Причина в том, что Россия находится далеко от центра нашего внимания и совершенно не видна на экранах наших радаров. Вот пример: во время недавних дебатов республиканцев по вопросам внешней политики, которые организовала CNN, слово «Россия» за полтора часа передачи прозвучало всего один раз. Если есть что-то хуже безответной любви, то это безответная вражда.

Еще по теме: Внешняя политика президента США в отношении России провалилась

Вместо того, чтобы ответить на американскую перезагрузку перезагрузкой российской, Москва предпочитает играть роль помехи. Сценарий ее поступков весьма предсказуем: держать Ближний Восток на медленном огне возле точки кипения; разжигать антиамериканские настроения в Западном полушарии; по мере возможности вносить разлад в ряды трансатлантического альянса, отвлекая США и давая России свободу действий, чтобы она могла перекраивать «ближнее зарубежье» в некое подобие своей былой империи. Но здесь есть одна загвоздка. Те страны, которые Москва считает пешками на своей доске, это на самом деле международные актеры со своими собственными интересами и планами. Их можно завести и должным образом настроить, но нет никакой гарантии, что свой гнев они направят исключительно на Соединенные Штаты.

Во времена Черчилля Россия была загадкой, завернутой в тайну, помещенную внутрь головоломки. В наши времена она похожа на вездесущую Ким Кардашян (американская актриса, фотомодель, светская львица – прим. перев.). А еще она смахивает на комика Родни Дэнджерфилда с его знаменитой фразой «Я не получаю никакого уважения!». Но у нее есть ядерное оружие.

Читайте еще: Россия по-прежнему враждебна

И вот появляется крутой, профессиональный, «прозападный» российский лидер Медведев и начинает грозить европейским странам российскими ядерными боеголовками. Но для европейских столиц российские боеголовки это ничто по сравнению с тем пистолетом, который МВФ приставил к их виску.

Есть старая поговорка, гласящая, что тревогу Россия может вызывать лишь в двух случаях: когда она слаба, и когда она сильна. Наверное, пришло время добавить третий случай – когда Россию игнорируют.

Дэниел Макгрорти возглавляет вашингтонскую консалтинговую компанию Carmot Strategic Group. Ранее он занимал высокие должности в Белом доме и в Министерстве обороны.