В России всегда была благодатная почва для предположений и спекуляций. Начиная с кремлеведов давно минувших дней, и кончая сегодняшними учеными мужами, эксперты всеми силами пытаются спрогнозировать политический и экономический курс этой страны – и часто оказываются не в состоянии предсказать ее внезапные изгибы и повороты.

Ключевой вопрос сегодня заключается в  том, каковы будут последствия протестов в Москве и многих других крупных городах, которые прошли после недавних парламентских выборов. Повлияют ли они на чрезвычайно важные выборы президента, назначенные на март будущего года? Приведут ли они к русской версии «арабской весны», или просто пошипят и выдохнутся на морозе в эту зимнюю пору?

Читайте еще: Дерипаска пророчит экономический подъем на востоке России

История говорит о том, что страна, на которую поочередно нападали монголы, поляки, французы и немцы из нацистской Германии, и которая пережила кровавую революцию, самым естественным образом будет стремиться к стабильности и постоянству.

А это с легкостью приводит нас к выводу о том, что стремление к плавному социально-экономическому развитию укоренилось в психологии россиян, и что государственное устройство, лежащее в основе этой страны, справедливо и честно отражает именно эту тенденцию. Этот вывод весьма правдоподобен, но он несправедлив, ибо в нем открыто игнорируется изначально присущее людям стремление к свободе и социальному прогрессу.

Политические исследования показывают, что по мере роста доходов в условиях экономического развития большинство стран постепенно расширяет политические свободы, а вместе с ними развивает демократию.  Главное исключение здесь составляют авторитарные нефтедобывающие страны, во главе которых идут арабские государства.



Некоторые аналитики видят в России очередное авторитарное государство с богатыми нефтяными запасами. Однако мой коллега по «Ренессанс-Капиталу» Чарльз Робертсон (Charles Robertson) заявляет, что Россию следует относить не к жестко авторитарной стране, а к слабой демократии с автократическими тенденциями.

Если он прав, это положительный момент для политического развития России, потому что  не было еще случая, когда слабая демократия превращалась в мягкую или жесткую диктатуру, имея такие доходы, как в России (около 15000 долларов в год на человека по паритету покупательной способности).

Еще по теме: Российская экономика, жертва выборов

Еще важнее другой момент. У России неожиданно высокие шансы на превращение в сильную демократию. Они составляют около 30% за каждый год, если исходить из опыта других стран с аналогичным уровнем экономического развития.

Чрезвычайно важно и то, что с такими уровнями подушевых доходов как в России, переход бывает мирным и бескровным.

Однако мы имеем в виду не только это преобразование. России предстоят гораздо более тонкие, менее заметные, но важные экономические изменения, которые лишь подкрепят прогнозируемый переход к более сильной демократии.

Будет устойчивый, однако неизбежный переход от профицита текущего платежного и бюджетного баланса к дефициту, который, по нашим оценкам, закончится к 2014 году.

Самое важное, за чем необходимо следить участникам рынка, это то, как Россия будет действовать в этой новой и гораздо более сложной среде. До 2009 года постоянный рост нефтяных цен обеспечивал вполне комфортное наполнение государственной казны и значительный профицит бюджета. Однако кризис 2009 года и его последствия изменили состояние текущего платежного баланса, и еще больше изменили баланс бюджета.

Правительство прогнозирует, что дефицит бюджета сохранится и в 2014 году, даже если цены на нефть будут в пределах 100 долларов за баррель. По нашим оценкам, текущий платежный баланс уйдет в 2014 году в отрицательное значение при 100 долларах за баррель, а в 2013-м при 90 долларах за баррель.

Читайте еще: Как россияне ответили на нефтяную самоуверенность Путина


Жизнь с двойным дефицитом создаст для России совершенно  иной набор проблем и вызовов, и ей придется искать и находить способы для затыкания этих финансовых дыр.

Один из возможных вариантов действий для России состоит в том, чтобы не делать ничего до 2013 или до 2014 года, и подобно святому Августину с его знаменитой фразой «дай мне воздержание, но не сейчас» до самого конца отказываться от принятия правильных решений. Это истощит валютные запасы, экономика забуксует, и у иностранных инвесторов исчезнет повод для радости.

Если вы считаете, что это наиболее вероятный сценарий, то вам место в хорошей компании. Однако уповающим на лучшее будущее России и делающим на нее ставку не надо отчаиваться, поскольку есть и другое внушающее доверие решение проблемы двойного дефицита. Нам кажется, власти постепенно начинают понимать, что в глобальных условиях низких темпов роста перспективы увеличения цен на нефть, подобные докризисным, весьма ограничены.

Следовательно, России крайне важно улучшать деловую среду, дабы привлекать капитал, необходимый для покрытия своего дефицита, а также диверсифицировать экономику, уводя ее прочь от сырьевой зависимости. Этому явно поможет долгожданное вступление России во Всемирную торговую организацию.

Гадать на кофейной гуще в попытке вычислить намерения властей занятие опасное. Но на наш взгляд, кризис совершенно очевидно создал новое умонастроение, когда по отношению к иностранцам возникает больше открытости и благожелательности.

Еще по теме: Изменение благосостояния жителей стран СНГ за два десятилетия

Правительство приступило к новой программе приватизации (по общему признанию, она немного задержалась из-за неблагоприятного мирового финансового фона), расширило перечень стратегических предприятий, открытых для иностранных инвестиций, ускорило процесс вступления в ВТО, а также активизировало усилия по созданию клиринговой системы расчетов в евро на внутреннем рынке облигаций. На наш взгляд, эти реформы недооценены, и им придается недостаточное значение.

Мы полагаем, что масштабный макроэкономический переход от двойного дефицита к двойному профициту уже создает мощные стимулы для экономических перемен.

Маркс тоже порадовался бы, увидев, что в точном соответствии с его учением, развитие производительных сил способствует переменам в средствах производства и созданию более демократического общественного порядка.

Это говорит о том, что в случае переизбрания Путина в марте на пост президента он будет гораздо больше нацелен на реализацию экономических и политических реформ, чем того ожидают его либеральные критики. Конечно, возможен и более консервативный подход. Но я думаю, он будет вынужден использовать модернизационные подходы к формированию политики, поскольку понимает, какие серьезные вызовы стоят перед его страной.

Во время своего ежегодного обращения к нации 15 декабря Путин пообещал, что уйдет в отставку, если поддержка ему снизится, и что не останется ни одного лишнего дня на своем посту, если утратит народную поддержку. Так что с Путиным или без него, но мы видим, что у России гораздо больше шансов на постепенный переход к демократии, чем на революционное сползание в хаос.

Иван Чакаров, главный экономист «Ренессанс-Капитала».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.