Москва - Михаил Горбачев должен был это знать. Советский лидер, который сам был захвачен врасплох историей, еще 20 лет назад сказал своим вассалам: кто опоздал, того жизнь накажет. Если посмотреть на современные события в России, то возникает такое чувство, что они немного напоминают то, о чем говорил Горбачев.

Пока еще Владимиру Путину не угрожает политический конец, поскольку те слои, которые зависят от государственной капельницы, по-прежнему видят в нем гаранта стабильности. Так, например, считают пожилые люди, которых глава российского правительства порадовал в четверг, объявив им об увеличении пенсий на 7%, и это решение должно вступить в силу уже в феврале. То есть как раз перед президентскими выборами, намеченными на 4 марта.

Но те, кто, напротив, не находятся на содержании государства, уже давно расстались с Путиным. Новый средний класс демонстративно проявляет свое недовольство. Речь идет о руководящих работниках банков и сектора ИТ, а также о тех, кто работает в средствах массовой информации и в области искусства. Если говорить в целом, то это люди до 40 лет, которые делают ставку на личные достижения. Это сложно понять тем людям, в том числе и Путину, которые всегда находились в зависимости от государства. Как может часть общества, получившая выгоду от стабильности, ставить под вопрос своего гаранта и вообще продолжение избранного им пути? Как могли эти люди неожиданно нарушить неписанный общественный закон, в соответствии с которым они смогли достичь благосостояния, только отказавшись от любого политического участия.

Читайте также: Национальная дилемма Путина

«Изменения неизбежны»


Но они могут. И, по сути, они всего лишь действуют в соответствии с модернизационной теорией Липсета (Lipset), в соответствии с которой определенный уровень благосостояния является главным условием для того, чтобы централизованная система превратилась в демократию. Путин сам придерживался этой теории, хотя она и является спорной. Конечно, он считает, что народ еще не «созрел» для демократии. «Экономика уже достигла такого уровня, при котором политические изменения неизбежны», - подчеркивает в своей аналитической статье ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. Он имеет в виду потребность в появлении неподверженных коррупции институтов – россияне, по его мнению, хотят, чтобы государство защищало их собственность.



Но Путин приводит встречные аргументы. Он считает, что Россия все еще находится в процессе серьезных изменений, а на переправе, как гласит русская пословица, коней не меняют. Он также жалуется на то, что в лицо ему дует сильный встречный ветер неблагодарности.

В определенном смысле Путин обманывает себя и всех остальных. Он считает, во-первых, что именно он – человек, восстановивший авторитарный режим – может судить о демократической зрелости своего народа. Во-вторых, экономический бум и кризисное управление с 2008 годя являются якобы исключительной заслугой проведенных им фундаментальных реформ и не имеют ничего общего с удачно сложившимися высокими ценами на нефть. В результате с 2005 года удавалось даже скрывать нежелание Путина проводить реформы, а также его губительный эксперимент с государственный капитализмом и присущей такого рода системе неэффективностью.

Читайте также: Культурная терапия от Владимира Путина

Есть основания говорить о том, что Россия столкнулась с конфликтом поколений. С ним связан также спор между патернализмом и частной инициативой. Путин убежден, что  люди не сами добились благосостояния, а именно он им его обеспечил. А если судить по его недавним заявлениям относительно создания рабочих мест, то можно говорить о том, что эта иллюзия еще продолжает существовать. Смысл ее сводится к тому, что именно всемогущее государство должно все делать, хотя, на самом деле, было бы достаточно, если бы оно просто не мешало. Этот принцип должен быть знаком дзюдоисту Путину, поскольку в этой борьбе любое движение тем быстрее, чем меньше в нем участвуют мышцы, то есть чем меньше они мешают. По оценке проявляющего в настоящее время исключительную активность бывшего министра финансов Алексея Кудрина, Путин в начавшемся десятилетии предстанет в новом прагматичном варианте «Путин 2.0», но пока это сложно себе представить.

Читайте также: Почему "путиномика" - не пример для подпражания

«Верхи не хотят»

В отличие от этого, более заметными представляются две линии разлома, к которым подошла Россия. Так оценивает ситуацию Владимир Назаров – экономист московского Института экономической политики имени Гайдара. С одной стороны, существует исторический конфликт между феодальной политической системой с ее сырьевой экономикой и ожиданиями не являющихся привилегированными слоев общества, то есть большинства населения. С другой стороны, речь идет о линии разлома, связанной с напряженностью в национально-этнических отношениях. Пока еще речь идет не о революционной ситуации, а только гражданском конфликте. Однако позиции сторон не очень прочны. «Верхи не хотят жить по-новому, а низы не хотят жить по-старому», - подчеркивает Назаров.