Сопредседатель «Парнаса», вице-премьер российского правительства середины 90-х Борис Немцов в беседе с обозревателем РС Михаиле Соколове вспоминает о первом президенте России Борисе Ельцине, которому 1 февраля 2012-го исполнился бы 81 год.

- Как вы думаете, что бы сказал Борис Ельцин, увидев демонстрации на Болотной и на Сахарова?


- Ельцин, уверен, поддержал бы протестующих. Он был крайне раздражен тем, что при Путине стала сворачиваться свобода слова, уничтожаться институт выборов. Да, он об этом публично не говорил, но, встречаясь со мной, он мне это говорил неоднократно. Он бы был на Болотной, я думаю. Он бы был на Сахарова. Может быть, несмотря на возраст, пришел бы даже на марш, который будет 4 февраля.



Да, при Ельцине были не идеальные выборы, это правда, но это были выборы, это была конкуренция.

Вспомним тот же 1996 год, в первом туре Зюганов и Ельцин получили примерно одинаковый процент голосов – чуть больше тридцати. Потом драматические события во втором туре. Да, конечно, большую роль сыграл информационный ресурс, да, олигархические группы поддерживали Ельцина, боясь возвращения коммунизма... Но это было состязание, это были выборы. Я работал в то время губернатором и могу сказать, что в Нижегородской губернии никогда не было никаких фальсификаций.

- Но они были в других регионах.

- Они были в основном в национальных республиках, но по этому поводу проводились расследования. Еще раз говорю, в моей области такого не было. А в этот раз в моей родной Нижегородской губернии и коммунисты, и «Справедливая Россия», и другие партии, кроме, естественно, партии жуликов и воров, зафиксировали вброс 100 тысяч голосов.

В то время, когда я работал губернатором, этого в принципе не могло быть. Так система работала. В избирательных комиссиях были представители разных партий, наблюдателей никто никуда не выгонял, был разрешен пересчет голосов. Все было публично и гласно. Была свободная пресса, обо всем можно было рассказывать. Нарушения обсуждались в судах, выносились решения, возбуждались и уголовные дела...

Читайте также: Соратники Ельцина обсудили демократию в России

Не идеальные были выборы, безусловно, но такого беспредела, чтобы 13 миллионов голосов на глазах у изумленной страны были украдены с помощью каруселей, приписок, подмены протоколов - да такого при Ельцине даже себе представить было невозможно!

- Сдерживало ли Бориса Ельцина то, что члены его семьи стали членами этой системы,  его дочь Татьяна, ее муж Валентин Юмашев – владелец бизнес-центров...

- Ельцина, безусловно, связывало то, что его близкие были приближенными к Путину. Это очевидно. Он, я думаю, еле себя сдерживал, чтобы публично не выступить. Но не выступил... Видимо, дети говорили, что они могут пострадать, если он будет публично критиковать эту воровскую коррупционную систему, которую Путин на его глазах начал строить.



- Борис Ельцин - основатель путинской системы или путинская система – это отклонение от того, что строил  Ельцин? Своего рода злокачественная опухоль на здоровом теле росшей в России в 90-е годы демократии?

- Борис Ельцин – основатель новой России. При Ельцине в стране была свобода слова и были выборы. Конечно, система была с изъянами. Но вместо того, чтобы с ними бороться и приводить все в божеский вид, двигаться вперед - вместо этого все свернули, создали гнусный, зловонный совок, замешанный на цинизме, коррупции и воровстве и хотят вечно править.

Ельцина упрекают во всех грехах, а ведь он был президентом всего 8 лет. Путин правит уже 12 и хочет еще 12. Он на самом верху власти в полтора раза дольше, чем Ельцин, а кивает на то, что было в 90-е. Поэтому я считаю так. Случился при Путине полный разворот, полное отрицание тех демократических завоеваний, которые были в 80-е – в начале 90-х. И в основе этой латиноамериканской ублюдочной модели воровского приятельского капитализма, то, что цель Путина – это обогащение себя любимого и своих друзей.

Читайте также: Россияне реабилитировали Ельцина

Вместо того, чтобы бороться с этими «олигархическими симптомами», которые проявились при Ельцине, болезни дали развиться, она стала злокачественной. И сейчас для того, чтобы Россия пошла на поправку - я думаю - нам еще придется очень долго и упорно трудиться, объясняя людям, что так жить нельзя, что Путин – это конец.