Любмин – сонный курортный городок на немецком побережье. Тысячи гостей, большие белые шатры, сотни охранников. А также десятки известных европейских политиков и бизнесменов. На прошлогоднем торжественном открытии газопровода «Северный поток» не было Владимира Путина. Россию представлял бывший тогда президентом Дмитрий Медведев. Но там был Матиас Варниг (Matthias Warnig) – правая рука Путина в бизнесе, директор компании Nord Stream. Он вышел на трибуну и взял слово перед Ангелой Меркель, в прошлом, как и он, гражданкой ГДР. Тогда Варниг был офицером «Штази», а Меркель – рядовой жительницей страны. Когда в октябре прошлого года он говорил о том, насколько важен для Европы российский газ, идущий по дну Балтийского моря, Меркель ему поддакивала.

Это был день грандиозного триумфа Матиаса Варнига. Журналисты пытались захватить его врасплох и задавали вопросы про Путина, про то, как делается в России бизнес. Ничего не вышло: внушительный немец с улыбкой произносил лишь заготовленные пиарщиками «Северного потока» фразы. А ему было бы о чем рассказать …

Ценная коллекция

В высших эшелонах европейского бизнеса коллекционеров немало. Одни выбирают импрессионистов, другие – старые машины. Матиас Варниг коллекционирует посты в управлении крупных корпораций. Помимо должности в Nord Stream он побывал в совете директоров нефтяных компаний «Роснефть» и «Транснефть», Внешторгбанка, банка «Россия» и филиала Dresdner Bank. Сейчас он добавил в свою коллекцию место в совете директоров крупнейшего мирового производителя алюминия – компании «Русал». В ней разворачивается конфликт владельцев: Олега Дерипаски, Виктора Вексельберга, Владимира Потанина и Михаила Прохорова. Это - олигархи старой закалки: они поделились друг с другом капиталом еще до путинской эры. Их так поразила судьба оказавшегося в исправительной колонии Михаила Ходорковского, что они стали лояльны Кремлю. Однако Путин им не доверяет. Олигархи ссорятся и принимают противоречащие друг другу решения по инвестициям Русала. Экспорт цветных металлов – это единственная отрасль экономики, которую еще не заняли люди Путина, Варниг же должен навести в Русале порядок.

«Владимир Путин никому так не доверяет, как этому скрытному немцу. Он отправляет его туда, где решается судьба масштабных стратегических интересов России, а также… интересов Путина и его друзей», - говорит эксперт по российскому энергетическому бизнесу, директор форума по энергетической политике Кембриджского университета Пьер Ноэль (Pierre Noël).

Именно Варгниг построил для Путина газопровод по дну Балтики. Он стоял за финансовой частью захвата Кремлем контроля над нефтяной компанией «Юкос» Михаила Ходорковского и навел порядок в торговле российской нефтью. Возможно, он займется другим ключевым для российских интересов проектом – газопроводом «Южный поток» по дну Черного моря на юг Европы, ставшим сейчас тем более важным, что его конкурент – Nabucco - проект, который продвигает Евросоюз, с каждым днем теряет политическую поддержку.

Шпионы

В день объединения Германии на службе в «Штази» находилось более 90 тысяч человек, они присматривали за 170-тысячной армией доносчиков и шпионской сетью в ФРГ. «Штази» заинтересовалась Варнигом, когда он проходил срочную военную службу в полку им. Дзержинского. Он обратил на себя внимание поручика Мютце из разведки. После армии Варниг поступил на экономический факультет берлинской Высшей школы экономики им. Б. Лейшнера. Он был способным, скрупулезным и амбициозным и с энтузиазмом "заглатывал" тома основ марксисткой экономики. Где-то между строк он мог вычитать что-то о другой, настоящей экономике, об отвратительном капитализме и враждебной мировой финансовой системе. Свои знания о западных рынках Варниг пополнил на курсах разведшколы «Штази». Он получил кличку «Экономист», и когда его подготовка была закончена, его забросили на другую сторону – в ФРГ.

Изначально он должен был заниматься разведыванием секретов военной промышленности, но ведущие его офицеры быстро сориентировались, что для вербовки за рюмкой одиноких инженеров с ракетостроительных заводов он не годится. Зато внушали уважение его экономические знания. И он получил новое задание: поступил на работу в Dresdner Bank в Дюссельдорфе. В Восточный Берлин полились многостраничные отчеты, которые читали потом аналитики «Штази» и КГБ: о внутрибанковских разговорах на тему финансовых санкций в отношении Восточного блока, о предоставляемых оборонной промышленности кредитах. В свою очередь, директора Dresdner Bank обратили внимание на финансовые отчеты Варнига: они были очень добросовестными.

«Ребята из разведки были отличными профессионалами, особенно в области экономического шпионажа, на практике – это были единственные на Востоке люди, которые имели какое-то понятие о рыночных механизмах», - говорит российский писатель и бывший офицер разведки Игорь Прелин. Во второй половине 1980-х у западных банкиров уже не оставалось сомнений, что коммунизм рухнет. Им были нужны люди с востока, особенно те, кто знал людей с востока еще более отдаленного. А Варниг их знал.

Друг Путина

Заведение «Ам Тор» неподалеку от Альбер-плац в Дрездене до сих пор является культовым объектом у посещающих столицу Саксонии российских туристов. Побывать в Дрездене и не выпить пива у Тора? Невозможно! Ведь два с половиной десятилетия назад здесь частенько сиживал за столиком Владимир Путин и выпивал там по две-три кружки пива. Спустя много лет он вспоминал, что будучи резидентом КГБ в восточногерманском Дрездене, он неплохо прибавил в весе. Иногда за кружкой пива с ним сидел массивный немец. Коллеги из братских служб: КГБ и «Штази». Только во второй половине 1980-х никаких сантиментов уже не было: никто не сомневался, что система трещит по швам. Заданием Путина было вербовать способных агентов восточноевропейских разведок, особенно тех, у кого были контакты на Западе.

Путин был подполковником, а Варниг майором. Но Варниг Путину импонировал. Он ездил на Запад, считал в западном банке миллионы западных марок. Зарплаты Путина в рублях не хватало даже на магнитофон «Грюндик». Варниг почувствовал, чего от него хочет его ведущий офицер из КГБ. Он привозил Путину из ФРГ электронику, и они оба наверняка не ожидали, что будут когда-нибудь покупать банки и управлять корпорациями. Даже если они боялись конца холодной войны, то зря.

Хороший немец

В начале 1990-х жители города на Неве продолжали называть его Ленинградом. Но это был уже не Ленинград, а бандитский Петербург. Им управляла мафия, не хватало продуктов. Новые демократические власти мэра Анатолия Собчака с трудом могли что-либо контролировать. У Собчака работал Путин. В его руках были лицензии на торговлю, финансовую деятельность, он занимался экономическим сотрудничеством с заграницей. В Петербурге появился его старый знакомый из Дрездена.

«Он - хороший, честный немец, с ним мы будем делать бизнес», - отрекомендовал Варнига Путин. Рекомендация была необходима: в городе, который пережил во время войны немецкую блокаду, немцы положительных ассоциаций не вызывали.

Варниг открыл в Петербурге филиал Dresdner Bank - первый иностранный банк в России. Городу была нужна валюта, чтобы покупать продовольствие, а немцы хотели закрепиться в стране, которая казалась инвесторам опасными девственными джунглями. Недостаток ощущался во всем, а Варниг привез чемоданы западных марок. Он был частым гостем у Путиных. В 1994 году он помог серьезно пострадавшей в автомобильной аварии жене будущего президента, организовав ее лечение в Германии. Он хорошо чувствовал себя в России, свободно говорил по-русски, купил за городом дачу. И завязал знакомства с интересными людьми.

«Он познакомился с сотнями чиновников, - рассказывает главный редактор российского сайта Forbes Роман Баданин. – Это был его метод сотрудничества с Россией. Сейчас он может получить информацию о каждом готовящемся законе, о каждом решении, прежде чем они выйдут в свет».

Но тогда, в 1990-е, по-настоящему крупный бизнес еще был вне пределов его досягаемости, также как и большая политика – за пределами досягаемости Путина. До конца 1990-х годов они «сдавали карты» лишь в Петербурге.

Газ, нефть и миллиарды

Перелом произошел в тот момент, когда изнуренный болезнью Борис Ельцин извлек Путина из небытия и сделал из него сначала премьера, а потом - президента. Варниг переехал вслед за своим покровителем в Москву. Оба вошли в мир большого бизнеса.

Путин боялся, что олигархи оплетут его, как Ельцина, своими сетями и начнут диктовать условия. Чтобы подчинить себе бизнес, ему были нужны доверенные люди. Он привез из Петербурга коллег по спецслужбам, но ни один из них не разбирался в финансах и в экономике. Чтобы помериться силами с такими гениями бизнеса, как Михаил Ходорковский, были нужны сила и знания. С силой проблем не было. В 2003 году Ходорковский, самый крупный олигарх, богатейший россиянин и владелец нефтяного концерна «Юкос», оказался в тюрьме. Знаниями же обладал Варниг. Он произвел оценку активов Юкоса и в особенности его самой ценной составляющей – Юганскнефтегаза, владевшей нефтяными месторождениями. Операция была шедевром. Используя сеть зарегистрированных по всему миру компаний, активы Юкоса за 10 млрд долларов получила государственная компания «Роснефть».

Путин пытался ввести Варнига в совет директоров Газпрома, но ему удалось только сделать его директором принадлежащей российскому гиганту и немецким акционерам компании Nord Stream.

«Путин и Газпром доверяют Варнигу, а немецкие компании знают, что он умеет договариваться с россиянами и, благодаря ему, российский бизнес лучше управляется, становится более цивилизованным и связанным с Европой», - говорит Владимир Милов - директор Института энергетической политики, бывший заместитель министра энергетики, связанный сейчас с оппозицией.

В дрезденской пивной кто-то кого-то завербовал. Подполковник Путин майора Варнига? А, может, наоборот? Может, это майор Варниг расшевелил амбиции и аппетиты подполковника Путина рассказами о западной экономике?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.