Россия, определяющая проект «Евразийского союза» как национальную стратегию, которая направлена на сдерживание давления со стороны западных государств и прежде всего США, стремится в долгосрочной перспективе придать новое измерение своей внешней политике — с помощью тихоокеанского вектора. Недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров, входящий в ближайшее окружение президента Владимира Путина, отметил, что в приоритетах России — разворот в сторону Тихого океана, что в некотором смысле можно считать угрозой азиатско-тихоокеанской политике США. Россия, на которую Запад обрушил жесткие санкции из-за украинского кризиса и которая к тому же понесла серьезные финансовые потери из-за резкого падения цен на нефть, придает сейчас огромное значение разработке долгосрочной надежной политики, чтобы снова встать на ноги.

В Европе и Атлантике нет единого пространства безопасности

Как отмечает Лавров, процесс формирования многополярного миропорядка сопровождается ростом нестабильности как на региональном, так и на глобальном уровне. К основным симптомам этого процесса можно отнести межконфессиональные и межцивилизационные расколы, а также опасность повторения глобального экономического кризиса. Исходя из системной теории, можно утверждать, что одну из главных ролей в обеспечении безопасности в условиях многополярного мира играют региональные организации. Ведь из-за отсутствия единого пространства мира, безопасности, стабильности, а также единого видения государств относительно того, как построить надежную архитектуру безопасности в евроатлантическом регионе, невозможно установить по-настоящему доверительные отношения между государствами.

Россия не доверяет тому, что говорят США

Лавров обращает особое внимание еще на один важный момент: альянс НАТО быстро забыл о своих обещаниях прекратить наращивание военного присутствия у границ России. В период холодной войны одна из важнейших целей противоборства блоков заключалась в попытках каждого из двух лагерей сузить пространство для маневра друг друга. Эта борьба, которая продолжилась и после холодной войны, в последнее время проявилась в политике, направленной против энергетической монополии России. Так и возник украинский кризис.

Российская экономика сопротивляется с помощью Китая

Россия и Китай продолжают модернизацию военных технологий. Но еще большее беспокойство США, несомненно, вызывает газовый контракт, подписанный Москвой и Пекином на сумму в 400 миллиардов долларов. Очевидно, теперь Вашингтон намерен так преобразовать свою азиатско-тихоокеанскую политику, чтобы так или иначе помешать российско-китайскому союзу. Однако руководство Кремля отдает себе отчет в том, что при попутном ветре со стороны Китая российская экономика пойдет в гору гораздо быстрее.

Евразийская интеграция

Если Россия желает развить мускулатуру для проведения независимой тихоокеанской политики, то ей прежде всего необходимо упрочить основы евразийской интеграции. А для этого — найти общий знаменатель для всех стран региона и максимально объединить их интересы. Но сделать это достаточно сложно. Каждое из этих государств обладает разным уровнем благосостояния. Кроме того, они не готовы к тому, что ими будет управлять какая-то другая политическая сила.

Когда министр иностранных дел РФ Лавров отмечает необходимость придать новую форму тихоокеанской политике России, он, возможно, полагает, что это удастся сделать благодаря созданию собственного альянса типа «НАТО» в Евразии или экономической интеграции в этом регионе. Что ж, одно на сегодняшний день можно сказать точно: борьба России и США на «великой шахматной доске» закончится еще не скоро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.