Встреча глав МИД G7 закончилась. Япония основательно подготовила трагическое «пиар-шоу» из Хиросимы и привлекла к ней внимание мировой общественности. На фоне этого неуслышанным остался призыв Германии решить, каким образом вернуть Россию в G8. Данная позиция Германии — не единовременный порыв. С тех пор как в 2014 году Россия была исключена из «Большой восьмерки» по причине разразившегося на Украине кризиса, Германия два года подряд на саммите G7 настаивает на возвращении России и возобновлении формата G8.


Сначала, для того чтобы оказать давление на Россию по украинскому вопросу, партнеры по G7 экстренно провели в Гааге небольшое совещание, где первоначально договорились не участвовать в запланированном на июнь 2014 года саммите G8 в российском городе Сочи. В ситуации, когда ни одна из стран не явилась на саммит, Россия была «изгнана» из группы. Раз уж Россия была «исключена» из этого клуба, почему Германия постоянно хочет вернуть ее обратно?


Если говорить о Германии, давление, которое оказывают на нее стагнация экономики и кризис беженцев, приводит к тому, что она всеми силами стремится к улучшению внешней среды, особенно — отношений с Россией. Из-за взаимных санкций России и Запада, которые были вызваны украинским кризисом, две стороны несут немалые потери. В связи с этим, не только Германия, но и многие европейские государства проявляют желание смягчить отношения с Россией, а также отменить санкции против нее. Кроме того, в вопросах безопасности и борьбы с терроризмом, Германия и даже вся Европа, нуждаются в России, а она — в них, существует большое пространство для сотрудничества.


Однако, будучи «старым» союзником США, и находясь в чрезмерной зависимости от них в вопросе обороны, по Украине и многим другим региональным вопросам, Германия вынуждена согласовывать позицию с США, она не может избавиться от них и наедине обсудить вопросы об улучшении отношений с Россией. Поэтому только возвращение России к платформе G7 может осуществить потепление российско-европейских отношений, это также будет благоприятно для согласования интересов и разногласий между США, Европой и Россией в рамках механизма.


Вместе с тем, Германия отчетливо осознает, что в современном мире в решении многих горячих вопросов никак не обойтись без России. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер без обиняков высказал суть проблемы: «Очевидно, что ни один серьезный международный конфликт невозможно решить без участия России, в этом году мы (G7) будем наблюдать, всегда ли Россия исполняет такую конструктивную роль, а затем обсудим, когда и как она вернется в G8».


Соглашение о прекращении огня на Украине, решение иранской ядерной проблемы, мирные переговоры по Сирии, совместная борьба с международным терроризмом — по многим горячим конфликтам или вопросам, которые оказывают глубокое влияние на международную обстановку, без взаимодействия с Россией не были бы достигнуты соглашения, и даже если бы и были, то без существенного продвижения. После того как был осуществлен срочный ввод российских войск в Сирию, укреплена власть Асада, нанесены удары по «Исламскому Государству», а затем решительно выведены войска из Сирии, данная операция по «вводу и выводу» обеспечила России стратегическую опору на Ближнем Востоке, во время спада был совершен прорыв и получен козырь в переговорах с Западом.


Не только Германия, даже США вынуждены признать этот момент. Пусть даже из-за украинского кризиса российско-американские отношения достигли точки замерзания, однако для достижения компромисса Россия и США вынуждены налаживать регулярный диалог.


Еще одним серьезным обстоятельством является то, что саммит G7 постепенно приходит в упадок и капля за каплей теряет руководящее влияние на международный порядок. Сама по себе «Группа семи» не обладает открытостью, инклюзивностью и уже вернулась к прежней форме «развлечений в узком кругу приближенных». Германская деловая газета «Хандельсблатт» дала этому кругу следующую характеристику — «беспомощные семь человек».


Именно поэтому Германия хочет, чтобы Россия вернулась в G7, не только для содействия потеплению российско-европейских отношений, но также для полноценной координации политических курсов между США, Россией и Европой по многим горячим вопросам, что может усилить глобальную влиятельность G7. Что касается того, хочет ли сама Россия вернуться в G8, к тому же, она может это сделать только в случае выполнения непременных условий, точка зрения Владимира Путина, которую он выразил в 2015 году, дает путеводную нить: «У России нет отношений с G7, это клуб по интересам».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.