Белорусский диктатор Александр Лукашенко сейчас — как уж на сковородке. С одной стороны — соблазны со стороны ЕС, с другой — давление со стороны России. Вот так он и живет со своей украинской дилеммой.

География — тяжелая реальность


Это хорошо знают в стране, где история похожа на игру на гармошке с границами. Как известно, лучшее определение Польши — большая европейская страна, границы которой, к сожалению, никогда не оказываются в одном и том же месте. И хотя соседние страны — Белоруссия и Украина — гораздо более молоды, чем Польша, как национальные государства, эти страны — и их население — переживали колебания в такт с тем, как съеживалась и расширялась Польша. В этой части Европы хорошо знают, что география — это судьба. Испытано на себе.


Александру Лукашенко пока удавалось успешно балансировать между Россией и ЕС. Иногда — агрессивно, как, например, в конце 1990-х годов, когда у него вдруг появились амбиции заполучить контроль над Россией путем создания Союзного государства с Россией в 1999 году. Заветная мысль Лукашенко заключалась тогда в том, что тот вакуум власти, который оставлял после себя больной и нетрезвый президент Борис Ельцин, вполне мог бы быть заполненным им самим. Это так и осталось мечтой. Российская элита постепенно объединилась вокруг Владимира Путина, и все остальное осталось в истории.

Лукашенко сейчас, как уж на сковородке

Объяснение следует искать, в первую очередь, на Украине. С точки зрения Москвы, Белоруссия в еще большей степени, чем Украина, государственное образование, являющееся недоразумением, на самом деле оно просто продолжение самой России. И поэтому то, что Лукашенко сейчас сделал безвизовый въезд для американцев и жителей стран ЕС, чтобы заполучить западные инвестиции и преимущества, связанные с ЕС — провокация. Это происходит одновременно с тем, как Белоруссия и Россия спорят из-за цен на российскую нефть и газ, которую Белоруссия традиционно получает по сниженным ценам.

Можно сказать, что Украина очень многое изменила для Белоруссии и ее 10 миллионов жителей. То, что произошло на Украине в связи с революцией в феврале 2014 года, аннексией Крыма в марте и началом пророссийского военного мятежа в мае, показало всем, что Белоруссия тоже станет объектом давления со стороны России, если страна изберет более западный курс, чем это понравится Кремлю.

Но Украина для Лукашенко была не только проблемой, она была еще и платформой. Минские переговоры в белорусской столице привели к тому, что самые страшные боевые действия на востоке Украины были прекращены. Пойти на необходимые уступки, чтобы положить конец кровопролитным военным действиям, призвала канцлер Германии Ангела Меркель. Но переговоры в Минске стали также платформой, с которой Лукашенко смог показать себя.

На этой платформе был уже не «последний диктатор Европы» — а именно таким его долго знали — но лидер, который создал условия для крайне необходимого диалога. Смягчение еще недавно столь напряженных отношений с ЕС закончилось отменой санкций, и, в конце концов, привело к договору, который предоставляет гражданам некоторых стран право безвизового въезда в Белоруссию, если они прибывают в страну на самолете и находятся в ней менее пяти дней.

Это создало проблемы для России, которая теперь устанавливает пограничный контроль на своей границе с Белоруссией. Без пограничного контроля европейцы и американцы могут из Белоруссии приехать в Россию, а этого российский президент Владимир Путин допустить никак не может.

На протяжении многих лет российские субсидии поддерживали жизнь в анахроничной общественной модели, которой присягнул на верность Лукашенко. Это маленький кусочек Советского Союза, где есть все: начиная от плановой экономики, колхозов и совхозов и кончая масштабным политическим угнетением и КГБ. Но сближение с ЕС означало также и сближение с оппозицией, и на выборах в прошлом году в парламент впервые за многие годы были избраны два представителя оппозиции.

Но вот в экономике дела идут плохо. В 2015 году ВВП снизился на 3,9%, а в прошлом году — на 2,6%. Долгие годы Лукашенко обосновывал легитимность своего режима стабильной экономикой и жизненным уровнем — теперь он вынужден искать легитимности для режима в том, что воспринимается как более независимый курс в отношениях с Россией.

Некоторые опасаются, что Россия попытается дестабилизировать Белоруссию — так же, как она поспособствовала дестабилизации на Украине в 2014 году. Некоторые говорят и о том, что Путин может использовать летние общие военные учения «Запад» для установления военного контроля над Белоруссией. Во время учений в Белоруссии будут находиться несколько десятков тысяч российских солдат. Но нужен ли Путину такой риск? Пограничная страна — и судьба.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.