Поддержал ли Владимир Путин Александра Вучича на предстоящих президентских выборах в Сербии? Какого результата нам ожидать в воскресенье? И что этот результат будет означать для будущего Сербии?


Лучшего того приема, который оказали еще действующему премьеру правительства Сербии и еще действующему кандидату в президенты Александру Вучичу в этот понедельник в Москве, и представить невозможно. Там его встретил не только сам президент России Владимир Путин, но и желтые уточки, которые протестовали в Москве против Путина (и премьера Дмитрия Медведева). Такие же утки выступали в Белграде против Вучича. Их цвет и облик, да и не только, подсказывают, что у сербского премьера и российского президента один противник. И это может означать, что Вучичи и Путин стоят по одну сторону. А для Сербии, которая искренне и массово любит Россию и Путина, и в которой приближаются президентские выборы, подобное значит очень многое.


Желтые утки


Вкратце об уточках. Мы обстоятельно писали о белградской утке желтого цвета, когда это было актуально. Сейчас же мы только напомним, что нам удалось узнать из открытых и достоверных источников, что все организации и движения, которые поддержали инициативу «Не дадим/не утопим Белград», неоспоримо связаны с американским правительственно-неправительственным сектором и такими источниками финансирования, как, прежде всего, Агентство США по международному развитию, Национальный фонд в поддержку демократии, фонд «Открытое общество» Джорджа Сороса и Фонд братьев Рокфеллеров.


Теперь о московской уточке и главном «селезне» Алексее Навальном. Он является основателем движения «Демократическая альтернатива», финансирует которое уже упомянутый Национальный фонд в поддержку демократии (эту финансовую связь подтверждает американская дипломатическая депеша 06MOSCOW12709, опубликованная Wikileaks). Хиллари Клинтон, которая в то время была Госсекретарем США, публично встала на защиту Навального в речи в Гааге восьмого декабря 2011 года, а год назад Первый канал российского телевидения обвинил Навального в том, что в 2006 — 2008 годах его завербовали американское ЦРУ и британская МИ6. Были продемонстрированы документы двух этих государственных организаций, подтверждающие обвинения… Хотя, вероятно, еще красноречивее сообщения американских СМИ мэйнстрима об этом лидере российской оппозиции, о существовании которого, правда, слышало всего 47% россиян, и только один процент из этих 47 голосовал бы за Навального «точно», а девять процентов — «возможно», как показал февральский опрос Левада-Центра — организации, которая на Западе считается достоверной. Итак, прежде американские СМИ все же напоминали о «русских националистических воззрениях» Навального и его постыдной связи с националистами и скинхедами, но теперь о Навальном пишут совсем иначе: «Г-н Навальный (40) — замечательная и фотогеничная фигура с образцовой семьей, резко отличающаяся от обычных хмурых аппаратчиков, которыми изобилует кремлевская бюрократия» (The New York Times, 8 февраля 2017).


Из этого, разумеется, невозможно не заключить, что явное сходство между белградской и московской утками не случайность, а продукт определенной геополитической инженерии. Но об этом чуть позже.


Поддержка от Путина


Прежде вернемся к встрече Путина с Александром Вучичем и вопросу, который интересует нас в первую очередь, поскольку выборы пройдут уже через несколько дней и Вучич — один из кандидатов. Вопрос такой: вписывается ли эта встреча в ряд заурядных государственных мероприятий или же носит выраженный предвыборный характер. При этом, конечно, мы подразумеваем, что подобная предвыборная встреча, из-за упомянутой сербской любви к Путину и России, бесспорно, Вучичу выгодна, и он не преминет ею воспользоваться.


То, что сербский премьер воспользуется встречей, несомненно, понимал также Путин и осознанно пошел на это. И дабы не произошло никаких недоразумений, он сам позаботился о том, чтобы все было совершенно прозрачно. В начале встречи, как говорится на официальном сайте президента России, Путин заявил Вучичу перед телекамерами: «Мы знаем, что совсем скоро президентские выборы в Сербии должны состояться. Мы уверены, что выборы, проходящие в сегодняшних условиях, в сегодняшней Сербии, будут проведены на самом высоком уровне. Желаем успеха действующей власти».


Протокольная вежливость или открытая поддержка, выраженная российским президентом Вучичу? Настолько протокольно вежливым Путин еще никогда с Вучичем не был, хотя они встречались накануне сербских выборов и прежде (а у нас постоянно проходят какие-то выборы). Поэтому не нужно особенной догадливости, чтобы, как и Bloombeg в заголовке своей новости, заключить: «Путин поддержал Вучича». Или, как считают в Irish Times, «российский президент Владимир Путин начал текущую неделю тем же, чем завершил прошедшую. Он поддержал европейского кандидата в президенты, который хочет укрепить связи с Кремлем. В пятницу лидер французских ультраправых Марин Ле Пен посетила Москву, а в понедельник туда прибыл Александ Вучич, занимающий сейчас должность премьер-министра Сербии, который, как ожидается, возглавит страну после выборов на этой неделе. Если в случае Марин Ле Пен путинская поддержка была сокрыта в том приеме, который Ле Пен оказали в Кремле, то в случае Вучича Путин выразил свою поддержку открыто».


Такую же явную поддержку кандидатуре Вучича, если вспомнить, оказали на предвыборных митингах в Белграде и Крагуеваце высокопоставленные функционеры партии Путина «Единая Россия» — Петр Толстой и Сергей Железняк.


Нравится это кому-то или нет, но дела обстоят именно так.


Агрессор на арене


Вспомнив о Толстом и его выступлении на Белградской арене в прошлую пятницу 24 марта на митинге по случаю 18-й годовщины начала агрессии НАТО против нашей страны, нельзя не вспомнить и одного из агрессоров, выступившего там же (бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера), и то оскорбление, которое он нанес своим появлением, в особенности в такой день. Не будем подробно анализировать эмоции, которые вызвал Шредер, потому что ругательства ни к чему. Безуспешными оказались и все оправдания Вучича, утверждавшего, что Шредер приехал к нам как успешный реформатор немецкой экономики, заслуги которого признает даже Ангела Меркель. Она тоже поддержала Вучича (Саша Радулович ее за это раскритиковал, но у нас нет информации о том, как она эту критику восприняла), превратив его тем самым в политического алхимика, который способен обеспечить себе и немецкую, и российскую поддержку в тот момент, когда Германия и Россия обмениваются санкциями друг против друга. Правда, стоит добавить, что Ангела Меркель и Владимир Путин, бесспорно, поддерживают Вучича по разным причинам, имея разные намерения относительно Сербии. Так что в случае дальнейшего ухудшения отношений между Россией и Западом подобная обоюдная поддержка в долгосрочной перспективе не представляется возможной.


В связи с Герхардом Шредером, если оставить в стороне эмоции и вернуться на уровень анализа, можно обнаружить и другую несколько неожиданную нить, связывающую иностранных гостей белградского митинга в поддержку Александра Вучича (начиная с бывшего немецкого канцлера, через министра иностранных дел Венгрии Петера Сиярто и бывшего канцлера Австрии Альфреда Гузенбауэра вплоть до Петра Толстого).


Сегодня Шредера воспринимают, в отличие от (всех) нас, кто считает его человеком, который нас бомбардировал, как главу совета директоров проекта «Северный поток — 2», которого агентство Reuters описывает как «лучшего друга Путина на Западе», а Мануэл Сарацин, депутат от немецких «Зеленых», — как «наемного представителя России». Гузенбауэр, которого Фонд Карнеги цитирует в одном тексте 2014 года об «австрийской акробатике в Европе», рассуждает о Западе, нарушившем данные России обещания, и говорит о том, что понимает, «почему Россия возмущена». При этом Гузенбауэр является членом наблюдательного совета Родосского форума, который The Financial Times называет «пропагандистским фестивалем Кремля и рассадником русских националистов». Петер Сиярто, министр в правительстве Виктора Орбана, его соратник в борьбе не только за улучшение отношений с Россией, но и против Джорджа Сороса, в списке врагов которого Орбан стоит чуть ли не вровень с самим Владимиром Путиным. В этом смысле о Петре Толстом, функционере путинской партии, даже не стоит подробно говорить — нужно только напомнить, что на прошлой неделе, вероятно впервые, Вучич открыто выступил против главнокомандующего глобалистическим покорением Центральной и Восточной Европы («Я горд, что мы сопротивляемся соросовскому змею»). Учитывая все вышеизложенное, а будьте уверены, что вся эта информация зафиксирована там и теми, кто внимательно следит за подобными вещами, список гостей Белградской арены обретает несколько иной смысл, как и заметное сходство московских и белградских желтых уточек.


Результаты и перспективы


Несмотря на всю эту зарубежную поддержку и ее значение для страны, в воскресенье на президентских выборах в Сербии будем голосовать мы — граждане Сербии. Так как же мы будем голосовать?


Опросы, как всегда, недостоверны, во-первых, из-за трудностей в определении народных преференций, а во-вторых, из-за искусной подгонки результатов под политические цели, а они заключаются в воодушевлении политических фаворитов и в обескураживании противников, а также во внесении раздора в их ряды.


В течение дня выборов будут важны данные мониторинга избирательной явки: превысит ли она прошлогодние парламентские выборы, когда явка не была низкой (проголосовало 56% зарегистрированных избирателей) и достигла среднего уровня. Более высокая, вернее значительно более высокая, явка (правда, на данный момент она кажется маловероятной, но все же возможной) должна увеличить шансы на второй тур выборов, если допустить, что высочайший рейтинг Вучича достиг своего максимума, а дополнительные избиратели проголосуют преимущественно за кого-то из его противников.


Если не учитывать этот вариант и вероятность того, что не все избиратели партии СПС и Союза венгров Воеводины и партии Расима Ляича проголосуют за Александра Вучича, то наиболее вероятным сценарием представляется победа Вучича в первом туре. Все остальные варианты стали бы большим сюрпризом и означали бы сокрушительное поражение кандидата от власти при том, что партии, которые его до сих пор поддерживали на протяжении минимум года, пользуются поддержкой 60% избирателей, что на целых десять процентов больше, чем Вучичу необходимо для победы в первом туре.


Вне зависимости от того, понадобится ли второй тур или нет, интересной будет борьба за второе место, которая может стать совершенно непредсказуемой. Более или менее реальные шансы занять второе место есть у Вука Еремича, Саши Янковича, Воислава Шешеля и даже Бели Прелетачевича, если верить некоторым опросам, которые свидетельствуют о сумраке, царящем в сербской политической системе.


Но, возможно, еще более важным будет результат кандидатов гражданской направленности: Саши Янковича, Вука Еремича, Саши Радуловича и Ненада Чанака. И на прошлых, и на позапрошлых выборах это проевропейское политическое крыло получило в общей сложности 20% голосов. Поскольку с тех пор Европейский Союз не стал ничуть привлекательнее, то и их привлекательность тоже не возросла, и вообще эти кандидаты не предлагали Сербии ничего кроме оппозиции Вучичу. И если все вместе они наберут (намного) больше 20%, это будет означать, что дополнительные проценты им принесла исключительно эта оппозиция. Подобное, в свою очередь, наметит тенденцию к утрате Вучичем популярности, и ему стоило бы этим озаботиться, тем более что в будущем году предстоят важные выборы в Скупщину Белграда.


Македонский сценарий


Однако намного больше Сербию, а с ней и всех тех, кто желает ей добра, должна беспокоить вероятность хаоса в ночь после выборов, спровоцированного оспариванием результатов выборов.


Чтобы понять, о каком сценарии идет речь, и насколько он опасен особенно сейчас, вернемся к Путину и прислушаемся к генерал-майору Антону Валднеру.


«Мы хотим обсудить с вами и ситуацию в регионе, поскольку разные внешние сигналы говорят о том, что происходит определенная эскалация», — сказал Путин в начале беседы с Вучичем, явно намекая на то, что региональная ситуация осложняется, становясь все опаснее.


Одновременно похожее предупреждение сделал и генерал-майор Валднер, командир сил быстрого реагирования Европейского Союза в Боснии и Герцеговине. Он счел необходимым предупредить, чего, кстати, никогда раньше не делал, что миротворческие силы Европейского Союза в Боснии и Герцеговине готовы вмешаться в кратчайшие сроки, если разгорятся новые конфликты. «Я без колебаний вызову резервные силы, если в том будет необходимость», — предупредил Валднер, ясно давая понять, что подобная возможность реальна.


Словом, предупреждения о том, что мир на балканском пространстве весьма хрупок, поступили одновременно и с Востока, и с Запада.


Роль играет и неизменно взрывоопасная ситуация в Косово и Метохии, и, разумеется, Македония, где далеко до выхода из кризиса. Эти факторы дальнейшего разрастания хаоса очевидны.


Все это весьма убедительно доказывает, что первейшим интересом Сербии, особенно сейчас, являются внутренний мир и стабильность, поскольку волнений и нестабильности вполне хватает почти на всех наших границах, а в ближайшей перспективе их станет еще больше.


Именно в этом контексте в обращениях на первых страницах газет в эту среду Александр Вучич заявлял, что борется «с теми, кто хочет македонского сценария в Сербии». Разумеется, это его предупреждение можно расценивать и как нагнетание страха, и как попытку мотивировать своих сторонников массово прийти к избирательным урнам. Для Сербии же лучше всего, чтобы эти предупреждения о македонском сценарии и в самом деле имели под собой бы исключительно неприглядную политическую подоплеку без всяких реальных оснований.


Но, с другой стороны, во время нынешней кампании накопилось уже слишком много сигналов о том, что даже если бы нечто подобное назревало, мы с готовностью и без всяких колебаний отказались бы поверить словам Вучича только потому, что они принадлежат именно ему, и потому что для него они политически выгодны.


Иными словами, мы все ожидаем этих воскресных выборов с определенным беспокойством, но не из-за результатов, а из-за возможного их оспаривания (а оно может повлечь за собой отвратительные последствия), и с надеждой, что Владимир Путин, помимо всех прочих, обладает еще и пророческими способностями. Мы надеемся: его прогноз о том, что выборы «в сегодняшних условиях, в сегодняшней Сербии, будут проведены на самом высоком уровне», оправдается. Если Россия скажет то же самое и после того, как закроются избирательные участки, это будет ясно свидетельствовать, что все противоположные утверждения (если они вообще прозвучат) выгодны тем, кто не желает Сербии добра, которого, как известно, нам желает Россия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.