Попытка народных депутатов Украины регламентировать деятельность церковных организаций на законодательном уровне стала причиной протестов и вызвала резкие заявления части представителей церкви. Они обвинили власть в том, что такими решениями она раскалывает страну и провоцирует масштабный религиозный конфликт. Нужны ли Украине сейчас такие законы и смогут ли они разрядить напряжения в отношениях между конфессиями, разбирался «Апостроф».


Что произошло


Еще в 2016 году народными депутатами от фракций «Самопомощь», «Блок Петра Порошенко», «Народный фронт» и внефракционными парламентариями были зарегистрированы два законопроекта — № 4128 и № 4511. Тогда их появление не вызвало активных дискуссий ни в парламенте, ни в обществе. Но 18 мая, как только стало известно о том, что в Верховной Раде планируют голосовать за эти законы, тут же под ее стенами стали собираться недовольные представители религиозных организаций с требованиями не допустить принятия законопроектов. Что же предлагалось в так называемых церковных законопроектах, что против них выступили не только прихожане, но и священники, епископы и монахи?


Законопроект № 4128 предусматривает внесение изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» и добавляет определённую упорядоченность в вопросе перехода местной общины из одной церкви в другую. Для смены юрисдикции прихожанам необходимо просто собраться и проголосовать. Именно против этой нормы выступили представители Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), которую покидают прихожане в связи с ее неоднозначной позицией относительно войны на Донбассе и аннексии Крыма.


Второй законопроект (№ 4511) — гораздо более неоднозначный. Согласно одной из статей документа, предлагается определить особый статус религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признанном Верховной Радой страной-агрессором. Иными словами — руководящие центры которых находятся в России, а это Московский патриархат. Этим документом также предусматривается подписание специальных договоров между государством и церковью, согласно которому последняя обязуется уважать суверенитет, территориальную целостность и законы Украины. Еще одна из норм законопроекта, которая вызвала бурю дискуссий не только под стенами ВРУ, но и в кулуарах, касается того, что утверждать центральное и региональное руководство церковь сможет только после согласований с центральным органом исполнительной власти, который курирует сферу религии. И главное, что в случае систематического нарушения действующего законодательства Украины или установления факта сотрудничества с террористами власть имеет право прекратить деятельность церкви на территории Украины, то есть фактически запретить функционирование УПЦ МП.


Вполне ожидаемо, что против таких норм в парламенте активнее всего выступали представители «Оппозиционного блока». Один из самых влиятельных членов ОБ и основных адептов УПЦ МП, народный депутат Вадим Новинский в кулуарах призывал не допустить голосования. «Сейчас в стране существует хрупкий, но межконфессиональный мир. Как только эти законопроекты будут приняты даже в первом чтении, этот мир будет разрушен», — прокомментировал ситуацию Новинский. Схожие заявления повторяли и другие члены ОБ, которые акцентировали внимание на том, что законопроекты — антиукраинские и голосовать фракция за них не будет.


В комментарии «Апострофу» один из авторов законопроектов, нардеп от «Народного фронта» Сергей Высоцкий пояснил, что голосование за законопроекты на прошлой неделе не состоялось из-за неких политических договоренностей. Другие же нардепы неофициально говорили, что законопроекты изначально никто не собирался ставить на голосование, так как в Раде не было достаточного количества голосов для положительного решения и это просто был пиар провластных фракций. Это подтверждает тот факт, что до «церковных законов» так и не дошли.


«К рассмотрению этих вопросов вернутся еще нескоро, если вернутся вообще. Голосов за них не было изначально. Зачем было ставить их в повестку дня, непонятно. Скорее, это был такой своеобразный пиар», — сказал «Апострофу» один из нардепов.


Позиции сторон


Вместе с тем, политический эксперт Николай Спиридонов рассказал «Апострофу», что пиар мог получиться довольно сомнительный, так как идею запрета или ограничения деятельности УПЦ МП на самом деле поддерживает не так много граждан Украины. «Эта идея довольно непопулярна среди электората, ее поддерживает 8-13% граждан. Так как это нарушает в том числе и Конституцию Украины, 35-ю статью. Потому что государство не должно лезть в дела церкви, а церковь — в дела государства, так что эти законопроекты достаточно абсурдные», — прокомментировал эксперт.


В свою очередь политолог Евгений Магда считает, что следует не запрещать УПЦ МП, а создавать в Украине единую поместную церковь, но заниматься этим должны не государственные структуры. «Любые вопросы, связанные со свободой совести, верования, они чрезвычайно чувствительны для любого цивилизованного общества. Но то, что существует объективная потребность ставить вопрос о создании поместной православной церкви в Украине — это факт, но государство на это влиять не должно», — резюмировал Магда.


Неоднозначны мнения относительно этих законопроектов и в церковной среде. Так в УПЦ КП «Апострофу» рассказали, что выступают за то, чтобы в ближайшее время Рада все-таки вернулась к рассмотрению документов. По словам главы Информационного управления УПЦ КП Евстратия Зори, согласно действующему законодательству, религиозная община имеет право свободно выбирать свое подчинение и изменять его, но пока никак не урегулирован вопрос, каким образом это происходит, поэтому открывается широкое поле для манипуляций, которым МП пользуется для того, чтобы закрепощать свои приходы. «Потому они и протестуют против этого проекта, так как понимают, что когда будет законодательно разъяснен способ, по которому приход может перейти в другую юрисдикцию, то от них будет отходить значительно больше приходов. Но этот закон касается не только одной конфессии, но и всех религиозных общин и организаций, но мы же не боимся, что от нас уйдут приходы. А в МП боятся в силу традиции, которая сложилась в течение веков, где на людей наплевать, а главное — чтобы было хорошее имущество и связи с руководством. Для них главное — сохранять контроль над храмами, боятся», — рассказал он «Апострофу».


Схожей с УПЦ КП риторики придерживаются и в Украинской греко-католической церкви (УГКЦ). Капеллан УГКЦ Николай Мединский считает, что функционирование УПЦ МП в Украине — это вред национальным интересам страны. «Каждый московский священник, кто активно, кто пассивно, но является идеологом „русского мира", поэтому, конечно, их деятельность нужно урегулировать, потому что от этого зависит, когда наступят победа и создание украинского государства в целом. Конечно, самый оптимальный вариант — это полный запрет их деятельности, даже на уровне СБУ, ведь в каждом храме можно найти множество московской литературы, в проповедях священников на 80% можно услышать пропаганду агрессии России в Украине и много чего еще, но пока это не представляется возможным. Поэтому главное, что нужно сейчас, это заставить их принять присущее им название — Русская православная церковь в Украине, а уже потом заставить их вернуть святыни украинские и все остальное», — высказал «Апострофу» свое мнение Мединский.


Вместе с тем, в УПЦ МП, критикуя законопроекты, говорят, что это обернется массовыми конфликтами в религиозной среде. «Проблемы могут начаться не только у нас в приходах, не только УПЦ МП и УПЦ КП будут между собой перетягивать приходы, но есть и другие конфессии в стране, которые имеют нерешенные конфликты между собой. Этот законопроект в разы увеличивает возможность роста конфликтности в религиозной среде. А учитывая, что на востоке страны идет война, это еще больше может взорвать ситуацию внутри страны. Поэтому если власть захочет замахнуться на святое, на церковь, то люди могут и не стерпеть», — комментирует «Апострофу» замглавы отдела внешних церковных связей УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич.


В УПЦ МП называют законопроект № 4511 дискриминационным. «Необходимости в нем нет никакой, потому что, если кто-то и нарушает закон из священнослужителей, если есть случаи антиукраинской пропаганды, сепаратизма, то есть для этого Уголовный кодекс Украины. Его достаточно, чтобы священнослужитель нес персональную ответственность за нарушение закона, а не вся церковь. Мы будем делать все, чтобы принятия этих законов не допустить, мы будем действовать всеми легальными способами, будем обращаться к мировой общественности, чтобы не допустить их принятия», — заключил Николай Данилевич.


Религиовед Людмила Филипович считает, что не следует одинаково оценить оба документа. По ее словам, законопроект № 4511 — это провокация власти, чтобы разделить и поссорить украинское общество, а законопроект № 4128, напротив, нацелен на то, чтобы демократизировать религиозную жизнь внутри страны. «В законе о переподчинении я не вижу никаких опасностей, потому что сейчас затруднен переход из одной юрисдикции в другую, однако мы видим, что эти процессы — не массовые. Если этот закон примут, то я не думаю, что 12,5 тысяч парафий, которые принадлежат УПЦ МП за год перейдут в УПЦ КП.


Определенная структура сохранится и еще долгое время будет существовать как православная церковь, которая не пойдет на объединение. Но право такое должно быть и оно должно быть закреплено законодательно», — уверена Филипович.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.