Сегодняшний саммит в Сочи президентов России, Турции и Ирана — Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Рухани имеет исключительное, даже историческое значение для сирийского кризиса и будущего страны.


Мы наблюдаем ключевой переходный момент. Накануне саммита президент Путин встретился с сирийским лидером Башаром Асадом. Это указывает на то, что у России существует хорошо продуманный план. Одновременно с этим прозвучало заявление Генштаба России о том, что активная фаза военной операции в Сирии подходит к концу. Нужно учесть и то, что прошла встреча Путина и Эрдогана, посвящённая политическому урегулированию сирийского конфликта, прошла всего несколько дней назад. С другой стороны, саммит в Сочи совпал со встречей оппозиции в Эр-Рияде, накануне которой Рияд Хиджаб заявил об уходе в отставку с поста главы Высшего комитета по переговорам, что сделали и другие видные члены комитета, и Москва приветствовала это решение. Также в прессу просочилась информация касательно процесса интеграции каирской и московской платформ в Верховный комитет по переговорам, а также переговорную группу сирийской оппозиции. Сирийский оппозиционер Абдель Рахман аль-Хадж, назвал этот процесс «формированием оппозиции для решения проблемы Асада», а это значит, что его цель — заставить стороны отказаться от требования исключения Асада из переходного процесса.


Все эти быстрые манёвры накануне саммита в Сочи не случайны. Они указывают на существование международных и региональных договоренностей, которые достигнуты не только между ведущими действующими лицами в Сирии (Россия, Иран, Турция) после неудачной попытки переворота против Эрдогана в Турции в прошлом году. В этих договоренностях участвуют также арабские и западные государства, о чем свидетельствует соглашение о создании последней зоны деэскалации (иорданцами, американцами и россиянами), а также давление Эр-Рияда на сирийскую оппозицию с целью формирования такой переговорной делегации, которая проявит гибкость в работе с ведущими игроками в Сирии, в первую очередь с Россией после выхода американцев из сирийской игры.


Сегодня многие говорят о существовании проекта будущей конституции и предложения относительно предстоящих выборов, которые будут представлены оппозиции. Иными словами, стороны всеми силами ускоряют политический процесс, однако до сих пор нет четкой картины позиции России в отношении роли Асада в переходном процессе и за его пределами. Тем не менее очевидно, что арабские и западные государства больше не требуют отстранить Асада от участия в будущем политическом этапе. Такой вывод представляется логичным и реалистичным в контексте основных событий и изменений, которые произошли недавно на сирийской и иракской аренах. Речь идёт о победе над «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим. ред.), продвижении турецких сил в Идлибе для контроля ситуации в этой провинции и изменения баланса сил в пользу оси Иран-Россия-«Хезболла», отказа арабских государств от какой-либо роли в Сирии и трансформации повестки дня других игроков, особенно европейцев.


Сегодня ещё непонятно, как решить «проблему Асада», однако гораздо более важным вопросом в настоящий момент является иранское влияние, которое прочно укоренено в Сирии, влияние отрядов шиитской милиции, преданных Тегерану, и международные, израильские и арабские требования в отношении этого вопроса.


Неясно также и то, является ли иранский президент Хасан Рухани, участвующий в саммите, человеком, который принимает решения в Тегеране, или же это Касем Сулеймани, возглавляющий Корпус стражей исламской революции.


Так или иначе мы находимся на пороге нового этапа в сирийском конфликте, и россияне заинтересованы в прекращении военных действий, что требует четкого политического плана. В данном контексте большое значение имеет то, что ведущими игроками на сегодня являются Россия, Иран и Турция, в то время как все арабские государства вышли из игры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.