19 декабря Генассамблея ООН проголосует в Нью-Йорке за новый проект резолюции о ситуации с правами человека в Крыму. Это уже третья резолюция Организации Объединенных Наций по Крыму.


Первая (68/262) была принята в марте 2014 года: ею ООН подтвердила территориальную целостность Украины, подчеркнув, что так называемый «референдум» 16 марта, который привел к оккупации Крымского полуострова, «не имеет законной силы».


Следующая резолюция (71/205), принятая год назад, касалась ситуации с правами человека в АР Крым и городе Севастополь. 19 декабря 2016 года за этот документ проголосовали 70 стран, еще 77 воздержались, а против выступили 26 делегаций, среди которых — Россия, Армения, Белоруссия, Китай, Индия, Сербия, Северная Корея и другие.


Название и тематика документа, вынесенного на рассмотрение ООН сейчас, совпадает с прошлогодней.


Между тем, в деталях есть ряд отличий. Проект новой резолюции ООН стал более предметным, объективным и сфокусированным на правах человека. Эти изменения, среди прочего, стали результатом сотрудничества украинских дипломатов с правозащитными организациями. Также в проект были включены новые вызовы и возможности для защиты прав человека в Крыму, которые появились в течение 2017 года.


Что нового?


Попробуем разобраться, в чем заключаются эти изменения и на какую поддержку может рассчитывать Украина во время финального голосования. Начнем с новаций в документе.


Первое.


В текст новой резолюции включены не только упоминания о международных нормах, касающихся защиты прав человека, но и расширенные ссылки на международное гуманитарное право (в частности, Женевские конвенции 1949 года и Дополнительный протокол I 1977 года). Это право регулирует защиту жертв войны, а также ограничивает методы и средства ведения войны и определяет ответственность за нарушение этих норм. Это не формальность, это действительно важно.


Такие изменения означают, что ситуация в Крыму признана продолжающейся оккупацией и международным вооруженным конфликтом, и этого не хватало в прошлогоднем документе. Хотя следует подчеркнуть, что это — не новое признание. В 2016 году такую ​​квалификацию, в частности, дал Офис прокурора Международного уголовного суда в Гааге.


На практике это означает, что крымчане, ставшие жертвами оккупации, могут рассчитывать на более широкий инструментарий международно-правовых механизмов защиты.


Второе.

 

В резолюции учтено начало процесса «Украина против России» в Международном суде ООН. Документ требует от России полностью и немедленно выполнить постановление суда от 19 апреля этого года о временных мерах по этому делу, обращая внимание на установленную практику дискриминации украинцев, крымских татар, других этнических и религиозных групп.


Напомним, промежуточное решение суда требует от РФ воздержаться от ограничений в отношении крымских татар на представительство своих интересов, включая возобновление деятельности Меджлиса крымско-татарского народа (организация запрещена в РФ — прим.ред.), а также обеспечить доступность образования на украинском языке на оккупированном полуострове.


Третье.

 

В резолюции упомянута проблема не только установления законов РФ в Крыму, но и ретроактивного их применения. Украинцев судят по российским законам за «преступления», которые произошли еще до оккупации. Одним из ярких примеров подобного преследования является «дело 26 февраля», по которому оккупационный суд в Крыму судил заместителя председателя Меджлиса крымско-татарского народа Ахтема Чийгоза и других крымских татар, которые в феврале 2014 года вышли на акцию протеста к зданию Верховного совета АР Крым в Симферополе.


Четвертое.

 

После оккупации жители Крыма оказались перед сложным выбором: взять паспорт агрессора или стать иностранцами у себя дома. Отдельно в резолюции осуждается автоматическое присвоение крымчанам российского гражданства, а также негативные последствия для тех, кто отказался от паспортов государства-оккупанта. Как известно, после оккупации Россия объявила своими подданными всех украинских граждан, проживающих на полуострове.


Пятое.


Резолюция касается проблемы милитаризации Крыма и содержит призыв к России прекратить практику принуждения жителей Крыма к службе в вооруженных или вспомогательных силах Российской Федерации, в том числе с помощью давления или пропаганды.


Уже в ближайшие часы ООН может признать, что это является нарушением международного права. Это следует из Женевских конвенций, согласно которым государству-оккупанту запрещается принимать на службу в армии население с оккупированных территорий.


Мобилизация оккупированного населения в вооруженные силы является составом одного из самых тяжких преступлений, которые рассматривает Международный уголовный суд в Гааге (благодаря обращению Украины этот суд с 2014 года получил юрисдикцию над всей ее территорией, в том числе над Крымом).


Шестое.


Резолюция поднимает на поверхность еще одну проблему, о которой раньше речь не шла — право собственности. В ее тексте содержится призыв к РФ уважать украинское законодательство и отменить законы, введенные Россией в Крыму, позволяющие осуществлять принудительное выселение и конфискацию частной собственности в нарушение норм международного права.


Седьмое.


Отдельный акцент сделан на проблеме со свободой совести и религий — полицейские рейды, угрозы в адрес Украинской православной церкви Киевского патриархата, проблемы в работе мечетей и мусульманских религиозных учреждений, протестантской церкви, греко- и римо-католической церквей, преследования последователей организации «Свидетели Иеговы» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Также осуждается преследование мирных мусульман, которые вероятно входят в состав исламских организаций. Речь идет об уголовных делах против крымских мусульман, подозреваемых в членстве в Хизб ут-Тахрир — организации, которую Россия считает террористической. По подобным обвинениям 25 крымчан уже оказались за решеткой.


Преследование религиозных общин в Крыму — ежедневные реалии, которым, к сожалению, уделяется не так много внимания. Проект новой резолюции ООН исправляет эту несправедливость, четко указывая на проблемы различных религиозных групп на оккупированном полуострове.


Восьмое.


Резолюция приветствует поддержку Украиной СМИ и общественных организаций, которые были вынуждены покинуть Крым, и предоставление им возможности «работать независимо и без какого-либо вмешательства». В проекте содержится призыв к России «отменить решения, запрещающие культурные и религиозные учреждения, НПО, правозащитные организации, средства массовой информации».


Девятое.


Новая резолюция, как и предыдущая, затрагивает проблему доступа международных наблюдателей в Крым, однако на этот раз — обращает внимание на ограничение доступа не только с российской, но и с украинской стороны. В частности, речь идет о необходимости разработать «прозрачные, доступные, недискриминационные и оперативные процедуры и правила, регулирующие доступ в Крым для правозащитников, журналистов и адвокатов, а также возможность подачи апелляции (на отказ)».


О том, что действующее украинское регулирование въезда иностранцев в Крым создает ощутимые препятствия для правозащитников и журналистов, говорилось неоднократно. Правительство трижды вносило изменения в действующую процедуру, однако она остается бюрократической преградой для тех иностранцев, которые могли бы фиксировать нарушения прав человека и рассказывать о них миру, защищая жертв оккупации.


Упоминание этой проблемы в резолюции, соавтором которой является Украина, дает надежду, что Киев действительно заинтересован в ее решении.


Десятое.


Новая резолюция не только осуждает действия России в Крыму, но и «приветствует заявления Украины о том, что она обязуется защищать права человека и основные свободы всех своих граждан».


Резолюция обращает внимание на усилия Украины по поддержанию связей со своими гражданами, проживающими на оккупированном полуострове — экономических, финансовых, политических, социальных, информационных, культурных и прочих.


Это — важная веха для страны, у которой на четвертом году оккупации до сих пор нет стратегии возвращения и реинтеграции Крыма.


Страны, политика которой по Крыму часто напоминает басню про лебедя, рака и щуку, когда с высоких государственных трибун провозглашается, что Крым — это Украина, но сами крымчане в то же время признаются «нерезидентами» и страдают от различных проявлений дискриминации и ограничений. Например, они до сих пор лишены права голоса на местных выборах в местности, куда переехали после незаконной аннексии.


К слову, переселенцы, среди которых и крымчане, подали жалобу в Европейский суд по правам человека из-за невозможности участвовать в местных выборах по месту фактического проживания после переселения. Это дело уже передано на коммуникацию правительству Украины.


Резолюция ООН призывает облегчить крымчанам «доступ к демократическим процессам, экономическим возможностям и объективной информации».


Шансы на принятие


14 ноября проект новой резолюции о ситуации с правами человека в Крыму был поддержан в Третьем комитете Генассамблеи ООН, которая занимается социальными, гуманитарными и культурными вопросами.Это голосование является некой «генеральной репетицией» перед вынесением на Генассамблею: как правило, результаты мало отличаются.


К слову, вначале обсуждалась возможность того, чтобы оставить текст новой резолюции почти идентичным прошлогоднему. Было опасение, что в случае внесения значительных изменений Украина потеряет поддержку какой-то части государств. Как видим, этого не произошло: обновленный, усиленный проект решения поддержало почти такое же количество стран, как и в прошлом году: за проголосовало 71 государство, воздержались — 77, против — 25.


В ближайшие часы Генассамблея ООН должна окончательно утвердить этот проект.


Конечно, это не решит проблему оккупации как по мановению волшебной палочки. Но новая резолюция о ситуации с правами человека в Крыму станет еще одним кирпичиком в укреплении международной оценки и осуждения действий России. Каждый такой кирпичик приближает день, когда Крым вернется в Украину. Но кроме того, это решение станет важным сигналом для тысяч крымчан, которые страдают от ежедневных нарушений их прав.